М. П. Бестужев-Рюмин. Письмо к С. М. Мартынову 6 января 1824 г. [1825 г.]

ДОКУМЕНТЫ | Переписка

М. П. Бестужев-Рюмин. Письмо к С. М. Мартынову 6 января 1824 г. [1825 г.]

Декабристы. Летописи Государственного литературного музея. Книга 3-я. М., 1938. С. 81–83.

[Опубликованный  перевод местами не совсем точен, а знаки препинания и абзацы не вполне соответствуют рукописному тексту (и даже опубликованному французскому). Мы восстанавливаем абзацы, логические тире и другие знаки препинания по рукописи, а в конце публикации после исходных примечаний размещаем смысловые примечания Е. Шуваловой к переводу.

Год на письме проставлен ошибочно — 1824 вместо 1825, что достаточно достоверно определяется по другим письмам, относящимся к теме женитьбы: письму к С. М. Мартынову С. И. Муравьева-Апостола от 4 сентября 1824 и письму С. М. Мартынова к М. П.Бестужеву-Рюмину от конца ноября 1824, из которых понятно, что Мартынов впервые встречается с Волконским только осенью 1824 года. Тон и содержание самого письма так же свидетельствуют о том, что Бестужев получил окончательный отказ, что так же позволяет отнести его к началу 1825 год.]

 

 Васильков. 6 января 1824 г.

М. П. Бестужев-Рюмин — С. М. Мартынову1.

Поздравляю вас с новым годом, дорогой кузен, и желаю всего того, что может пожелать своему благодетелю человек, неспособный забыть оказанные ему услугиa. — Я не обвиняю вас в том горе, в которое повергло меня ваше письмо2. Что вы могли сделать? В особенности в письмахb. Что меня удивляет в высшей степени это ответ, полученный, по вашим словам, от моих родителей, между тем как именно матушкаc сказала мне в прошлом году, что она желала бы меня видеть женатым еще при ее жизни, чтобы ей самой устроить мое хозяйство.

Впрочем, я прошу только о разрешении [вступить в брак]. Мадемуазель Бороздина имеет свое собственное состояние, которое ей принадлежит на законном основании; ее имение сдано в аренду и приносит ежегодно чистого доходу 20 000 рублей.

Если я желал, чтобы мои родителиd ассигновали мне сумму, достаточную для женатого человека, не имеющего склонности к безумным тратам, то это для того, чтобы не бытьe в денежной зависимости от жены с первого же дня после свадьбы.

 

Я имел правоf по крайней мере ожидать, что родители мои будут настолько великодушны, что всесторонне познакомятся с моим положением, прежде чем одним росчерком пера разочаровать меня в жизни, в которой я уже испытал столько горестей, в жизни, которую надежда начинала чуть-чуть окрашивать в светлые тонаz. Вы не можете себе представить ужасное будущее, которое меня ожидает. К счастью, возле меня находится. друг, который разделяет мои печали3 , утешить меня в них было бы сверх его сил. Не подумайте же, что я хочу вас испугать, намекая вам на самоубийство. Нет, я не покушусь на жизнь, с которой может быть, соединена жизнь моих престарелых родителей. Они могут ошибаться, но желать мне зла — это невозможноh. Причина образа действий моих родителей, на мой взгляд, заключается в их убеждении, что я глупец, которого всякий может провестиi в собственных интересах. Я не знаю, утешительно ли такое мнение о 24-летнем сыне, но мне хочется верить, что оно несправедливо.

Прощайте, дорогой кузен, я слишком страдаю и телом, и душой, чтобы писать вам больше, хотя у меня есть еще много важных вещей, чтобы сообщить вам. Было бы бесполезноk уверять вас в неизменной привязанности преданного вам Бестужева.

 

Целую ручки моей кузины, повторяя ей мою искреннюю благодарность за дружбу, которую она ко мне сохраняет и о которой с восторгом рассказывает мне Волконский4 при каждом нашем свидании. Целуюl Софью и всех остальных ваших детей5.

 

Я забыл вам сказать об одной любезности моего полковникаm6, которая тронула меня до слез. Узнав, не знаю каким образом, что я собираюсь жениться, он пришел ко мне, чтобы предложить 10000 руб. на неопределенный срок и за маленький процент — 6%. Но если бы вы знали, с какой деликатностью он опровергал все то, что я говорил против себя. Впрочем, услуга, которую он хотел мне оказать, только увеличила бы список тех услуг, которые я уже получил от него.

 

Французский текст

Wassilkoff, 6 Janvier. 1824.

Je vous félicite avec la nouvelle année, cher cousin, et vous souhaite tout ce qu’un homme, incapable de perdre le souvenir des services qu’on lui a rendu, peut souhaiter à son bienfaiteur. — Je ne vous accuse pas du malheur où votre lettre m’a plongé. — Qu’y pouviez-vous? — Sur­tout dans une correspondance. Ce qui m’étonne au plus haut degré, c’est la réponse que vous dites avoir reçue de mes parens; Maman m’ayant expressément dit l’année passée qu’elle désirait me voir marié de son vivant, afin de pouvoir elle même monter mon ménage. — Je ne demande d’ailleurs que l’autorisation. — Mlle Borosdine a une fortune qui lui appartient en propre légalement; ce bien est affermé et rap­porte annuellement un revenu net de 20000 r. — Si je désirais que mes parens m’assignassent une pension suffisante pour un homme marié qui n’aurait pas le goût des folles dépenses; c’est pour ne pas me trouver dès le lendemain des noces sous la dépendance pécuniaire de ma femme.

Je devais au moins m’attendre à ce qu’on aurait la générosité de prendre une ample connaissance de ma situation, avant de désenchan­ter d’un coup de plume une vie où j’ai déjà éprouvé de si amers chagrins! Une vie que l’espérance commençait à peine à colorer! — Vous ne pouvez vous figurer l’effroyable avenir qui m’attend. — Par bonheur j’ai auprès de moi un ami qui partage mes peines; m’en consoler se­rait audessus de ses forces. N’allez pas croire que je prétende vous alarmer en vous faisant sous-entendre le suicide. — Non. — Je n’attente­rai pas une vie, à laquelle est peut être unie celle de mes vieux pa­rens! — Ils peuvent s’abuser; mais me vouloir du mal — cela est impos­sible. Ce que je vois au fond de tout cela, c’est qu’ils sont persuadés que je suis un benêt, que chacun éconduit pour son intérêt particulier. — Je ne sais si une telle opinion d’un fils de 24 ans est consolante; mais je me plais à croire qu’elle n’est pas juste.

Adieu, cher cousin. Je suis trop souffrant de corps et d’âme pour vous en écrire davantage quoique j’aie encore beaucoup de choses essentiel­les à vous dire. — Il serait inutile de vous assurer de l’attachement inal­térable de

Votre dévoué Bestougeff

Je baise les mains à ma cousine, lui réitérant mes sincers remercimens pour l’amitié qu’elle me conserve, et dont me parle Wolkonsky avec emphase, toutes les fois que nous nous voyons. J’emb'isss So­phie et tous vos autres enfans.

J’ai oublié de vous parler d’une amabilité de mon colonelqui m’a touché jusqu’aux larmes. Ayant appris je ne sais comment que je de­vais me marier, il vient chez moi, pour me proposer 10 000 r., pour un terme indéfini et au modique intérêt de 6 pour cent. — Mais si vous sa­viez avec quelle délicatesse il réfutait tout ce que je lui objectai con­tre moi! — Au reste le service qu’il voulait me rendre, n’eut fait qu’ajou­ter au grand nombre de ceux que j’ai déjà reçu de lui, dans plus d’un genre.

ПРИМЕЧАНИЯ

1Фамилия адресата написана карандашом на самом письме. Что оно действительно написано к Савве Михайловичу Мартынову, мужу двоюродной сестры Бестужева-Рюмина, выясняется из статьи Б. Л. Модзалевского «Страницы из жизни декабриста М. П. Бестужева-Рюмина», напечатанной в изданном Академией наук СССР сборнике материалов «Памяти декабристов». Т.III, Л., 1926 г., стр. 202–227; в ней опубликовано письмо Бестужева-Рюмина к Мартынову от 16 ноября 1824 г., по своему содержанию примыкающее к письму, опубликованному нами.
2В письме идет речь об отказе родителей Бестужева-Рюмина в разрешении на брак с Екатериной Андреевной Бороздиной, племянницей Н. Н. Раевского и декабриста В. Л. Давыдова. Б. Л. Модзалевский, имевший в своем распоряжении только письмо Бестужева-Рюмина от 16 ноября 1824 г., считал невестой Бестужева-Рюмина Е. А. Давыдову, тоже племянницу Раевского и декабриста Давыдова. М. А. Цявловский в своей публикации «Письмо К Н. Бестужева-Рюмина к Л. Н. Толстому о декабристе М. П. Бестужеве-Рюмине> («Декабристы и их время. Труды Московской и Ленинградской секций по изучению декабристов и их времени», т. 1. Изд-во политкаторжан, М.., стр. 206–209) указывает на существование у Давыдова другой еще племянницы, Екатерины, и замечает, что Модзалевскому «следовало бы указать, на основании каких соображений он видит в Catherine письма М. П. Бестужева-Рюмина Е. А. Давыдову». Публикуемое письмо окончательно разъясняет, что невестой Бестужева-Рюмина была Е. А. Бороздина; после его неудачного сватовства она в следующем, 1825 году, вышла замуж за декабриста, В. Н. Лихарева.
3Намек на С. И. Муравьева-Апостола.
4Волконский — декабрист Сергей Григорьевич.
5Кроме Софьи у Мартынова были еще два сына и две дочери.
6Командиром Бестужева-Рюмина был декабрист В. К. Тизенгаузен.

***

Примечания к переводу

aДословно: «Я поздравляю вас с новым годом, дорогой кузен, и желаю вам всего, что человек, неспособный забыть оказанные ему услуги, может пожелать своему благодетелю».
bДословно: «В особенности посредством переписки».
cДословно: «матушка прямо / недвусмысленно».
dВ рукописи слово с большой буквы.
eДословно «Не оказаться».
fДословно: «Я должен был».
zДословно: «В жизни, которую надежда начала немного украшать».
hБолее точный вариант перевода «Что я вижу за всем этим, так это то, что они убеждены, что я глупец (простак)…».
iДословно «которому всякий может отказать ради собственного интереса».
kДословно: «Нет необходимости».
lДословно: «Обнимаю».
mВ рукописи слово большой буквы.