В. М. Базилевич. Три письма А. П. Юшневского к С. П. Юшневскому

В. М. Базилевич. Из архива декабриста Юшневского(Три письма А. П. Юшневского к С. П. Юшневскому)// Бунт декабристов, Л. Былое, 1925. С. 323–328.

<...> Печатаевые ниже три письма адресованы С. П. Юшневскому1 — среднему, наиболее любимому брату Алексея Петровича (род. в 1800) и относятся ко времени обучения С.П. в Москве. Впоследствие С.П. Юшневский служил во 2-ой армии, привлекался к делу о тайных обществах, сидел в крепости и затем находился под надзором полиции. С 1832 года состоял уездным Ольгопольским предводителем дворянства. <...>

Письма издаются с сохранением орфографии подлинника.

В. Базилевич.

№ 1

Письмо написано на бумаге размером 17х22 1/2 см. без водяных знаков с золотым обрезом.

Кишинев, 8 сентября 1817 г.
Любезнейший брат, Семен Петрович,

А. П. Юшневский

Пользуясь отъездом в Москву знакомого тебе, а моего короткого приятеля Надворного Советника Петра Дмитриевича Сомова2 просил я его побывать у тебя и осведомиться о твоем житии и здравии. Возобнови твое с ним знакомство; он человек добродушный и ко мне расположен.

Я отправился в Бессарабию3, как тебе известно, месяца на два; а живу до сих против воли, претерпевая все возможные неприятности и вместо всех наград, каковыми льстил себя в начале, ограничиваюсь одним только желанием освободиться их сей обетованной земли; но и в сем не имею успеха. Пребывание мое здесь было причиною, что Батюшка4 не был в Карлсбаде. Не видя конца моему здесь пребыванию, отправил я жену5 в Хрустовую6, чтобы страдать одному.

Уведомь меня, любезный друг, здорово ли тебе там живется, каково ты успеваешь в науках и довольны ли тобой твои наставники и образователи, в чем я, конечно, не сомневаюсь. Старайся кончить с успехом учебное твое поприще. Все, приобретешь, будет неотъемлемым и верным твоим достоянием. Помышляй об усовершении нравственного твоего образования. Будь предусмотрителен в выборе связей, каковые с товарищами твоими иметь можешь; они будут иметь влияние на твое учение, на твое поведение и наконец на всю последующую жизнь.

Если не увижу возможности скоро освободиться отсюда, то поеду в отпуск в деревню, чтобы успокоиться от неприятностей, которые сделали для меня ненавистною службу. Подробности обо всем узнаешь от П. Д.

За тем прости, Любезный друг, желаю, чтобы успехи твои соответствовали искреннему желанию моему видеть в тебе наконец образованного человека, добродетельного гражданина, к величайшему счастью всем сердцем любящего твоего брата и всего твоего семейства.

Прости. — Остаюсь вечно твоим другом.

 

А. Юшневский
№ 2

Письмо написано на бумаге verge размера 17х22 1/2 с водяными знаками «А. Г. 1819». Залито темной жидкостью, местами образовавшей в бумаге небольшие дыры. Точками обозначены повреждения текста, восстановить которые по смыслу затруднительно; предположительное чтение — в прямых скобках. Заключительное мнгоготочие подлинника.

М. Тульчин, 23 января 1820 г.
Любезный друг, Семен Петрович!

В одно время получил я от тебя и от Михаила Александровича Фонвизина7 письма от 1-го сего января. Радуюсь, что ты с ним познакомился и, как замечаю, ему понравился; постарайся сколь возможно снискать доброе расположение сего почтенного и достойного человека. Внимай его советам и поучениям, примись за упражнение в тех науках, к которым обращает он твое внимание. К одному из своих приятелей пишет он, что ты заражен философией 18 века, которую, вероятно, я тебе передал. — Я не знаю, как зовут те правила, которые я тебе внушить старался; ежели их называют философией 18 века, тогда должно будет заключить, что имя сие дается правилам честности, бескорыстия, любви к своим собратьям, привязанности к тому обществу, в котором мы родились. Следовательно мы с тобой не должны стыдится таких правил, какое бы название им ни давали. Не покидай сих правил, но не высказывай их. Блеск и … слишком ослепителен, предоставь времени приуготовить …. ши к ее созерцанию. Мало таких людей, которые успели бы совершенно свергнуть иго предрассудков, которые всосали с молоком. Надобно радоваться, находя людей, которые, невзирая на остаток оных, умеют быть добродетельны, любят свою страну и стремятся к ее благу.

Занятия по службе препятствовали мне по сие время ответствовать на письмо твое, которое получил я вместе с таковым же от Василия Михайловича8. Теперь прилагаю при сем письмецо на его имя, вручи ему оное и извини меня пред ним. Я так занят, что не имею времени пожить для себя: из газет, я думаю, ты уже знаешь, что я [опре]делен Генерал-Интендантом второй армии. Пост очень важный и трудный, а нравственные мои силы слабы; должен заменять сей недостаток прилежанием.

Уведомь, переместил ли ты Владимира9, и каково он учится? — Удиви над ним Господи милость свою.

Не скоро доведется побывать мне в матушке каменной Москве; не скоро сподоблюсь святым мощам поклониться. Помолись ты за меня; а я пребуду любящим тебя всей душою братом и другом.

 

А. Юшневский

Облобызай за меня брата Влади[мира, пус]ть он утешит меня хоть …[сло]вечком в твоем письме, а я по крайней мере порадовал[ся бы] его складу и почерку. Каково учится Соболевский10 и далеко ли ушел; я принимаю участие в этом дитяте; кажется из него прок будет.

Обрадуй Господи нас тобою братцем нашим единоутробным, чтобы мы не имели наконец поводу сказать вместе с почтеннейшим Н. Ивановичем Давыдовым11: с собачками, мой милый, с собачками…

№ 3

Письмо написано на бумаге размера 21х24 с водяными знаками «H. Oser in Basel и фабричной маркой-гербом». 

М. Тульчин, 13 июня 1820 г

Письма твои, любезный Друг Семен Петрович, получил я все исправно, наконец последнее через почту от 24 мая. Я очень давно к тебе не писал. Занятия по службе были тому причиною. Теперь я имею весьма верный случай писать к тебе и доставить приятнейшее знакомство с вручителем сего г-ном подполковником Павлом Васильевичем Аврамовым12, коротким моим приятелем и человеком, каких мало по честности и благородству образа мыслей. Я просил его познакомиться с тобой; знакомство с такими людьми на целый век тебе пригодится. Фонвизин и Охотников13 очень довольны тобой; следовательно я сугубо тем утешаюсь. Подвизайся, любезный друг, а я постараюсь приготовить тебе местечко поближе ко мне. - Часто ли пишешь ты к Батюшке? — Не забывай своего долга. Я был недавно у него после пятимесячного отсутствия и оставил его здоровым. Радуюсь, что Владимир начинает поправляться. Если начнет успевать с сего возраста, то до двадцати лет будет профессором чего захочет. При сем прилагаю письмо к Ивану Ивановичу [Дмитриеву]. При вручении оного извини меня в том, что я не писал. Тем не менее, я никогда не престану быть благодарным за внимание его к тебе. Я поручил Павлу Васильевичу доставить к Александру Александровичу Волкову письмо мое и мешок турецкого табаку. За тем прости, любезный друг, обними за меня Владимира, уведомь, каково учится Соболевский. Прости.

Остаюсь верным тебе другом

А.П. Юшневский.

Приписка от Марии Казимировны Юшневской

При сем и я, Любезнейший братец Семен Петрович, благодарю вас за приписанье ко мне в письме брата Вашего. Для меня всегда очень приятно видеть, когда я не забыта вами, а в трех письмах мужа моего вы обо мне ни слова, признаюсь вам, мне немножко больно сие было, однако же я уверена, что это так случилось, а вы всегда добрый любезный мой брат, я же с моей стороны всегда стараюсь приобресть себе в вас друга, Сонюшка14 моя кланяется Вам усерднейше, и с нетерпением ожидает, чтобы вы на будущую зиму к нам приехали, она собирается с Вами танцевать. Похвалюсь вам, что она учится очень хорошо, любезного Владимира поцелуйте за меня и скажите, что я очень, очень рада, что он поправился и начал хорошо учиться. Особливо же я вижу, сколько это обрадовало Алексея Петровича, Сонюшка ему также кланяется и просит обоих Вас не забывать его (sic!). Прощайте, Симеон Петрович, пишите к нам чаще, остаюсь всегда Вас истинно любящая сестра и покорная слуга.

М. Юшневская.

Приписка от Алексея Петровича

Я очень был бы рад, если бы мог ты явиться к начальнику штаба нашей армии Генерал-Майору Павлу Дмитриевичу Киселеву15, человеку отличных правил и достоинств, которого душевно люблю и почитаю. Смерть его отца побудила его отъехать на время в Москву. Так как он ко мне милостиво расположен, то я желал бы представить ему тебя, но так как в доме их великая печаль, ибо семейство лишилось обожаемого отца, а общество честнейшего Гражданина; поэтому я просил Павла Васильевича наставить тебя, когда можно тебе будет представиться Его Превосходительству, к которому прилагаю письмо для вручения лично тобою.

ПРИМЕЧАНИЯ

[М. Ю.]

1 По др. источникам дата рождения С. П. — 1.2.1801. Дата смерти неизвестна, в сети ее обычно указывают как «после 1844 года», но исходя из того, что последнее опубликованное Голубовским письмо Марии Казимировны к С. П. относится к 1856 году, то даты будут звучать следующим образом: 1800–1801 гг.— после 1856 г. Семен учился в Московском Университетском Пансионе, закончил его в 1821 г.

2 Петр Дмитриевич Сомов — c 1821 г. пермский вице-губернатор. — прим. В. Базилевича.

3Алексей Петрович с 1816 г. по 1819 г. служит чиновником по диполоматической части в штабе 2-й армии и занимается, в частности, устройством в Бессарабии переселенцев из Болгарии.

4Петр Христофорович Юшневский (1758–1823), отец декабриста.

5Мария Казимировна Юшневская (1790–1863) — урождённая Круликовская, в первом браке Анастасьева, жена А. П. Юшневского с 1812 г.

6Хрустовая (село Ольгопольского уезда, 545 душ крестьян) — имение Юшневских, с 1811 до революции. Было приобретено отцом декабриста Петром Христофоровичем Юшневским, После смерти отца декабриста все имения перешли к его сыновьям: Алексею (декабристу), Семену и Владимиру. После осуждения Алексея имения, за выделом третьей части его жене, перешли к двум младшим братьям.

7Михаил Александрович Фонвизин (1787–1854) — декабрист, член Союза Спасения с 1816 г, участник наполеоновских войн, генерал-майор, тоже во 2-ой армии, как и Алексей Петрович.

8Фамилию установить не удалось. Возможно это был Василий Михайилович Аврамов, отец декабриста Павла Васильевича, приятеля Юшневского. — прим. Базилевича.

9Владимир Петрович Юшневский (1807 – после 1854 г.), младший брат А.П. На данный момент о нем известно не так много: он окончил московский университетский пансион, на 1830 год уже женился. В 1833 года произведен из прапорщиков Азовского пехотного полка в подпоручики, а вскоре вышел в отставку и обосновался в Москве. Видимо, его жизнь как-то не сложилась — в 1854 году Мария Казимировна упоминает, что его дочери пристроены, но он сам «потерянный человек».

10Михаил Соболевский — воспитанник А. П. Юшневского, учился вместе с его братом Владимиром в Московском Университетском благородном пансионе на средства Юшневского, как видно, например, из квитанции от 11 февраля 1818 года, выданной из Правления Московского Университета и сохраненной в бумагах декабриста. — прим. Базилевича.

11Николай Иванович Давыдов — родственник декабриста Василия Львовича Давыдова. — прим. Базилевича.

12Павел Васильевич Аврамов (1790/1791–1836) — декабрист, член Южного общества, близкий приятель семейства Юшневских.

13К. А. Охотников — старший дивизионный адъютант 16 дивизии, капитан 32 Егерского полка, друг М. Ф. Орлова и «первого декабриста» В. Ф, Раевского, член Союза Благоденствия и Южного Общества; умер до начала следствия над декабристами. — прим. Базилевича

14Софья Алексеевна Рейхель (ок. 1811–?), дочь Марии Казимировны от первого брака, жена художника Карла Яковлевича Рейхеля.

15Граф Павел Дмитриевич Киселёв (1788–1872) — русский государственный деятель, с  1819 года — начальник штаба 2-ой армии.

Письма М. К. Юшневской и А. П. Юшневского

Компиляция из нескольких публикаций.