Отрывки из писем жены английского посланника, 1825–1826 гг.

Подлинные письма из России. 1825–1828. — Дмитрий Буланин, 2011

Отрывки из писем жены английского посланника Эдварда Кромвеля Дисборо Анны к родственникам 1825–1826 гг. имеющие отношение к восстанию декабристов

С. Петербург, 26 ноября\8 декабря 1825 г.

...Вы себе не представляете, как выряжаются здешние барышни и в какие сочетания: желтые платья, отороченные небесно-голубыми или красными цветами, голубые платья поверх розовых комбинаций и т.д. и т.п. и всегда в драгоценностях!..

P.S. Вот уж не гадала, что прибавлю подобный P.S. Произошло в высшей степени печальное событие. Скончался император.

 


Имп. Елизавета Алексеевна в трауре

 

2\14 декабря 1825 г.

...Траур будет длиться год. Его начальный период будет унылым до ужаса. Порядок пока еще не объявлен, и потому мне пока мало что известно, за исключением того, что платья должны будут быть из обыкновенной черной фланели (до чего неприглядно!)... Со времени печального известия таверны совершенно опустели. Удивительный знак выражения народного горя...

 

5\17 декабря 1825 г.

...Порядок траура еще не опубликован. Я слышала, что будет выставлен манекен, одетый по образцу, и что нам будет строго предписано носить черную фланель. У меня есть мысль перекрасить несколько моих старых желтых комбинаций и сделать из них платье. Увы, вот времена! Я вздыхаю над своей бархатной шубкой, которую надела всего трижды, и над пятью платьями, которых и вовсе не надевала; затем воображаю роскошную мантию для коронации, и черную для похорон, и вздыхаю опять, глубже вдвойне...

 

12\24 декабря 1825 г.

...Меня отвлекли г-да Геккерн и Кильмансегге. По их наущению я сняла траур и поехала посмотреть на церемонии в Казанской церкви и послушать хвалебный молебен. Как только я поднялась на лестницу, вдруг, откуда ни возьмись, появился сэр Даниель Бейли, со страшно вытянутым лицом. Он сказал нам не волноваться, но один из полков отказался присягнуть Николаю; двое из офицеров и генерал взяты на штык; они уверены, что Константин сидит в заключении в Петербурге, и не хотят никакого другого императора, кроме него. Прямо сейчас, в эту самую минуту, они выстроились на Place d'Isaac, вооружены до зубов, и только Господь знает, что за этим последует. Каждый момент я ожидаю услышать стрельбу. Кавалергарды мирно приняли присягу Николаю и сейчас собирают силы, чтобы подавить это неповиновение. Генерал был-таки убит, а офицеры, насколько я знаю, только ранены.

На нашей набережной — полнейшее спокойствие. Как и обычно, расчищается каток, люди снуют туда-сюда через реку. Не видно, чтобы собирались толпы любопытных ни по ту сторону реки, ни даже вблизи Адмиралтейского моста, который, как тебе известно, находится прямо напротив сцены действия. Оба, Джон и мистер Дисборо, в отсутствии, и поэтому я тревожусь, как вы легко можете догадаться.

Какие же невероятные слухи здесь выдумывают! Согласно одному, императрица Елизавета в положении; согласно другому, банк Англии приостановил платежи, и лорд Странгфорд (посол) немедленно отъезжает, чтобы этому способствовать.

Половина четвертого. Я прошлась по набережной. Мятеж находится в той же стадии; слышны частые ликующие выкрики. С адъютантом императора вести переговоры они не хотят. Согласно молве, народ весь целиком за Константина. По-моему, на правительстве лежит сильная вина в том, что оно играло чувствами народа, пытаясь держать его в полном неведении, и таким образом вызвав в нем подозрения. Говорят, что генерал Милорадович (комендант города) ранен в бок. Со всех сторон надвигаются войска, чтобы окружить мятежников. Несчастные, введенные в заблуждение люди, они вряд ли даже заслуживают это определение!

Они (правительственные войска) только что открыли по ним стрельбу. Наиболее вероятно, что отступать они будут по направлению к нам, несчастные создания. Как я сожалею о том, что свершилось кровопролитие!

Есть слухи, что вчера пришла весть о смерти императрицы Елизаветы, но старой императрице ничего об этом не доложили. Невозможно все жене пожелать, чтобы эти слухи оказались неверными.

Половина десятого. Слышать стрельбу было ужасно. Каждый ее залп вонзился мне прямо в сердце. Я не знаю других подробностей, кроме того, что на этот момент все тихо и что бунтовщики отступили за реку и рассеялись. Они были из Московского полка, к которому присоединился батальон Финляндского. Помнишь, как мы слушали их оркестр в их расположении? Тот вежливый офицер, который умолял нас подойти? Сейчас он - один из бунтовщиков. Его зовут Титов. Зевак было убито большее количество, чем солдат; говорят, что около сотни. В отношении генерала Милорадовича, а также раненого офицера, унесенного в дом графа Лаваль, надежд нет никаких. Оба моста, которые вблизи от нашего дома, находились под охраной, а основная стрельба происходила с тыльной линии; все сообщения посередине были отрезаны. Всякий подступ к Place d'Isaac был перекрыт.

Если я тебя еще не утомила, завтра напишу больше. Ты — единственный человек, с которым я имею возможность пообщаться. Лорд Блумфилд написал Джону, что ты оставил Стокгольм. Температура поднялась от двенадцати ниже нуля до четырех выше.

16/28 декабря. Боясь, что преувеличенные слухи о том, что случилось здесь в понедельник, доберутся до тебя быстрее, чем курьер доберется до Англии, я посылаю тебе несколько строчек, чтобы сообщить, что мы все живы, здоровы, целы и невредимы и что в городе совершенно спокойно. История эта оказалась крайне печальной, однако обошлась без плохих последствий, насколько это только возможно.

Несчастные солдаты, по-видимому, были введены своими офицерами в полное заблуждение. Им было даровано всеобщее помилование, и вскоре они возвратились к своим обязанностям. Разумеется, однако, что подобное милосердие не могло распространиться на тех, кто руководил ими и побуждал их к мятежу. Великое множество офицеров арестовано; мне сказали, что свыше тридцати.

Мы все опять в разноцветном, на три дня празднеств в честь восшествия императора Николая и его очаровательной императрицы Александрины, дочери короля Пруссии.

 

21 дек\2 янв 1825\26 г.

Мы только и думаем, только и говорим, что о печальных событиях понедельника 14-го. Каждый день прибавляет новые имена к списку заговорщиков, и почти каждая семья трепещет, как бы не был кто-нибудь из ее членов вовлечен...

 

5\17 января 1826 г.

...Вчера вечером я была у мадам де ля Ферроне. Они всяческими способами пытаются оживить унылость Петербурга и его дипломатических собраний. Мы все выглядим ужасно мрачно в наших черных суконных платьях с высоким отложным воротом, с белой каймой согласно нашим чинам, с белыми манжетами такой же ширины и в черных чепцах, а вчера вечером мы впервые испробовали особые черные кружевне платки с кружевной тесьмой через лоб, прячущей под собой волосы; по идее, их не должно оставаться и следа, но современное кокетство позволяет локону-другому выбиться наружу...

...Приговор зачинщикам мятежа еще не вынесен, но ожидается на следующей неделе. Есть предположения, что нескольких из них расстреляют (хотя по существующим законам смертного приговора здесь нет), а остальных заклеймят, отрежут им уши и носы и сошлют в Сибирь. До чего отвратительно.

 

18\30 января 1826 г.

...Сегодня я не сделала ничего, а уже подходит к пяти. У нас сильные снегопады, но мороза нет, и в результате состояние улиц - это что-то невообразимое. Ездить по ним - что по вспаханным полям, иногда заносит так, что становится страшно...

 

22января\3 февраля 1826 г.

...Мне прискорбно сообщить, что наши друзья Волконские в большой беде. Князь Сергей, их младший брат, глубоко замешан в заговоре; говорят,что он исключительно умный и благородный молодой человек; около года назад женился на дочери генерала Раевского. Что за горе для всей семьи!

...Громадные глыбы льда, которые приготовлены для заполнения ледовых домиков, выглядят очень красиво, совсем как аквамарин, такие же голубые и прозрачные...

 

21февраля\5 марта 1826 г.

...Говорила ли я тебе, что князь Сергей Волконский, брат княгини Софьи, глубоко замешан в заговоре? он был одним из руководителей, и сейчас у него нет шансов избежать сурового наказания. Несчастные Лаваль выглядят совершенно сломленными. Аресты все еще продолжаются. Срок для вынесения приговора мятежникам пока не установлен; самые виновные из них заключены в крепости. Хотелось бы мне знать, что будет у них на душе в день похорон, когда предназначнная ими жертва будет предана земле в тех же стенах, в которых они сами заключены.

 

8\20 марта 1826 г.

...Мы полагаем, что главные заговорщики (и к сожалению брат княгини Волконской) будут приговорены к публичной казни. Это всего лишь догадки, хотя мы неизменно были уверены, что оглашение состава преступления и судебный процесс последуют непосредственно за погребением.


Имп. Мария Федоровна в трауре

22апреля\4 мая 1826 г.

Я должна начать с прошлой субботы в полночь, когда, разодетая в пух и прах... отправилась в императорскую часовню, где с тонким удовольствием созерцала, как Николай I слюнявил сотни своих верноподданных мужского пола, старых и молодых, высоких и малорослых, толстых и тонких, красивых и безобразных; такая вот церемония... Императрицы не было. Фрейлины, которые присуствовали, были в основном старыми и безобразными. Император перецеловал около семисот человек в обе щеки; было крайне странно наблюдать, как эти люди, выстроившись в правильные линии, подходили к нему, чтобы получить свое вознаграждение. Каждый раз Его Императорское Величество с тщанием протирал, вытирал и утирал свой рот, который был подвержен этому непрерывному упражнению на протяжении около двух с половиной часов. К счастью, разнообразие ростов и телесложений заставляло его двигаться, а не то в результате он наверняка получил бы кривошею.

 

9\21 июня 1826 г.

...Приговор мятежникам будет вынесен через несколько дней. Суд проходит в здании Сената; каретам проезд мимо него по набережной закрыт из-за боязни потревожить судейские уши.. Здесь улицы перекрывают по каждому поводу.

 

3\15 июля 1826 г.

...Мы живем в дыму, вдыхаем дым, обоняем дым, и за дымом нам ничего другого не видать; поэтому я не могу писать ни о чем другом, кроме дыма. Изредка некое темно-красное, ничего не излучающее пятно напоминает нам о том, что солнце над нами все еще висит, но дым настолько густ, что мы не в состоянии видеть ни небесных тел, ни земных предметов по ту сторону реки;и нет ни глотка свежего воздуха, чтобы очистить наши легкие...

 

13\25 июля 1826 г.

...Только что я узнала, что этим утром, в три часа, пятеро из заговорщиков были повешены вблизи крепости. Поскольку опыта подобной казни у них нет, трое из несчатсных выпали из своих петель. Какой ужас. Следующей категории преступников, которые также были приговорены к смерти, казнь была заменена пожизненной ссылкой. Они взошли на эшафот, их сабли были сломаны нал их головами, эполеты оторваны палачом, а мундиры сожжены, после чего их одели в робы самых обыкновенных преступников и в телегах отправили в Сибирь.

Имена казненных — Рылеев, Каховский (который застрелил Милорадовича), Пестель, Сергей Муравьев-Апостол и Бестужев-Рюмин. Если будет применена предельная строгость закона, судьба ссыльных обещает быть страшной. Их сошлют в рудники, где они никогда не увидят дневного света; говорят, что тяжесть работ такова, что никто не выживает более пяти лет. Если же им будет оказано некоторое снисхождение, они смогут за плату нанимать себе замену для выполнения своих работ, или, может быть, им даже будут предоставлены средства для побега. Бедная княгиня Софья, я знаю, тешит себя надеждой, что через несколько лет ее брат, князь Сергей Волконский (который среди тех, кому смертный приговор был заменен ссылкой в Сибирь), будет помилован — благодаря ходатайствам и учитывая долгую службу ее матери и ее мужа, князя Петра, который был самым близким другом императора Александра и который находится в милости у теперешнего императора. Он назначен Ministre des Appanages et Ministre de la Cour. Княгиня Трубецкая (дочь графа Лаваль) решительно настроена следовать за своим мужем в ссылку, но я сомневаюсь, что она получит на это разрешение, ведь он избежал смерти единственно потому, что буквально вымолил у императора обещание сохранить ему жизнь, выдав при этом имена всех своих соучастников...

...Приближается сильная буря, и я должна закрыть окно.