Нарзана

ДОКУМЕНТЫ | Документы | Ф. П. Гааз. Мое путешествие на … ксандровские воды

Нарзана

В 30 верстах от Константиногорска правительство заняло небольшой участок рядом с пограничной зоной, дабы иметь в своем распоряжении минеральный источник Нарзана, который из-за кисловатого вкуса получил название Кислых Кавказских вод. Переехав Байгунду, оказываешься на небольшом плато, завершающем горы и идущим вдоль левого берега Подкумы. На полдороге стоит казачий отряд, который каждое утро выставляет посты в округе, возвращаясь лишь к вечеру. Некоторые казаки с приближением ночи уходят «в секрет», посты которого стоят в никому не известных местах. Во избежание пули с секретного поста не стоит после захода солнца выходить из Константиногорска1.

Лошадей меняют около казачьего поста, в случае, если не удалось нанять извозчика до Нарзаны, что всегда предпочтительнее. Я бы рекомендовал переезжать речку Ессентук, где расположен казачий пост, на своих лошадях, ибо крутой спуск и подъем речных берегов затрудняют ее переход и осложняют управление лошадьми. Надо знать, что казачьи лошади не привыкли к упряжке, а запряженные насильно, начинают тянуть равномерно только шагов через сто, а то и целую версту.

Черкесы отправляются за добычей

Речка Ессентук образует границу большой Кабарды и отделяет Кавказскую линию от губернии. Переехав эту речку, оказываешься в совсем другой местности. Самая лучшая дорога (настоящее природное шоссе) идет вдоль горы, слева от которой есть лощина, где, стремительно неся свои воды, вьется Подкумок. В некоторых местах река образует впадины, прорезывающие дорогу, которые займут всю лощину, если вовремя не поставить плотины для сдерживания изменчивого течения реки.

 На этом же берегу есть очень высокий холм, называемый Машин Курган, на вершине которого всегда стоит часовой. Чтобы подойти к этому холму, надо пересечь овраг по такой узкой тропинке, что едва можно удержаться от страха. Однако несчастных случаев не случалось. Около Машина Кургана есть пещера, хорошо известная здешним казакам. В своем труде я только сообщаю об ее существовании, ибо люди, для которых это сообщение представляет интерес, могут туда пойти.

Любопытно, что маленькие холмики с другой стороны долины похожи на артиллерийские батареи. Дальше Машина Кургана до перехода через речку по обеим сторонам гор видны два небольших ручейка, сливающихся с Подкумком в форме креста. Здесь же находится необычной формы гора, которую я назвал Кафедрой. Открывшийся отсюда вид на Эльбрус с двумя раздвоенными вершинами вызвал восхищение господина барона де Витингоффа.

Вся эта местность, которая вблизи Константиногорска представляла собой сплошную пустыню, по мере приближения к Нарзане все больше вызывает мысль о чем-то значительном, а необычные остроконечные вершины Кавказских гор поднимаются амфитеатром, в глубине которого покоится драгоценный источник Нарзаны.

Он похож на бассейн, зажатый между невысокими горами, которые   становятся все выше и выше, пока не превращаются в снежные вершины. Растительность здесь красивей и богаче, чем в других местах. Однако тут не видно даже следов деревьев или кустарников. Все склоны гор, окружающих и венчающих источник, покрыты травой, которая исчезает по мере приближения к голым вершинам в форме террас.

Трудно дать описание незнакомой местности так, чтобы ознакомить читателя со всеми ее особенностями и дать представление о характерных чертах ее топографии. К тому же я не был здесь достаточно долго для того, чтобы хорошо узнать, понять отличия и связать воедино все те сведения, рассказ о которых не станет занимательным и понятным до тех пор, пока не будет завершен. В тот самый момент, когда я собирался остаться в Нарзане и там подлечиться, я вынужден был остаться в Константиногорске, дабы разделить и облегчить ужасное несчастье, постигшее семью Витингофф. На Нарзанской дороге их экипаж, перевернулся, и юная баронесса2 получила тяжелый и осложненный перелом ноги. Полное выздоровление больной явилось для меня единственным утешением за то, что я не смог провести намеченные мною дальнейшие исследования драгоценного источника. Все мои посещения этих вод были кратковременными, и я не мог ни доставить сюда пневматический аппарат, ни провести опыты с реактивами.

Сегодняшняя долина не столь болотиста, как во времена знаменитого Паллас. От стоячих минеральных вод, о коих он упоминает, не осталось и следа.

Диаметр бассейна этого источника от пяти до семи аршинов. В четырех или пяти местах вода бьет ключом и пенится. На поверхности пузыри прозрачные, но вся бурлящая масса мутная из-за песка, который выбрасывается на поверхность сильной струей воды. Песок этот темно-коричневого цвета, очень чистый и крупный. В стакане с водой он сразу же оседает на дне. Но, похоже, количество его уменьшилось: при быстром зачерпывании воды он едва покрывает дно стакана, в то время как Паллас утверждал, что едва погруженный в воду стакан больше чем наполовину заполнялся коричневым песком.

Уменьшение количества песка может быть вызвано тем, что, оседая на дно бассейна, песок закупоривает отверстия, из которых бьет вода и, таким образом, снижает силу захватывающего его водного потока. В протоке, по которой вода вытекает из бассейна, песка нет, тогда как он покрывает края бассейна, образуя волнообразные пласты.

Этот источник Нарзаны обильнее всех вместе взятых серных источников Мечухи. Выходящая из его бассейна протока представляет собой ручеек, с которым сливаются текущие по этой маленькой лощине речки Козада и Элькума.

Вид на Эльбрус, 1841 г.

Все вместе они называются источниками Нарзана, который впадает в Подкумок.

Чтобы уберечь источник от возможного слияния с речными водами, был прорыт канал, отделяющий его от речки Козады. Находятся люди, утверждающие, что с тех пор, как русло реки повернули, Нарзанный источник стал слабее, и объясняют это отсутствием давления речных вод на места выхода ключей на поверхность. Но, кажется, этот факт столь беспочвен, сколь и подобные утверждения. Люди, пользующиеся им в течение двадцати лет, уверяли меня, что он остался прежним, и что не далее как в прошлом году в конце августа он бил сильнее, чем когда-либо.

Существует легенда, что черкесы из зависти или шутя полностью засыпали старый источник, но спустя некоторое время вода появилась вновь в том же месте, откуда бьет сейчас.

Видя этот источник таким сильным и глубоким, приходишь к мысли, что если он был просто завален, то об этом свидетельствовали бы более заметные следы, нежели те, на которые указывают. Мнения на этот счет расходятся: одни считают, что это случилось десять лет назад, другие — шесть, третьи —пятнадцать или двадцать. Никто не знает этого точно. 17 лет назад Паллас слышал такую же неясную историю.

Хочется сказать еще об одном удивительном факте. Рядом с источником находятся огромные блоки из туфа, покрытые опавшими листьями деревьев и стеблями растений. Там же видны большие стволы деревьев. Некоторые блоки не покрыты землей и лежат отдельно, другие же, покрытые травой, сливаются с горой. Паллас утверждал, что они несомненно образованы отложениями вод ключа. По крайней мере так же легко предположить, что они были доставлены сюда морем из дальних краев, как и вообразить в этой долине наличие изменений, способных распределить эти блоки подобным образом. У меня есть прекрасные образцы этого туфа с отпечатками следов растений. Сегодня источник не дает подобного осадка. Сток абсолютно чистый, только в начале его видны известковые вкрапления цвета желтой охры.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

Примечания по сравнению с печатным изданием, с которого осуществлена данная публикация, дополнены и расширены.  Автор комментария, впрочем, в полной мере сознает его недостаточность и в нынешнем виде.  — Ю. М.

1Места действительно опасные. Несколькими годами раньше путешествующий по этим местам Ю. Клапрот не смог добраться до некоторых источников из-за нападения чекесов: «Наш путь из Карасса пролегал мимо подножья Машука, прямо к Подкумку, через довольно ровную территорию, а затем через низкую долину, в которой он течет к маленькой крепости Константиногорск, расположенной на левом берегу этой реки; где мы и остановились на ночлег. Это место, вместе с фортом Кумской, или Ключевой, расположенное в 15 верстах к юго-востоку, на южном подножье горной цепи Темир-Кубешек, может считаться внешним укреплением Георгиевска на этой стороне и по этой причине достаточно сильно наводнено войсками. Следующим утром мы очень рано отправились к минеральному источнику, удаленному на 32 версты. Дорога сперва лежала вдоль левого берега Подкумка через ровный участок возделанной черкесами и абассами земли, через речки Псипша (Черная вода) и Гурмик, к Ессензуку, или Маленькому Эссену, являющемуся более крупной рекой и, как и первая, впадающей с левой стороны в Подкумок. Отсюда край становится более гористым и скалистым. Мы не следовали по обычной дороге, что лежит через каменный мост через реку, находящийся в нескольких верстах, а близко держались ее берега. Через каких-то 20 верст от Константиногорска мы перешли вброд через обломки известняка Подкумок, здесь имеющий очень быстрое, но не очень глубокое течение. От этого места до минерального источника близ речки Нарзан, в переводе «Напиток нартов», 12 верст; мы миновали полпути, когда на расстоянии каких-то нескольких сот шагов вдруг появился отряд из сорока или пятидесяти черкесов, начавших по нам стрелять. Так как моя компания, включая данных для моей охраны казаков, составляла не более десяти человек и мы не чувствовали желания испытывать нашу судьбу против в четыре раза большего числа хорошо вооруженных черкесов и абассов, мы сочли более благоразумным возвратиться назад; что мы и проделали; оставивший нас в покое противник неподвижно наблюдал за нашим отступлением. Я предложил казацкому хорунжию, меня сопровождавшему, предпринять иной и более окольный путь к источнику, вдоль Подкумка к притоку Нарзана, а затем по этой реке; но, так как он не продемонстрировал желания испробовать это и счел это слишком опасным, я вынужден был оставить свое намерение посетить источник и возвратился в Константиногорск; где на следующий день было получено известие, что противник, с коим мы столкнулись, в настоящее время попытался захватить и разрушить источник; но этого ему, однако, сделать не удалось».(Ю. Клапорт. Описание поездок по Кавказу и Грузии, в 1807 и 1808 гг.)

2У барона в этот момент две юные дочери — Анна Шарлотта (1795–1832) и Шарлотта Вильгельмина (1796–1841), о которой конкретно тут идет речь, установить из текста невозможно.