Миницкий и Вегелин

ИССЛЕДОВАНИЯ | Статьи

Миницкий и Вегелин

Боровой С. Я.
Вопросы истории. 1971. № 8. С. 197–200

А. И. Герцен и Н. П. Огарев сумели, как известно, привлечь к сотрудничеству в своих заграничных изданиях большое число корреспондентов, проживавших в разных местностях России и занимавших самое различное общественное положение. Однако до сих пор не удалось выявить всех тайных корреспондентов «лондонских пропагандистов». Ниже речь пойдет о двух жителях Одессы, посетивших А. И. Герцена в 1858–1859 гг., — И. Ф. Миницком и А. И. Вегелине.

Имя Ивана Федоровича Миницкого нельзя найти в списках сотрудников «Колокола»1. О его связях с А. И. Герценом не упоминается и в биографической справке о Миницком, опубликованной в комментариях к переписке И. С. Тургенева2. Между тем своей легальной и подпольной литературной деятельностью он, безусловно, заслужил право не быть забытым. И. Ф. Миницкий окончил в 1852 г. юридический факультет Петербургского университета. Еще в студенческие годы он сблизился с И. С. Тургеневым. До 1865 г. они поддерживали дружескую переписку. Осенью 1852 г. Миницкий переехал в Одессу, где занял должность надзирателя, а затем старшего преподавателя географии в гимназии при Ришельевском лицее. В ноябре 1858 г. директор лицея возбудил ходатайство о предоставлении вакансии преподавателя русской литературы Миницкому как «обладающему отличными способностями и показавшему в последнее время наклонность к литературе»3. Однако этому плану не суждено было сбыться, и Миницкий еще несколько лет оставался учителем географии.

Но вернемся к 1858 году. В этом году издававшаяся с 1824 г. газета «Одесский вестник» по инициативе Н. И. Пирогова, тогдашнего попечителя Одесского учебного округа, была передана в ведение Ришельевского лицея. С этого момента она превратилась в один из передовых органов русской печати4. Активнейшим сотрудником газеты стал Миницкий. В его статье о женском воспитании, вызвавшей много откликов, осуждались «пустота светского образования», отсутствие у женщин «из высшего общества» любви к литературе и прочных нравственных воззрений («Одесский вестник», 1858, №. 40–41). В статье «По поводу состояния современной французской беллетристики» («Одесский вестник», 1858, № 18) автор писал, что до переворота 2 декабря 1851 г. французское общество «волновали самые крайние вопросы..., многие ожидали уже со дня на день пришествия грозного социализма», а сейчас вместо высоких «политических и социальных интересов» господствует пустота, бездумное стремление к жизненным благам, жажда обогащения и т. д. В «Заметках о Франции», опубликованных в другом одесском издании, Миницкий еще более резко осудил бонапартистский режим. Характеризуя разные направления общественно-политической мысли во Франции, он весьма обстоятельно и с почти нескрываемым сочувствием отзывался о социализме как о «стремлении к преобразованию общества»5.

Особого внимания заслуживает большая статья Миницкого «Русские Гамлеты» («Одесский вестник», 1858, № 75), посвященная проблеме «лишних людей» в русской литературе и в русской жизни. «Теперь время Гамлетов проходит. Их сменяют герои Тургенева и Бельтов», — писал автор. Так, не упоминая имени Герцена, бывшее под запретом, Миницкий рискнул назвать героя его повести «Кто виноват», давно не переиздававшейся и фактически изъятой из легального обращения. Приученные к языку Эзопа, читатели, очевидно, хорошо понимали, о ком идет речь. Миницкий выступал по важнейшей проблеме эпохи — по крестьянскому вопросу. В N 17 «Одесского вестника» за 1858 г. была помещена его статья «О существенных условиях процветания промышленного земледелия», в которой утверждалось, что «обязательный труд несравненно больше вреден народному хозяйству, нежели приносит пользы хозяину земледельцев, а потому для процветания земледелия необходимо: 1) чтобы в стране не было другого труда, кроме свободного.., 2) чтобы земля могла свободно переходить из рук в руки». Под статьей стояла подпись: «Помещик Б. ... уезда».

Почти на каждую «вредную» статью «Одесского вестника» откликалась в резком тоне другая одесская газета, выходившая на французском языке, — «Journal d’Odessa», которая находилась в ведении высшей администрации края. Обычно ее страницы были заполнены официальным материалом, коммерческой хроникой и театральными рецензиями. Но с 1858 г. она превратилась а орган, вступивший в яростную полемику с «Одесским вестником». Не оставила она без внимания и вышеупомянутую статью Миницкого. В одном из номеров «Journal d’Odessa» помещики Скаржинский (один из крупнейших землевладельцев Новороссии) и Рошаковский заявили, что «не могут разделять мнения автора статьи в вопросе о свободном труде» и считают, что у него якобы не хватило мужества открыть свое имя; они выражали сомнение, является ли он действительно помещиком. Тогда в N 33 «Одесского вестника» автор статьи назвал себя: И. Миницкий.

Но Миницкий не ограничивал свою публицистическую деятельность сотрудничеством в легальной газете. В том же 1858 г. он установил непосредственную связь с А. И. Герценом, находившимся тогда в Лондоне. Дело в том, что в июне 1858 г. Миницкий получил заграничный отпуск. О своих впечатлениях от поездки он рассказал в «Заграничных письмах», публиковавшихся в «Одесском вестнике» (пять — из Парижа, два — из Лондона). Сами по себе эти письма малоинтересны. Но важно другое — факт посещения Миницким Лондона в августе 1858 года. По-видимому, именно тогда он встретился с А. И. Герценом и договорился с ним о сотрудничестве в его изданиях. Корреспонденция в «Колоколе» из Одессы была опубликована в N 22, датированном 1 сентября 1858 г., а лондонские письма Миницкого были датированы 15(27) и 17(29) августа (см, «Одесский вестник», N 105–106). Значит, эта корреспонденция была сдана в печать в дни пребывания Миницкого в Лондоне. Статья, о которой идет речь, — «Письмо к гр. Строганову, генерал- губернатору Новороссийского края» — была посвящена помещице деревни Курпино, Тираспольского уезда, Херсонской губернии, которая совершила ряд преступлений даже с точки зрения крепостнического законодательства: она разорила своих крестьян; продавала девушек 15 — 25 лет; засекла насмерть крестьянина. Статья была подписанз «К. О.», и под ней были обозначены дата — 1 августа и место написания — «Крейценах». Но Миницкий все же был неосторожен и выдал свою прямую причастность к статье. В ней говорилось, что о преступлении Клопотовской было сообщено властям ее соседкой «помещицей Миницкой» (не родственницей ли Миницкого?). В бесчинствах Клопотовской не было ничего необычного, но то, что этот факт стал достоянием гласности и что о нем узнали в Лондоне, произвело в Новороссии огромное впечатление. Как писал несколько позже с большим удовлетворением «Колокол» (N 39 от 1 апреля 1859 г.), о статье «Письмо к гр. Строганову» «говорили не только в городах, говорили громко в местечках, где бывают воскресные ярмарки; редкий мужик в Тираспольском уезде не знает о том, что „про Клопотовскую“ напечатали где-то за границей». Вероятно, Миницкий входил в ту одесскую группу, возглавленную С. С. Громской6, которая в 1858–1859 гг. поддерживала постоянные контакты с Лондоном и посылала А. И. Герцену разнообразные корреспонденции. В те годы Одесса упоминалась в «Колоколе» чаще, чем какой-либо другой город России, кроме столиц (см. «Колокол», 1858. №№ 20, 23; 1859. №№ 32–33, 39, 42–43, 45, 47, 52, 55, 56. Последний номер почти целиком был посвящен деятельности одесских властей). Не удивительно, что предположения о возможной связи Миницкого с «Колоколом» дошли до «начальства». С 1859 г. связи Миницкого с А. И. Герценом, очевидно, прерываются.

Другим малоизвестным одесским посетителем А. И. Герцена являлся Александр Иванович Вегелин, бывший поручик Литовского пионерного батальона. Он был членом связанного с декабристами «Общества Военных Друзей». Распропагандированные его участниками солдаты пионерного батальона отказались 24 декабря 1825 г. присягнуть Николаю I. «Общество Военных Друзей» пыталось вовлечь в движение и соседние воинские части, но это ему не удалось. Через несколько дней 13 активных участников общества, в том числе Вегелин, были арестованы и предстали перед военным судом. Суд отнес Вегелина к группе наиболее виновных. Он так же, как и его двоюродный брат капитан Г. К. Игельстром, оказался среди тех четырех «заговорщиков», которых приговорили к смертной казни. По «конфирмации» смертную казнь Вегелину заменили в апреле 1827 г. ссылкой на каторжные работы с последующим поселением в Сибири. В 1832 г. он был водворен на поселение в с. Стретенское, Иркутской губернии, а в 1837 г. по ходатайству родных определен рядовым в Кавказский отдельный корпус. Впоследствии его произвели в офицеры. В чине подпоручика Кабардинского егерского полка он был уволен в отставку 27 января 1843 г. и поселился в Полтаве, где находился под строгим надзором7.

О «полтавском периоде» жизни А. И. Вегелина известно только то, что сообщил в своей заметке краевед И. Ф. Павловский. Он выяснил по архивным документам, что Вегелин прибыл в Полтаву в мае 1843 г., но уже в июне того же года просил разрешения переехать в Орловскую губернию, где ему была предложена должность управляющего поместьем барона И. Вревского. Однако военный министр отказал Вегелину в его просьбе. Все же осенью 1844 г. ему разрешили отлучаться в Одессу и в Новую Прагу (Херсонской губ.) по «собственным делам» и для свидания с начальником 2-й кирасирской дивизии генералом Эссеном, женатым на его племяннице8. Как долго пробыл Вегелин тогда в Одессе и посещал ли этот город в последующие годы (до окончательного переезда туда), неизвестно. В биографической справке о Вегелине, составленной В. Л. Модзалевским и А. А. Сиверсом, указано: «Умер весной 1860 г. в Одессе, где заведовал минеральными водами»9 (год смерти указан неверно).

 

Вегелин, очевидно, переехал в Одессу только к концу 1858 года. Э. С. Андреевский (1809–1872 гг.), врач, в ту пору богатый землевладелец и домовладелец, занимавший видное место в одесском «высшем обществе» и придерживавшийся умеренно либеральных воззрений, 7 января 1859 г, занес в свой дневник: «Встретил я Ал. Ив. Вегелина. А. И. Вегелин заведует теперь одесскими минеральными водами. Он брат генеральши Граве; много видел в своей жизни и человек очень любезного характера. Он был замешан по 14 декабря, провел 13 лет в Сибири»10. Вегелин действительно служил (не заведующим, а помощником заведующего) в «Компании Одесского заведения искусственных минеральных вод». Эта компания, созданная в 1829 г., стала вторым по времени основания акционерным обществом России. В самой форме ее организации имелось нечто «либерально-европейское». Одним из организаторов и владельцем значительной части акций являлся князь М. С. Воронцов. Прочие акции принадлежали «верхам» одесского общества (причем не финансовым, а «интеллектуальным»). Задачи общества были в известной мере научными и «общественно-полезными»: создать на основе тогдашних достижений химии искусственные минеральные воды с определенными лечебными свойствами. В городском саду компания соорудила павильон, который превратился в место встреч одесской светской публики11. Благодаря причастности к «Компании Одесского заведения искусственных минеральных вод» Вегелин был вовлечен в деятельность некоторых медицинских учреждений. Так, его избрали секретарем «Одесской больницы для приходящих»12, а 5 января 1859 г. — секретарем «Попечительного комитета о кормилицах и их детях»13. Но общественная активность бывшего декабриста не исчерпывалась филантропической деятельностью. Выясняется, что Вегелин был связан с «лондонскими пропагандистами». В «Journal d’Odessa» от 5 августа 1859 г. среди списка отъезжающих за границу есть такая запись: «Александр Вегелин, подпоручик в отставке, вместе с племянницей Марией Граве, дочерью генерал-майора». А. 4(16) сентября И. С. Тургенев писал из Парижа А. И. Герцену: «Недели через две явится к тебе человек, которого ты наверное хорошо примешь — декабрист Вегелин, который желает с тобою познакомиться. Он привезет тебе от меня две важные, рукописи, которые мне были доставлены для П[олярной] З[везды], во время моего пребывания в Виши»14.

К сожалению, ничего не известно. о встрече А. И. Герцена с Вегелиным; о том, какой материал тот привез ему; были ли доставленные рукописи использованы Герценом... Н. Я. Эйдельман, определивший большое число авторов материалов, опубликованных в «Полярной звезде», или тех посредников, при содействии которых эти материалы попали в Лондон, имени Вегелина не упоминает15. Осенью 1859 г. Вегелин возвратился в Одессу. В ноябре того же года он скончался... Поездка бывшего декабриста к А. И. Герцену с материалами для вольной печати представляется фактом по-своему символичным, и он, думается, тоже должен найти свое скромное место в истории общественного движения в России.

 

Примечания

1См. М. Клевенский. Герцен-издатель и его сотрудники. «Литературное наследство». Т. 41–42. М. 1941, стр. 572–620.

2И. С. Тургенев. Полное собрание сочинений. Письма. Т. 2. М. 1961, стр. 676.

3Одесский областной государственный архив, ф. 44, оп. 3, д. 12, лл. 218–219. 4«Одесский вестник» «пироговской поры» заслуживает особого изучения. Жалобы на «вредное» направление газеты, представленные новороссийским генерал-губернатором Строгановым и губернским лредводителем дворянства, а также соответствующие распоряжения цензурного ведомства частично опубликованы (см. «Русская старина», 1898, январь, стр. 49–72; февраль, стр. 297–326; А. Егоров (Конспаров). Страницы прошлого. Т. 2. Одесса. 1913,. стр. 40–43; «Колокол», 1858, №№ 42–43. В 1859 г. «Одесский вестник» был возвращен в ведение начальства Новороссийского края. Трения, возникшие между Пироговым и местной администрацией из-за «неправильного» руководства газетою, были основной причиной перевода Пирогова из Одессы а Киев.

5«Новороссийский литературный сборник». Одесса. 1859, стр. 263.

6Степан Степанович Громека (1823-1877 гг.), превратившийся из жандармского подполковника в либерального публициста, некоторое время умело выполнял функции агента «Колокола» в Одессе. Впоследствии он вернулся в министерство внутренних дел и дослужился до должности губернатора. 11 декабря 1859 г. Громека писал Герцену: «Ивана Федоровича Миницкого сильно прижали было по подозрению за доставленные вам сведения; губернский предводитель Касьянов (Касинов. — С. Б.) обещал публично дойти его; Строганов тоже начал было наседать, но я успел кое-как смягчить первые перуны...» («Литературное наследство». Т. 62. М. 1953, стр. 112).

7Приведенной справкой почти полностью исчерпываются сохранившиеся сведения о Вегелине (см. «Дела и дни», 1920, т. 1, прим. на стр. 244). В сокращенном виде эта справка была перепечатана в примечаниях к «Алфавиту декабристов» (см. «Восстание декабристов». Т. VIII. Л. 1925, стр. 237, 293); см. также «Деятели революционного движения в России». Т. I. 1927, стр. 34.

8И. Ф. Павловский. О декабристах Вегелине и Игельстроме. «Русская старина», 1911, № 12, стр. 670.

9Восстание декабристов». Т. VIII, стр. 293.

10«Из архива К. Э. Андреевского». Т. I. Одесса. 1913, стр. 186.

11Подробнее см. «Исторический очерк 75-летия существования "Компании Одесского заведения искусственных минеральных вод, основан, в 1829 г.". Одесса. 1906.

12«Новороссийский календарь на 1860 г.». Одесса. 1859, стр. 405.

13«Journal d’Odessa», 1859, N 22.

14И. С. Тургенев. Письма. Т. 3. М. 1961, стр. 340, прим.; стр. 621.

<

15См. Н. Я. Эйдельман. Тайные корреспонденты «Полярной звезды». М. 1966.