Ф. П. Гааз. Мое путешествие на Александровские воды. Из истории Александровских вод

Доктор Ф. Гааз: Сб. / Сост. Ю. Г. Куликов; Предисл. Л. В. Жарова и Т. Л. Черноситовой; Пер. с франц. Т. Л. Черноситовой. Ставрополь: Кн. изд-во, 1989, С. 29–51.

Весной 1809 года я вторично перенес лихорадку. Тяжкие симптомы которые первые четыре дня заставляли меня терять надежду на спасение, сначала уменьшились, а затем бесследно исчезли, словно не было ни закономерного кризиса, ни серьезного лечения – исчезли так, словно прием незначительных доз лекарств обеспечил выздоровление. Обессиленный болезнью, не желающий слышать ни о больных, ни о больнице, которая являлась единственным предметом моей страсти и раздражала медицинский мир Москвы1, я, как опытный врач, решил, что абсолютное здоровье мне может вернуть или тяжелая болезнь, либо длительное путешествие. Во время отпуска, милостиво пожалованном мне Ее Величеством Матушкой Императрицей, я посетил часть юга России, проехав в июне по прекрасным Тульской, Орловской, Курской и Харьковской губерниям до Таганрога, расположенного на берегу Азовского моря. Оттуда я отправился в Черкасск и на Кавказскую линию, восточную часть которой я изучил от Георгиевска до Кизляра и Астрахани. Затем через Сарепту2, Царицын, Саратов, Тамбов, Липецк и Рязань я вернулся в Москву.

Итак, я был в Гергиевске3, в краю черкесов, о котором мне с восторгом рассказывал мой старинный друг почтеннейший профессор Блюменбах из Геттингена4. Его воспоминания и то, что с ними было связано, притягивали меня к этим местам, пугающим нас также, как и наших предков; к этому краю, который поразительным и великолепным зрелищем гряды заснеженных гор, открывающихся разом, внушает вам почтение и требует уважения к этим огромным глыбам – остаткам древнего мира; который необыкновенным видом гор Бештау справа и огромной, простершийся до Каспийского моря однообразной пустыней слева, бесплодной солончаковой и песчаной почвой, постоянством хорошей погоды заставляет думать о том, что вы перенеслись в совсем иную часть света; к этим местам, жители которых одновременно радушные хозяева и разбойники, добрые и суровые, великодушные и мстительные, добродетельные и варвары, рыцари и дикари в то же время внушают вам доверие и страх, любовь и ненависть, уважение и презрение, почтение и ужас, восхищение и жалость. Со свойственным мне пылом, я влюбился в этот край, который, несмотря на свой дикий, пустынный и грозный вид, как-то по особенному привлекал и очаровывал всякого путешественника.

 

15. Крепость Георгиевск на фоне сверкающего снегом Эльбруса.

К. Гейслер. Геогиевск. 1802 г. Источник

(П. С. Паллас, Путешествия по южным провинциям Российской империи в 1793–1794).

 

Я был приятно удивлен тем, что оказался в непосредственной близости от минеральных вод, которые уже несколько лет использовались в лечебных целях, и решил побывать там. В Александровске от одного казака, звали его Георгий, с которым я разговорился об истории этих мест, я узнал, что расположены они не на Тереке, как я предполагал, а в большой Кабарде, около Константиногорска5, в сорока верстах от Георгиевска. Я знал о существовании Терекских минеральных вод из описания Гюльденштедта6. Те же, о которых говорил Георгий, указывались в систематическом описании всех минеральных вод под именем Кавказских.

Только Паллас 7 дал нам некоторое представление о минеральных водах Кабарды. Но, похоже, с тех пор (а минуло 17 лет) их стали использовать еще меньше, тогда как Гюльденштедт сам был свидетелем лечения и исцелений, совершавшихся на Терских водах. Они по прежнему посещались больными, несмотря на опасность и затруднения, сопровождавшие их применения , и возможность остаться в краю черкесов – самых свирепых и необузданных жителей Кавказа – только в расчете на гостеприимство, оказанное взамен услуг подарков и денег другом, именуемом кунаком. Ужасное несчастье, случившееся с архиепископом Астраханским,  который обжегся, упав в эти воды с построенных по его приказу мостков для купанья, возможно, нагляднее продемонстрировало их целебные свойства, нежели описания Гюльденштедта. И, наконец, все эти трудности и опасности от которых бегут на правый берег Терека, заставили черкесов отступить. Это случилось в то время, когда большая Кабарда, чьи минеральные воды заметно превосходят Терские, вошла в состав России.

Вся горная местность между Каспийским и Черным морем изобилует различными минеральными водами. В большинстве своем они нам неведомы потому что никогда ни одни сведущий человек не мог туда добраться. Но, по свидетельству местных жителей, ни одна из минеральных вод не может соперничать с находящимися в большой Кабарде, подле Константиногорской крепости. Исцеления, происшедшие именно на этих водах, пробудили внимание общественности, и уже многие годы именно те Кавказские воды являются наиболее посещаемыми.

Любопытно отметить, что Терские воды не были забыты ради им подобных, коим можно было бы приписать превосходные целебные свойства. Горячие воды Константиногорска, сходные с Терскими, долгое время вообще не принимались во внимание. Даже Гюльденштедт, знавший о них и побывавший в этих местах, ограничился лишь их перечислением, упомянув о существовании серных вод на Мечухе8 без сведений об их настоящем или ранее практиковавшимся использовании. Спустя несколько лет после путешествия Гюльденштедта, когда была построена Константиногорская крепость (тому назад 30 лет), им не придали никакого значения, что ясно свидетельствует о невнимании к ним при ее закладке. Возведение крепости на несколько верст левее или правее, ближе к горе, способствовало бы более надежной защите источников. Горячий ключ Мечухи, хотя и расположен всего в четырех верстах от крепости, не находится под ее опекой. Посему летом здесь надлежит разбить несколько лагерей гарнизонных рот, без коих не удастся обеспечить общую безопасность.

Кислые воды, Нарзаны стали первым объектом медицинского исследования. Еще сорок лет назад о них и не слыхивали. Их не упоминают ни Гюльденштедт, ни Рейнеггс9. Воды сии находятся меж двух гор справа от Подкумка, чей левый берег был взят в качестве границы Кавказской линии в большой Кабарде. Говорят, что солдаты, побывавшие на этом источнике первыми, обнаруженный там подвешенный серебряный ковш для питья. Вскоре слава о полезности и приятности этих вод стала расти. В основном их пили линейные офицеры, которые брали с собой охрану, обеспечивавшую необходимую охрану на вражеской территории. Почти все, кто употреблял эту поду, отзывались о ней очень высоко. Единодушны восторги в сочетании с таинственным видом, трудным доступом и опасностью пребывания там, окутали сей обычный ключ чудесной дымкой тайны, что вызывало восхищение у всех, кто о нем узнавал. Тот, кто не знаком с детальным описанием его, будет заинтересован, узнав о глубоком признании, коим сия вода пользовалась у своих прежних владельцев – черкесов, которые, будучи народом бесстрашным, назвали ее Духом Героев – «Нарзана». С тех пор Терские воды отступили в сторону. И хотя еще сохранился в памяти их обжигающий жар, пользуются ими лишь местные жители. От Терских вод отказались так же легко, как прежде восхваляли – не обращая ни малейшего внимания ни на призывы врачей, ни на их доводы.

Время начала использования вод Мечухи неизвестно. Должно быть, это случилось лет 20 назад. Когда Паллас посетил Мечуху, ванна, выдолбленная в туфе, существовала в том же виде, что и сейчас. Теперь над ней выстроена деревянная комната для переодевания и отдыха и пристроены еще две деревянные ванны и две комнаты, так что три ванны и три комнаты готовы для устройства и размещения больных, приехавших на знаменитые воды. Палас не сообщает о том, как пользовались сей каменной баней. Похоже воды посещались редко, ибо он упоминает о горячем ключе на горе, в чьих водах в те времена купались женщины, тогда как ванна служила мужчинам. Паллас пишет, что не заметил никого, кто прибыл бы туда для лечения.

Подобное равнодушие к водам вскоре уступило место живейшему интересу, с коим сюда устремились больные. Обсуждали вопрос о том, что предпочтительнее – горячие воды Константиногорска или кислые воды Нарзаны, что, однако, отнюдь не полежит сравнению. Зная о различной природе этих вод, подобный вопрос кажется лишенным медицинского смысла. Но можно с уверенностью сказать, что каждая из них обладает такими спасительными и такими изысканными свойствами, что всякая попытка определить превосходство становится бесполезной и плохо применимой. Нет почти никого, кто, прежде чем поехать на кислые воды, не остановился бы на горячих толи для питья их, то ли для того, чтобы приняв несколько ванн, подготовиться к приему других. Тем не менее, многие довольствуются результатом действия этих вод и отказываются от посещения кислых источников.

Данные исследований и предвзятость, ошибочные заключения врачей – все это вызвало монотонность жизни на водах, с которой приезжие безропотно свыкаются. Жители Кавказской губернии приезжают сюда в начале, а другие в середине или в конце июня. Сперва ненадолго останавливаются на горячих водах Константиногорска. Не исключено, что кислые воды посещались бы первыми, находись они в начале пути. Приезжают больные перемежающейся лихорадкой, непроходимостью кишечника, брыжейки, с поражениям печени и селезенки, с признаками желтухи, с изжогой, кислой или слизистой отрыжкой; с нарушением аппетита несварением желудка, запорами; с заболеваниями груди, кашлем, астмой, харканьем кровью или слизью; со спазмами, судорогой, слабостью и разного рода нервными болезнями; с истощением, апатией или разлитием желчи; с цингой, геморроем и всем, что с этим связано; с головными болями, заболеваниями глаз, с различного рода сыпью и другими кожными недугами; с наличием в моче песка или камней; с подагрой. Сюда съезжаются паралитики и изувеченные венерическими болезнями; ипохондрики, мнимые больные и здоровые люди.

Слух о целебном воздействии вод на побывавших там людей вызвал невероятную веру в их способность исцелять любые заболевания. Людям, имеющим хоть малейшее представление о природе болезней, могло показаться невозможным (а это именно так), что на водах можно излечиться от любого недуга одним и тем же лекарством, одним и тем же способом.

Сии идеи и высказывания незаметно увлекли публику, несмотря на чувство отвращения, возникающее к подобным безрассудным заключениям

Я не отношусь к тем, кто сразу же осуждает то, что им не нравится в других. Это желание критиковать, повысить значимость собственного мнения основывается на той же человеческой слабости, которая повергает в заблуждение относительно непогрешимости личных качество и идей. Человек редко думает и действует в гармоничном соответствии со своим занятием. Это обусловлено многими обстоятельствами, о которых он не знает и даже не подозревает об их взаимосвязи и влияния на то, что он именует суждением или волей. Эти странные доводы можно было бы обозначить как предубеждения и заявить: что бы человек ни делал, он всего лишь игрушка в их руках. Однако, чем меньше человек сомневается в их природе и численности, тем более разумной кажется его оценка своих подлинных поступков, тем скорее другие сочтут его пристрастным и упрямым, а его суждения – причудливыми и своеобразными, а волю сильной. Признание рабства и зависимости человека от обстоятельств не является поводом для высказывания против существования справедливой оценки самих вещей или зависимости от абсолютной воли, без которой человек, это прекрасное творение, был бы всего лишь жалким автоматом. Это повод для признания редкости настоящих людей среди людей. Снисходительность, которую относят к разряду человеческой слабости и неправоты, столь же мало лестна, как и суровые и несправедливые упреки. Однако возможность рассмотреть таким образом некоторые побудительные причины наших суждений и поступков имеет определенные преимущества. Не стоит сокрушаться из-за ошибок своих собратьев или восхищаться их внезапной щедростью. Нужно учиться как можно лучше познавать природу и суть каждой вещи.

Вот так на Кавказских минеральных водах я познал людей и их добродушие, которое, кажется, снизошло на них как счастливый и совершенно закономерный результат здешних условий, слившихся воедино частично намеренно, частично случайно.

Сами по себе болезни служат наказанием для людей. Они вынуждают уходить в себя именно тогда, когда отменное здоровье или громкий успех заставили забыть об истинной связи с природой, обществом и самим собой. Длительное путешествие дает зачастую разнообразную возможность узнать о существовании вне сферы нашей деятельности и привычных связей многих вещей, поступков и достоинств, коим нельзя отказать в значительности, уважении и внимании – то есть в тех положительных качествах, которые мы считали свойственными только себе и тем, кого ими наделяли. С сердцем, полным естественного человеческого чувства, и рассудком, лишенным предвзятости и эгоизма, человек приезжает на воды, в местность, разительно отличающуюся от его родных пенатов. Климат, воздух, окружающие предметы, местная промышленность, жители, соседи, образ жизни и управление, – все это способствует тому полному отвлечению, к которому стремится любой европеец, путешествующий по Азии. На Кавказе сражения и войны происходят совсем рядом, тогда как в Европе – где-то далеко. Чувство тревоги, царящее здесь постоянно и ради забавы поддерживаемое друг в друге; убеждение, что находишься на сторожевой вышке накануне нападения, хотя в действительности нет никаких оснований трепетать пред лицом мнимой опасности, – все это возбуждает любопытство вновь прибывших и оказывает на их здоровье действие скорее благотворное, чем пагубное.

Не знаю, может особый дух гор, в частности, Мечухи, на которой находится горячий источник, или беззлобный переменчивый образ жизни наталкивал меня на мысли о чем-то патриархальном. Так как единственной целью, ради которой сюда приезжают и которая не мешает интересу других, является забота о своем здоровье, то у людей нет никаких оснований не любить друг друга и забывать о тех родственных связях, которыми их объединила природа. Видя людей вех возрастов и сословий, живущих как члены одной большой семьи, чувствуешь себя в Аркадии времен Золотого века. Молодежь находится под опекой старших, те, кто приехал впервые – под руководством бывавших здесь не однажды – словом, всюду царят сердечные и дружеские взаимоотношения.

Приехав сюда и не зная ни мест, ни вод, ни как ими пользоваться (потому что до сего времени нет врачей, могущих дать инструкции по этому поводу), вы встречаете людей, спешащих оказаться вам полезными во всем. Поселяетесь в одном из пригородных кварталов или рядом с источником под навесом или палаткой, сдающимся внаем. Видите закрепленного за водами врача, который любезно осведомляется о вашем здоровье, предлагает лечение и указывает, как пользоваться водами. Но вскоре вы узнаете, что все это вовсе не нужно. Вам напоминают, что именно бесполезность всякого рода лечения привела вас на воды; что если бы врачи могли поправить ваше здоровье, то они сделали бы это еще дома; что вы приехали сюда принимать воды, а не лекарства. Вас уверяют, что эти воды превыше всякой медицины, что лечение ими нельзя сочетать ни с каким другим, что стремление что-то в них изменить, подправить или улучшить может только навредить и испортить их.

Затем вам говорят, что нужно искупаться в горячем ключе на свой страх и риск и лучше сделать это в каменной ванне, куда вода поступает прямо из источника, и потому здесь она легка горячее; что в воде нужно пробыть как можно дольше – 2, 3 или 4 минуты, затем прилечь, пропотеть и можно уходить как ни в чем ни бывало. Если вода показалась вам слишком горячей, даже непереносимой, что вызвало желание умерить это превосходное качество, приспособив ее к своему индивидуальному состоянию, то вам ответят, что, во-первых, вы глубоко заблуждаетесь, что, во-вторых, эти воды не имеют ничего общего с другими естественным продуктами, как, например, фрукты, овощи, зерно, которое необходимо приготовить, прежде, чем ими пользоваться; что, в-третьих, не надо сравнивать эти воды с обыкновенной водой, которую считают необходимым то подогревать, то охлаждать. Вам укажут (и вы не сможете этому не поверить), что здесь Кавказские воды, а не какие-нибудь другие, и если бы всемилостивый Господь счел, что вам показаны скорее теплые ванны, то Он бы их теплыми и сотворил. Сколько бы вы ни говорили, что у вас нет ограничений в питье и питании, вы будете пить и есть меньше обычного и все, что вам дадут. Вам надо принять 30 ванн, но если после этого вы почувствуете себя плохо, то примите еще тридцать. Затем, выздоровев или нет, вы должны ехать на кислые воды, выпить воды столько, сколько может вместить ваш желудок, выкупаться в холодном ключе, и, если вы здесь один и вам это позволено, то и броситься в него.

После обеда совершают прогулки или экскурсии по окрестностям, в Шотландскую миссию или в ближайшую черкесскую деревню. Вечерами развлекаются, играя, или просто беседуют. Слышатся рассказы о чудесных исцелениях, случившихся здесь в прошлые годы; истории, которым были свидетелями; вопросы о самочувствии, аппетите и естественных отправлениях; восхищаются всем и приходят в восторг от всего.

[Пять лет назад одно Шотландское миссионерское общество обосновалось на Кавказе, чтобы найти здесь наиболее подходящее место для проповедования основ христианства среди магометан. Получив правительственные льготы, они расположились к северу Бештау в черкесской деревушке Каррас. Это были смелые и весьма почтенные люди, вызывавшие восхищение своим бесстрашием в достижении цели. Прошлым летом у них поселились немецкие колонисты из Саратова для обработки земли, полученной миссией от правительства. Его превосходительство тайный советник барон Витингофф10 одобрил действия этой колонии, подробное описание жизни которой он опубликовал в трудах, вошедших в Естественную историю Кавказа]

 

3. Ферма немцев Поволжья (Wolgadeutsche) близ озера Сарпа.

К. Гейслер. Ферма немцев Поволжья (Wolgadeutsche) близ озера Сарпа 1802 г. Источник

(П. С. Паллас, Путешествия по южным провинциям Российской империи в 1793–1794).

 

Ругают столичных врачей, не имеющих представления об этих водах; смеются над Медициной, которая никогда не научится возвращать и сохранять здоровье бесчисленному множеству людей, если бы ни Природа, давшая из своих земных недр лекарства как против ядов, незаметно поражающих людей, так и против ядов, предлагаемых больным в качестве лекарства невежественными врачами.

Так живут до конца августа, и, как правило, возвращаются домой с чувством глубокого удовлетворения, вызванного лечением, и долго еще с особым чувством вспоминают эти восхитительные места.

Вот какую жизнь я наблюдал на водах, проведя там 15 июльских дней 1809 года. «Да продлится это счастливое и драгоценное время! – уезжая, говорил я себе, – когда сущность вещей еще скрыта от людей таинственной и чудесной вуалью; когда люди восхищаются тем, что действительно прекрасно, и восторгаются всем новым, что узнают.

Но чувства, как и суждения по одному и тому же предмету, не могут быть едины для всех. Слепое стремление понять природу этих вод приведет к их упадку. Сюда будут приезжать с болезнями, которые только усугубятся от применения вод, и станет невозможным избавиться от страждущих, обманувшихся в своих ожиданиях, потому что, не видя положительных результатов, они образуют группу противников водолечения, стремясь очернить достоинства вод назло тем, кто их превозносит. В эту группу войдут и те, кто из-за неправильного применения вод не получил никакого эффекта. Тогда благодарные голоса людей, которым вода пошла на пользу, заглушатся воплями клеветников и молчанием равнодушных. Из чувства противоречия, которое непременно возникнет при строительстве лечебниц на водах, люди будут указывать на недостатки, советовать улучшить либо сами воды, либо лечебные учреждения, либо то и другое вместе. Большое число людей и разнообразие их физических состояний породят «городские конфликты», от которых можно избавиться лишь попав в сельскую местность. Из столиц привезут интриги, роскошь, игру и все содержимое ящика Пандоры падет на землю, которую до сих пор орошали благовония из кубка Гигеи11 и украшали дары Флоры. Врачи и химики станут бороться за власть над этими водами и тем самым вынесут им окончательный приговор. Они будут отрицать то, что сами чувствовали и видели своими глазами; они будут доказывать обратное. Прийти к единому мнению так и не удастся, и энтузиазм уступит место всеобщему отвращению!

Серный источник Константиногорска, представляющий собой минеральную воду температурой 36° по Реомюру12, раньше считали вредным, так как тогдашняя медицина полагала, что температура, превышающая естественную температуру человеческого тела (29° по Реомюру), действует на организм разрушающе. И хотя теперь мы знаем, что человеческое тело способно переносить и более высокую температуру, эти воды по-прежнему причисляют к сильно действующим средствам, могущим оказать поразительный эффект, но применение которых не станет широко распространенным. Стремление столкнуть подобные точки зрения исходит из абсолютного незнания широкого поля деятельности Медицины и того, что ее великое искусство состоит не в умении опровергать природу, а в умении помогать ей и руководить ею: ведь и Хирургия славится не своими операциями, а умением лечить хирургические болезни.

Когда я узнал, что горячий ключ не подлежит охлаждению и невозможно предоставить его в пользование всем приезжающим, то задумался о пользе, которую можно извлечь из самого пребывания на водах. Я был уверен, что подобное использование вод никогда не будет признано врачами. Я уже было распрощался со своей идеей навсегда, как открытие нового ключа в этих же местах вновь зародило надежду и полностью изменило мои намерения, заставив обратить внимание на взаимосвязь минеральных вод.

Выгоды, которые я смог примерно подсчитать, оказались столь велики, что я решил снова приехать сюда следующим летом, дабы избавиться от непрестанно мучивших меня болей в груди. Так в 1810 году я попал в эти края вторично, и результаты лечения полностью оправдали мои ожидания.

Прежде чем изложить наблюдения и опыты, которые я осуществил на водах, стоит объяснить данное им мною азиатское название, ибо с точки зрения географии сам Кавказ (то есть Кавказский хребет) образует границу между Европой и Азией на юге, тогда как правительство Кавказской области находится в Европе. Однако земли между устьями Дона и Волги так отличаются качеством почвы, однообразием степей и, в основном, климатом, что нельзя их рассматривать как физическую часть соединенных перешейком российских земель по ту сторону Дона и Волги. Немцы-колонисты из Сарепты — первого местечка в низине, начинающейся под Царицыном, там, где Волга сворачивает на восток, и тянущейся до Каспийского моря, — уверяли меня, что места сии отличает чрезвычайная засуха летом, и редкие дожди заставляют с помощью дорогостоящих машин поливать виноградники, плантации табака и другие культуры, отнюдь не требующие подобного ухода ни в Германии, ни в остальной части Европы.

Однажды я решил тщательно изучить данные об этом крае. Могу сказать лишь о том, что, вероятно, ранее территория между Каспийским и Черным морями находилась под водой13; что эти моря образовывали одно, куда впадали Волга, Дон, Терек и Кубань до формирования теперешних русел. Допустив существование такого огромного моря, простиравшегося от того места, где Волга и Дон внезапно меняют свое направление, можно предположить, что оно достигало Урала, в него не впадала ни одна река с запада так же, как и с востока в Каспийское море, входившее в него и отделенное от Средиземного Босфорским проливом. Во время разлива вод через Босфор, что, по мнению Турнефора14, и было Всемирным потопом, Черное море, которое и сейчас глубже Средиземного, должно было высохнуть по всей нынешней территории между Каспийским и Азовским морями. Четыре великих реки текли по раскинувшемуся перед ними пологому склону и образовывали нечто вроде острова, который, будучи ранее морским дном, отделил Европу от Азии как Каспийское от Черного моря.

Граница между частями света не может проходить по сплошной однообразной степи: надо, чтобы физические законы исправляли географические неточности. Тогда нельзя будет отрицать возможность наличия границы между Европой и западной частью Кавказа по правому берегу Дона от устья до большой извилины около Хоперска.

Если допустить подобную точку зрения на природу территории между Каспийским и Черным морями, то местонахождение минеральных источников придется именно на горы Кавказа, образующие азиатскую границу той местности, которая, как я полагаю, ранее была морским дном. Неопровержимым доказательством тому является значительный подъем над уровнем моря, подъем, равного которому нет нигде в Европе.

Эти данные были получены мной во время барометрических исследований в Константиногорске. По данным барометрических таблиц Линденау, выведенных по формуле на месте, высота Константиногорска над уровнем моря достигает 272 туаза15, Георгиевска — почти 110 туазов, а Москвы — 52 туаза, тогда как Новочеркасск расположен на уровне моря.

Надо постичь природу отлогих склонов Европы с севера и Азии с юга, пересекающихся на том загадочном участке земли, который мы условились считать морским дном и который проходит границей между двумя частями света так же, как Черное море — не принадлежа ни Европе, ни Азии.

Невозможно нахождение между Кавказским хребтом и Донской областью места, расположенного ниже Черкасска, т. к. такая большая река, как Кума, теряется в пустыне, а другая река — Маныч — пересекает значительную часть этой территории и впадает в Дон. Это дает нам основания предположить, что пологий донской склон образует южную границу Европы, а крутой склон с другой стороны — границу Азии.

То же самое наблюдается со стороны Каспийского моря, разве что здесь азиатский склон не столь крут. Поэтому Рейнеггс решил, что Каспийское море выше Черного, т. к. Терек, спустившись с гор, заметно замедляет свое течение и разливается почти у самого устья. Но какова должна была бы быть высота Каспийского моря, если бы Терек сохранял на всем своем протяжении ту необычайную быстроту, с которой он несет свои воды по горам? Разливы отнюдь не свидетельствуют о высоте моря. Они вызваны тем, как справедливо отмечает Его Высокопревосходительство господин генерал-лейтенант граф де Кинсона, под руководством которого создавались водные коммуникации в Кавказской области, что Терек, неся большое количество ила, отлагает его в момент, когда сила течения не выдерживает тяжести чужеродных тел. Случается, что, благодаря таким отложениям, ложе реки поднимается. Естественно, что уровень воды в реке поднимается соответственно увеличению высоты ложа и, таким образом, река выходит из берегов.

А так как скорость течения у берегов меньше, то, наслаиваясь на землистые края, река сама образует естественную плотину Именно это с удивлением отмечаешь перед прибытием в Кизляр, где уровень воды в Тереке почти равен высоте экипажа, в котором едешь по огромной равнине. Замедление Тереком своего стремительного течения здесь, на равнине, свидетельствует об уменьшении наклона земной поверхности. Однако до сих пор еще не выяснено, насколько взаимодополняют друг друга скорость течения и протяженность Терека и Кубани.

Течение Волги тоже чрезвычайно медленное. 30 сентября 1809 года я установил, что скорость ее течения составляла 31 туаз в 2,5 минуты в районе Царицына, где ширина реки равнялась 525 туазам. Наибольшая глубина реки под Царицыном должна составлять 38 футов и 6 дюймов. Медлительность необычайная, которая, будь она известна Рейнеггсу, еще более укрепила бы его мнение о подъеме Каспийского моря. Но, вероятно, при сравнении скорости течения и протяженности Волги и Дона, Терека и Кубани результаты оказались бы разными.

Когда я был в Астрахани, господин Лохтин, корреспондент Санкт-Петербургской Академии наук, сообщил мне об очень высоком среднем уровне барометра — 30–20 углов. Подобный факт подтверждал бы чрезвычайно низкое расположение этого места. Мои метеорологические наблюдения в Константиногорске свидетельствуют об очень низком среднем уровне барометра, что соответствует значительной его высоте над уровнем моря.

Так, изучив среднюю высоту барометра в Черкасске и почти равную ей в Астрахани, заключение о возвышенности Черного моря можно считать поспешным, но, однако, можно соотнести предполагаемую разницу уровней двух морей с разницей наклона уровня местности от Константиногорска до Черного моря с одной стороны, и до Каспийского моря с другой, что соответствует разнице в скорости течения между Кубанью и Тереком.

Барометрические исследования в Черкасске проводились с помощью прекрасного барометра, наполненного очищенной киноварью ртутью, который я установил сам. У господина Лохтина барометр обычный, достоинств которого я не изучал. Посему я никоим образом не могу утверждать разницу между морями на основании лишь барометрических наблюдений. Можно надеяться на разрешение этой проблемы нынешним же летом, ибо господин граф Кинсона намеревается сровнять территорию от Каспийского моря до Манычских источников, что даст возможность обосновать эту точку зрения.

Согласно барометрическим наблюдениям, большая Кабарда может считаться самой высокой точкой между Каспийским и Черным морями, местом, где поверхность спускается к Дону, Азовскому и Каспийскому морям. Даже если уровень этих морей не абсолютно одинаков, то разница будет значительно меньшей, чем предполагалось ранее. Тем не менее, Каспийское море не может быть ниже Черного. Исходя из предположения, что ранее эти моря образовывали одно, Каспийское море не могло вытекать больше, чем Черное, уровень которого с тех пор не мог возрасти из-за наличия стока. Уровень же Каспийского моря не мог понизиться, т. к. благодаря впадающим в него рекам и обильным осадкам, получает воды больше, чем испаряет. Люди, проводившие наблюдения с берегов Персии, также заверили меня в заметном подъеме уровня Каспийского моря.

На самом высоком плоскогорье, между Каспийским и Черным морями, словно вбитые в землю, стоят горы Бештау, из которых и бьют горячие ключи. Река Подкумок отделяет возвышенности от этих гор, постепенно снижающихся от гряды ледяных вершин Кавказа до ложа реки и обычно называемых черными горами в отличие от ледников. Их отличает и строение: они состоят из порфира и известняка первой формации, тогда как горы по другую сторону реки — второй формации. Слово Бештау по-татарски означает «Пять гор» (Беш — 5, тау — гора) и относится к основной горе с пятью вершинами или к другим, окружающим ее пяти горам. С возвышенностей Ставрополя и Северной эти горы предстают в виде наростов на огромной равнине, которые выделяются как формой и расположением так и содержащимися в них драгоценными сокровищами, исторгающимися из их недр для облегчения мук страждущих.

Горячий источник на горе Мечухе, обычно именуемый горячими серными Константиногорскими водами, был единственным известным до меня. На этой горе я обнаружил еще три горячих серных ключа, а на другой, около Бештау — горячий железистый источник. Рядом с Байкундой16 у подножия пятиглавой горы я открыл один холодный серный и несколько соленых источников. На равнине между Мечухой и Лисьей горой я обнаружил два горячих соленых озера, которые, безусловно, как-то соединены с Мечухой. Я убежден, что кроме этих, в горах есть и другие минеральные ключи. На дороге, ведущей из Георгиевска в Константиногорск, я нашел ключ с горьким привкусом, однако изучить его не смог. Я подозреваю о наличии еще нескольких минеральных источников на Бештау. Поскольку источники сии никому до меня не были известны, я могу присвоить себе право на их наименование. Так я избрал имена наиболее славные и многозначительные, имена, которые любой народ произносит с любовью и воодушевлением.

Название Кавказских минеральных вод охватывает все источники, расположенные между Каспийским и Черным морями, что заставляет путать воды большой Кабарды с горячими водами Терека. В отличие от Терских вод, именуемых также Петровскими, ибо Петр I отправил на Кавказ лейб-медика для изучения целебных ключей17, я счел естественным дать этим водам название Александровских в память о Государе, который сделал больше добра для вод Кабарды, чем смог сделать Петр I для Терских, усмирив эти места, постоянно подвергавшиеся угрозе вражеского вторжения, и построив рядом с источниками пограничную крепость, дабы предоставить их в пользование всему цивилизованному человечеству. Потомство, безусловно, заслуживает, чтобы ему всегда напоминали об одном из величайших благодетелей; чтобы исцеленные этими водами больные воздавали почести и превозносили достоинства того, кому они обязаны столь неоценимыми дарами. Я назвал Мариинскими ваннами два соседних источника на горе Мечухе, один из которых теплый, а другой горячий.

Кислый теплый серный источник я назвал Елизаветинским18. Горячий железистый ключ на Бештау я нарек Константиновским, а холодный, расположенный у подножия Бештау рядом с речкой Байкундой - Екатерининским. Название старого ключа на Мечухе — «Горячая вода» — слишком хорошо отражает свойственные ему качества, чтобы его переименовывать19, кислый железистый источник в тридцати пяти верстах от Константиногорска был известен под своим черкесским названием «Нарзана» — Дух Героев или, как говорят русские, Богатырская вода. С тех пор, как рядом была воздвигнута крепость, названная Кисловодском воды стали именоваться Кислыми. Они настолько восхитили Палласа в период его краткого визита, что он назвал их Александровскими — именем, которое можно было бы дать всем сиим ключам, не будь среди них одного — единственно достойного столь славного имени.

На том же основании, что и Бештау, стоит гора Мечуха, где бьют серные ключи. Основание сие весьма высоко, и дорога к нему из Георгиевска тянется около тридцати верст вдоль Подкумка. Однако Мечуха заметно отличается от Бештау: и формой, напоминающей стог сена, тогда как Бештау похожа на киргизский колпак; и составом, представляющим известковые образования в противовес порфиру Бештау. С северной стороны склон Мечухи настолько покат, что незаметно сливается с приподнятой долиной. С южной же стороны, там, где виднеются снежные вершины гор, склон ее весьма крут.

 

17. Вид на гору Машук и пятиглавый Бештау.

К. Гейслер. Вид на горы Машук и Бештау, 1802 г. Источник.

(П. С. Паллас, Путешествия по южным провинциям Российской империи в 1793–1794).

 

Здесь, на трех террасах, на высоте, достигающей 60 туазов, расположились груды камней, которые напоминают своим пепельно-серым цветом гигантские сосны. На средней террасе растет несколько деревьев и кустарник, остальные две — пустынны. Примерно на середине последней находятся две груды беловато-серого и красноватого камня, из коих вытекает пара горячих серных ключей, один из которых относится к Мариинским ваннам. Второй источник я не исследовал, ибо он показался мне малопригодным для использования. Отчетливо видно, что сии каменные груды были образованы солончаковыми и земляными отложениями в результате испарения этих вод. Одинаковая форма указывает на возможное единство их хождения, что нельзя отрицать, видя образующие их тонкие сферические и волнообразные слои.

Похоже, что груды камней, из коих бьют ключи, расположенные внизу, относятся к одной горе. То поднимаясь вверх, то спускаясь, они текут вдоль берега реки на протяжении почти целой версты, образуя перед Мечухой нечто похожее на два крыла. Верхнее крыло делится надвое, одно — более близкое к реке и более длинное — полумесяцем огибает другое, где расположен горячий источник. Оба они образуют наклонную плоскость, чья вершина приходится прямо на место, где верхнее крыло отделяется от горы и переходит в долину, в коей, ввиду близости к водам, селятся больные. Это верхнее крыло Мечухи, так называемая коса, представляет собой нечто совсем иное, нежели скопление каменных груд, образованных осаждением серных вод. Со стороны реки находятся совсем другие каменные холмы. Здесь, на вершине горы, есть выдолбленный в туфе квадратный бассейн. Вкруг него стоят скамьи, что свидетельствует о ранее находившейся здесь публичной купальне. По своим размерам сей бассейн превосходит нынешний, вырытый перед горячим источником.

Видно место, откуда из него вытекала вода, но самого ключа я не обнаружил. Возможно, что он бил снизу. Кто были люди, сделавшие эту купальню? Маловероятно, что это черкесы, последние обитатели здешних мест. Они не любят ванн, а выполнять столь искусную работу им отнюдь не по сердцу. Со стороны долины эти каменные возвышения покрыты дерном, который виден лишь внимательному оку. Если слегка разрыхлить землю, то становятся видны такие же, как в других грудах, слои серого мергеля. Можно предположить, что первоначально воды стекали в долину, ибо выпавший в результате этого осадок уже покрылся землей и травой.

На том же основании, что и Бештау, стоит гора Мечуха, где бьют серные ключи. Основание сие весьма высоко, и дорога к нему из Георгиевска тянется около тридцати верст вдоль Подкумка. Однако Мечуха заметно отличается от Бештау: и формой, напоминающей стог сена, тогда как Бештау похожа на киргизский колпак; и составом, представляющим известковые образования в противовес порфиру Бештау. С северной стороны склон Мечухи настолько покат, что незаметно сливается с приподнятой долиной. С южной же стороны, там, где виднеются снежные вершины гор, склон ее весьма крут.

Здесь, на трех террасах, на высоте, достигающей 60 туазов, расположились груды камней, которые напоминают своим пепельно-серым цветом гигантские сосны. На средней террасе растет несколько деревьев и кустарник, остальные две — пустынны. Примерно на середине последней находятся две груды беловато-серого и красноватого камня, из коих вытекает пара горячих серных ключей, один из которых относится к Мариинским ваннам. Второй источник я не исследовал, ибо он показался мне малопригодным для использования. Отчетливо видно, что сии каменные груды были образованы солончаковыми и земляными отложениями в результате испарения этих вод. Одинаковая форма указывает на возможное единство их хождения, что нельзя отрицать, видя образующие их тонкие сферические и волнообразные слои.

Похоже, что груды камней, из коих бьют ключи, расположенные внизу, относятся к одной горе. То поднимаясь вверх, то спускаясь, они текут вдоль берега реки на протяжении почти целой версты, образуя перед Мечухой нечто похожее на два крыла. Верхнее крыло делится надвое, одно — более близкое к реке и более длинное — полумесяцем огибает другое, где расположен горячий источник. Оба они образуют наклонную плоскость, чья вершина приходится прямо на место, где верхнее крыло отделяется от горы и переходит в долину, в коей, ввиду близости к водам, селятся больные. Это верхнее крыло Мечухи, так называемая коса, представляет собой нечто совсем иное, нежели скопление каменных груд, образованных осаждением серных вод. Со стороны реки находятся совсем другие каменные холмы. Здесь, на вершине горы, есть выдолбленный в туфе квадратный бассейн. Вкруг него стоят скамьи, что свидетельствует о ранее находившейся здесь публичной купальне. По своим размерам сей бассейн превосходит нынешний, вырытый перед горячим источником.

Видно место, откуда из него вытекала вода, но самого ключа я не обнаружил. Возможно, что он бил снизу. Кто были люди, сделавшие эту купальню? Маловероятно, что это черкесы, последние обитатели здешних мест. Они не любят ванн, а выполнять столь искусную работу им отнюдь не по сердцу. Со стороны долины эти каменные возвышения покрыты дерном, который виден лишь внимательному оку. Если слегка разрыхлить землю, то становятся видны такие же, как в других грудах, слои серого мергеля. Можно предположить, что первоначально воды стекали в долину, ибо выпавший в результате этого осадок уже покрылся землей и травой.

Мысль о том, что задняя часть горы представляет собой отложения термальных вод, переросла в уверенность, едва я, спустившись к последней верхушке, обнаружил место, откуда сейчас бьет большой горячий ключ. Перед ним уже вырос огромный каменный холм, и можно представить, как он будет увеличиваться по мере течения воды.

Между ключом и продолжением горы, искривляющейся полумесяцем, есть тропинка, ведущая вверх, к задней ее части, через самую высокую каменную груду. Здесь, прямо над источником, бьющим из такого же, как другие холмы, грунта, видны следы другого, ранее существовавшего ключа. Неясно, какая из каменных груд, образующих гору, предшествовала той, что находится ныне под горячим источником.

Грунт каменного холма разноцветен: белый, землисто-белый, белоснежный — в местах отвала; соломенно-желтый, оранжевый, красноватый, зеленый — в зависимости от направлений, по которым текла вода. Здесь можно встретить такой же белый и легкий мергель, которым белят дома в Константиногорске. Цвет остальных каменных возвышений колеблется от серого до пепельно-серого и ржавого.

Видимые следы давних катастроф20 свидетельствуют о значительно более древнем, нежели у каменных холмов, происхождении самой горы. В середине груды, образовывающей мыс в форме полумесяца и расположенной прямо над большим источником, есть щель, которую выделяет растущая из самой земли полоса травы. Идя вдоль горы, щель то совсем скрывается в траве, то сужается, то расширяется вновь. В самом широком месте она достигает от 8 до 10 вершков, что, однако, не позволяет разглядеть дно. Здесь, среди отвалившихся кусков горы, растут самые высокие деревья и кустарники.

С середины вершины горы начинается галерея шириной 3–5 аршин, внутри коей растет кустарник. С обеих сторон стоят каменные, на первый взгляд, монолитные блоки, которые на самом деле образованы отложениями минеральных вод. Блоки сии столь изолированы и высоки, что невозможно представить, как они туда попали. Изучение щели, рассекающей гору, делает возможным предположение о том, что галерея является не чем иным, как такой же щелью, скрытой под землей.

На самой вершине, образовавшейся вследствие отложения минеральных вод, там, где она соединяется с Мечухой, находится каменистый слой совсем иной природы. Это слой разрушенного гипса, круто спускающийся к небольшой долине и с другой стороны. Между ними находится кислый теплый серный источник, который я назвал Елизаветинским. Если встать рядом с ним и смотреть в сторону вершины Мечухи, то одна сторона гипсового отвала окажется слева, а другая — справа. Место между этими откосами, вероятно, образовалось в результате обвала, разрушившего толстый слой гипса и тем самым отделившего высокой стеной эту площадку от ранее существовавшего широкого плато. Эхо шагов свидетельствует о нахождении внизу пологого пространства, охватывающего всю долину от гипсовой стены до самой реки. Эта стена из разрушенного гипса огораживает Мечуху с юго-востока, юга и юго-запада, полностью отделяя вышеназванные груды от самой горы. Вероятно, различные ключи, бьющие в настоящее время на этой горе, и те, чье существование подтверждают оставшиеся следы, выходили на поверхность именно из этого гипсового слоя, кроме расположенного выше маленького источника в форме воронки.

Теплый Мариинский источник расположен в овраге и не выходит наружу. Чтобы вода текла в бочку, помещенную под палаткой, мы пробили склон так же, как для ванн, которые я счел возможным рекомендовать Ее Превосходительству госпоже графине де Витингофф. Работавшие здесь солдаты были крайне удивлены, обнаружив под первым крошащимся слоем из осадка серных пород твердый камень, который не поддавался ни кирке, ни лопате. Это оказался превосходный мрамор, и господин барон де Витингофф велел отшлифовать образцы, чье подробное описание было дано в Записках, зачитанных на заседании Московского общества натуралистов21. Именно Мариинским ваннам семейство де Витингофф обязано чудесным исцелением госпожи графини,- самым удивительным выздоровлением, свершившимся на Александровских водах. А натуралисты, и, быть может, само государство обязаны открытием столь ценных мраморных рудников этому первому исцелению Мариинскими водами.

Однако каждый из бьющих на горе ключей, проходя сквозь подобный фильтр длиной почти в одну версту, сохраняет определенные свойства и составные части.

Особенно примечательным является то, что различные источники, расположенные по соседству, на протяжении веков сохраняют неизменным свой химический состав. Это поддается лишь механическому объяснению. Как объяснить, что в течение бесконечного времени вода находит на своем пути те же частицы и в тех же пропорциях, кои она содержит в себе? Что такое «источник»? Как он образуется, откуда начинается? По моему мнению, лишь природный ключ может называться источником и существовать в строго определенном месте. Вода такого источника образует, накапливает и изменяет известные и неизвестные нам качества. Можно ли сравнить геологию с физиологической функцией органа и сказать, что в определенных местах под действием непонятных нам факторов, словно подчиняясь силе влияния гальванического аппарата (если эта мысль не покажется слишком смелой и парадоксальной), вода способна приобретать качества, не свойственные ни ей, ни месту, откуда она течет? То же самое происходит с кровью, превращающейся в различные новые субстанции в зависимости от того, в какой орган она поступает.

Часть опытов я провел еще в свой первый приезд сюда в 1809 году. Невыразимые и непреодолимые трудности помешали мне завершить начатое выпаривание вод и установить количество содержащегося в них газа. Мне не удалось и привезти из Москвы все необходимые для этого приборы. Я ходатайствовал перед Его Высокопревосходительством господином Министром внутренних дел Тайным Советником Козадавлевым о предоставлении мне помощи в лице аптекаря из Георгиевска, который единственный в этих местах располагал приборами, необходимыми для исследований такого рода. Мне доставляет истинное наслаждение право публично засвидетельствовать ту благосклонность, с коей Его Высокопревосходительство удовлетворил мою просьбу.

Господин аптекарь Иван Матвеевич Соболев22 проявил в этих опытах столько доброй воли и умения, что мне удавалось выпаривать по 50 фунтов воды из каждого источника и, таким образом, установить количество содержавшегося в них газа.

26 июля в 10 часов утра при прекрасной погоде на дощечку пневматического аппарата были водружены 2 цилиндра, содержащих один — 16, а другой 17 английских дюймов живой ртути.

В реторту из белого стекла, ранее уже применявшуюся в опытах в два приема было влито 12 унций воды, взятой из находившегося поблизости горячего источника, в 50-ти шагах от которого был помещен прибор. Отверстие реторты тщательно прикрывалось пальцем того, кто со всей возможной быстротой нес ее к источнику. Соединение реторты с проводящей трубкой, изогнутой в форме буквы «S», конец которой входил в затычку из пробкового дерева, было весьма надежным, благодаря толщине пальца, смазанного смесью яичного белка и муки, а затем обернутого тряпицей и завязанного нитью. После того, как были влиты 12 унций серной воды, в реторте осталось незаполненным пространство около 4-х унций: горлышко реторты располагалось далеко от основания.

Под ретортой была зажжена винная спиртовка, и четыре минуты спустя в цилиндре стал подниматься газ. Вскоре вода закипела, и за 15 минут в обоих цилиндрах оказался 21 кубический дюйм газа. Вода кипела так, что поднималась в цилиндре. Поскольку газ больше не выделялся, проводящая трубка была вынута с таким расчетом, чтобы не упала находящаяся в реторте ртуть. Газ в цилиндрах не возгорался от пламени свечи и имел отвратительный дух тухлых яиц, а вода, оставшаяся в реторте, полностью потеряла дурной запах и на вкус была соленой и вяжущей.

Тут же повторный опыт дал те же результаты.

17 августа погода была не столь ясной, как 26 июля. Вода пахла сильнее обычного (что всегда бывает при плохой погоде). 12 унций воды горячего Мариинского источника выделили 21 дюйм газа, чей запах был насыщен серой менее, нежели полученный из воды большого источника. Особенно замечательно то, что в этом случае поверхность ртути в цилиндрах почернела больше, чем при использовании воды большого источника. Возможно, сера, содержащаяся в воде горячего Мариинского источника, отличается от большого. Когда опыт закончился, вода в реторте не имела ни малейшего запаха.

В этот день так же были обработаны 12 унций воды теплого Мариинского источника, которые выделили 27 кубических дюймов газа. Ртуть отнюдь не почернела, и запах в цилиндре был скорее приятный, нежели дурной. Он напоминал запах меда и не вызывал затруднения дыхания.

Пневматические опыты с водой Елизаветинского источника не вполне удались из-за поломки прибора, а затем и отсутствия времени для их проведения. Я могу лишь сказать, что в этом ключе содержание газа превышает наличие его в теплом источнике. Стало невозможно продолжать опыты и посему не удалось получить газы, содержащиеся в остальных водах.

ПРИМЕЧАНИЯ

 

Примечания по сравнению с печатным изданием, с которого осуществлена данная публикация, дополнены и расширены мной. Подбор иллюстративного материала также мой.  - Ю. М.

1C 1807 г. Ф. П. Гааз назначен на должность старшего врача московского госпиталя имени императора Павла I, т. е. «Павловской Больницы», видимо, ее он и имеет ввиду.

2Сарепта – немецкая колония в Поволжье, сейчас эта территория вошла в состав Волгограда. На 1810 гг. Серепта - большой развитой город, в котором, кстати, есть свои минеральные воды, и курорт, довольно модный в конце XVIII. Сарептские минеральные воды постепенно с открытием и развитием Кавказских минеральный вод теряли популярность и вскоре были забыты, впрочем. и сейчас там существует санаторий "Ергенинский" и воды Ергенинского источника используются для лечения.

3Георгиевск, с 1802 по 1822 г. г. – центр Кавказской губернии (сама крепость существует с 1777 г.), «ворота» Кавказских вод. Вот как описывает Георгиевск еще один путешественник этого времени по Кавказу Юлиус Клапрот в книге «Описание поездок по Кавказу и Грузии в 1807 и 1808 годах»: «Георгиевск – маленький, довольно хорошо укрепленный городок на левом берегу реки, названной русскими Подкумком или Подкумкой, черкесами Гумех, когда-то известной также под названием Малая Кума. На восточной и южной сторонах крепости склон очень обрывистый, так что вы можете спуститься с него лишь в немногих местах и с большими затруднениями. Виден крупнозернистый песок и глина, в которых иногда обнаруживаются маленькие окаменелые и разложившиеся насекомые.

На северной стороне город примыкает к степи и незаметно спускается к казацкой станице, удаленной от него где-то на версту. Крепостные валы самого Георгиевска, образующие пятиугольник, хотя и земляные, серьезно укреплены пушкой. Однако в последние годы на западной стороне, где город не защищен рвом, начались крупные работы по возведению каменных бастионов. Все это сделает город неприступным против всякого нападения горцев, не имеющих ни артиллерии, ни малейшего представления об осадных действиях. Материалы для строительства поставляются из известняковых карьеров соседнего Бештау.

Георгиевск, ныне столица Кавказской губернии, был основан в 1777 г., во время образования Кавказско-Кубанской линии. Он отстроен добротно и быстро, но дома, как правило, сделаны из хрупких досок, и едва ли вы обнаружите хоть одно жилище, способное зимой спасти городских обитателей от неприятных и пронизывающих ветров степи. Окрестные территории весьма красивы, а вся равнина близ Подкумка покрыта лесами. Хотя здесь нет по соседству болот, а воздух сух и свеж, все же здешний климат заметно влияет как на чужестранцев, так и местных жителей и к концу лета и в начале осени вызывает частые лихорадки, так что едва ли найдется хоть один дом, где не окажется пациента, пораженного этой болезнью».

4Иоганн Фридрих Блуменбах (1752–1840) - известный немецкий анатом, антрополог и естествоиспытатель, профессор медицины и заведующий естественно-историческим кабинетом в Геттингене. Автор теории о пяти расах, выдвинул гипотезу о происхождении человечества именно с Кавказа, именно он белую расу назвал «кавказской».

5Константиногорская крепость при слиянии рек Золотушка и Подкумок, основана в 1780 году. Сейчас эта территория Пятигорска. В настоящее время от крепости фактически ничего не осталось, на ее месте стоит памятный знак в виде кирпичной стены.

6Иоганн Антон Гюльденштедт (1745–1781) – еще один известный «русский немец», медик, путешественник, естествоиспытатель. Занимался в т. ч. исследованиями Северного Кавказа и Грузии (1768–1774). Материалы его экспедиций и дневники суммировал и издал герой следующего примечания – Паллас. Рискну полностью поместить главу о терских минеральных водах из его книги, потому то она дает хорошее представлениt и об экспериментах, которые ставились с целью изучения химического состава воды, так и о способах лечения минеральными водами различных болезней – от проказы до укусов бешеной собаки.

«Описание теплых целительных вод на Тереке

Прежде чем я покину Терек, я хочу еще дать отчет о моих заметках по поводу пяти теплых целительных вод, расположенных по ту сторону Терека у подошвы гор. Воды эти я называю: 1. Петровские; 2. Екатерининские; 3. Павловские; 4. Орловские; 5. Андреевские или Мариинские.

1. О положении и количестве теплых целительных вод

С северной стороны Кавказских гор, которые образуют между Черным и Каспийским морем русскую границу на юге, проистекает много сладких минеральных источников, которые обычно называются теплыми целительными источниками. Чаще всего их находят на южной стороне реки Терек, напротив казачьих сел Новогладки, Щедрина и Червленой. Самые центральные воды,расположенные ближе всего к Тереку, были уже известны Петру Великому. По его приказу их исследовал д. Шобер, который назвал их водами св. Петра и дал их короткие описание. Оно напечатано в четвертой части собрания русской истории.

Исследования госп. Шобера дали мне повод произвести по высочайшему повелению новые опыты с водами св. Петра для пользы русских жителей, и кроме того, исследовать соседние воды, которые X. Шобер не знал, и по его примеру дать им собственные названия. Но я открыл по химическим аксиомам, что в этих водах совсем нет тех свойств, которые им приписывал госп. Шобер. Поэтому я заново испробовал их целительные силы и с помощью лечения больных сам ближе познакомился с их действительной пользой и употреблением. Все это видно из следующего короткого описания.

На упомянутой северной стороне находятся четыре источника, которые я назвал водами св. Петра, св. Екатерины, св. Павла и св. Марии. Их географическое положение обозначено на приведенной здесь карте, напечатанной на русском языке при здешней Академии наук. По карте можно определить их расстояния относительно друг друга и лежащие вблизи населенные местности. В населенных местностях, расположенных к северу от Терека, живут русские казаки, в остальных же, лежащих к югу, живут татары или народы татарского происхождения. Все-таки и эти последние местности благонадежны, так как татарские князья и старейшины принесли присягу верности русскому царству и дали заложников.

Простирающаяся на восток и запад гряда гор, из которой берут начало горячие ключи, в различных местах прорезается реками и состоит из точильного камня и песчаника, покрытых плодородной клейкой землей. Самая большая высота этих гор над поверхностью Терека составит едва 1000 парижских футов. Воды св. Катерины, расположенные выше всех, имеют среднюю высоту между вершиной гор и поверхностью реки; так как барометр показал на вершине горы 26 дюймов парижской меры, у вод св. Катерины 26 дюймов 6 линий, и у берега реки 26 дюймов 11 линий. В то же время термометр Реомюра поднялся на 23* выше нуля.

Среди этих вод, названных особыми названиями, некоторые берут начало от одного ключа, другие из многих, расположенных в 100 шагах один от другого. К первым относятся воды св. Павла и св. Марии, к последним св. Петра и Екатерины. Воды св. Петра состоят из трех довольно далеко отдаленных друг от друга источников; из них я называю западным тот, который впадает в Терек, восточным — источник, впадающий в Сунджу, и средним источник, который образует маленькое озеро. Таким же образом я делю воды св. Катерины по их положению, обозначенному на карте, на восточные и западные.

2. О физических свойствах и химическом составе вод

Все воды отличаются друг от друга в рассуждении количества воды и степени тепла. Западные воды св. Катерины дают больше воды, чем все другие, а именно от 276 до 300 медицинских фунтов в один час; западные воды св. Петра несколько уступают первым; другие же по сравнению с двумя первыми очень слабые, хотя они также текут непрерывно весь год.

Теплые воды, превосходящие остальные по количеству воды, одновременно обладают и большей степенью тепла. По термометру Реомюра свойственное им тепло достигает 71 градуса; это тепло они сохраняют при всех атмосферных изменениях. Восточные воды св. Катерины также имеют различное тепло — от 50 до 65 градусов в различных источниках. Тепло в водах св. Марии достигает до 60 градусов, в водах св. Павла до 58, в восточных водах св. Петра до 50, в средних до 41.

Если эту воду вскипятить, то температура ее будет такая же, как и обычной кипящей воды, — 80 градусов. Все эти воды остаются, даже после того как они остыли, светлыми и прозрачными, как кристалл.

Вкус и запах совершенно такие же, как у серной печени, но после охлаждения они настолько теряются, что после того как вода, зачерпнутая из теплых вод, простоит в открытом сосуде 24 часа, ее почти не отличить от обычной не очень свежей воды. Жители сел Девалкирегент и Истее охлаждают ее и употребляют ежедневно в домашнем быту. Эти воды теряют также чрезвычайно быстро свой вкус и запах при кипячении. Запаха и вкуса горного или нефтяного масла, которые им приписывает госп. Шобер, я не ощутил; хотя некоторые лежащие вблизи холодные источники содержат много нефти.

Для открытия в этих теплых целительных водах свойственных им составных частей я пользовался так называемыми химическими реактивами и равным образом дистилляцией и кипячением.

При смешении с реактивами в воде этих теплых целительных вод появились следующие изменения:

1. При растворении в воде свинцового сахара она становится очень мутной и дает в осадок черноватое вещество.

2. С серебром, растворенным в азотной кислоте, она становится сначала белой, потом принимает темно-фиолетовый оттенок и наконец становится черной. Серебро, брошенное в эту воду, пока она еще горячая, таким же образом становится довольно черным.

3. С виннокаменным маслом она становится темной без кипения, но остается совершенно прозрачной и без всякого осадка.

4. С купоросным спиртом она немного шипит и одновременно выделяет на дно стакана маленькие пузыри, но не теряет ни цвета, ни прозрачности.

5. С распущенными в воде квасцами она немного вскипает, делается прозрачно-белой, и через несколько минут на ней появляется белое облачко.

6. С распущенным в воде синим купоросом она делается бело-зеленой и немного прозрачной.

7. С мелом, растворенным в азотной кислоте, вода сильно вскипает и темнеет, после становится темно-белой и немного непрозрачной.

8. С ртутью, распущенной в азотной кислоте, вода делается очень темной и непрозрачной, вскоре [становится] лимонно-желтой и выделяет желтоватое вещество.

9. С растворенным в воде сублимированным Меркурием она немного шипит и выделяет, не делаясь мутной, со дна сосуда вверх маленькие пузырьки; через четверть часа на дно падает много маленьких, переходящих из желтого в темный [цвет], хлопьев.

10. От чернильного ореха она только мутнеет, но не становится ни фиолетовой, ни черной.

Из этих явлений или изменений, вызванных реактивами, становится достаточно ясным то, что теплые целительные воды не содержат ничего другого, кроме серы и щелочных или минеральных солей, которые, смешанные друг с другом, производят серную печень, что легко установить и из запаха и вкуса воды.

Опыты 1, 2, 3 показывают, что вода содержит серу. Но эта сера чрезвычайно утонченная и легко испаряющаяся, не выступает в форме цветка на поверхности воды и не погружается на дно при четвертой попытке с помощью кислых спиртов. Она, наоборот, улетучивается полностью с поднятием водных паров, так что в охлажденной воде нет даже следов ее, поэтому и серебро, положенное в холодную воду, не чернеет. Таким же образом осадок от смешения с этой водой серебра и ингредиентов свинца остается белым.

Но так как природа сильнее, чем искусство, то она выделяет из этих вод настоящую серу; сера оседает толстой коркой на камнях, между которыми пробиваются источники. Это часто происходит у вод св. Катерины, у других — реже. Опыты 4—9 показывают, что вода содержит щелочные или минеральные соли. Особенно это заметно по краям ручьев, через которые эти теплые воды протекают; но еще заметнее это становится, когда вода испаряется, в этом случае из одного фунта последней остается приблизительно 3 грана соли. Она растворяется с шипением в купоросной кислоте и образует кристаллы, похожие на глауберову соль.

Некоторые источники этих теплых целительных вод несут в себе также в большом количестве известковую землю, так что в фунте воды содержится 3 грана; это особенно [часто] встречается у западных вод св. Петра и св. Екатерины. Вода, падающая на камень, осаждает упомянутую землю в форме зеленого горшечного камня и постепенно, как корой, покрывает камень и другие твердые тела, находящиеся в воде.

Магнит не притягивает оставшиеся и кальцинированные после кипения осадки. Поэтому я не могу согласиться с госп. Шобером, который придерживается того мнения, что в этих водах имеются частицы железа. Но это исключается как показанным в десятом опыте смешением с чернильным орехом, так и вкусом [воды].

Далее, очевидно, что эти воды не содержат ни одной из двух слабительных солей, ни ту, которая состоит из минеральной щелочной соли и купоросной кислоты, ни другую, с магнезией, так как при третьем опыте в водах не было никакого земляного осадка и при 7-м опыте осадок состоял не из селенита, а только из известковой земли.

Таким же образом я не увидел в микроскоп в оставшихся после выпаривания соляных почвенных осадках кристаллы обычной поваренной соли; следовательно, воды эту соль не содержат.

Что эти воды не содержат сжатый воздух или углекислоту, ясно уже само по себе из того, что этот воздух не может находиться в горячей или кипящей сырости, что имеет место во всех до сих пор известных теплых целительных водах. Чрезвычайно мелкая сера выступает здесь на месте сжатого воздуха, и поэтому эти воды по праву причисляют к целебным водам, которые в рассуждении их состава и свойств очень похожи на Лакейские теплые воды.

Но если кто-нибудь поставленные мною опыты с теплыми водами и с полученным с их помощью химическим составом сравнит с тем, что утверждает госп. Модель в своих химических свободных часах (с. 105 и следующие) в отношении вод св. Петра, и с тем, что он очень уверенно (с. 130) приводит вместо приложения, то видна очень большая разница между нашими мнениями. Я полностью верю в опыты этого известного человека и далек от того, чтобы опровергать сделанные им выводы; но я ясно увидел, что он производил свои опыты не с водой теплых вод, а с водой кислых источников, о которых госп. Шобер упоминает в вышеназванном труде (с. 167). Поэтому ошибку не следует приписывать нашему петербургскому химику, который никогда не был на теплых целительных водах, а скорее тому, кто послал эту воду в СПб. и ошибочно ее обозначил.

Эти кислые воды образуют не очень большой холодный колодец, который расположен от западных вод св. Петра всего в 9 шагах на юг и находится на той же горизонтальной поверхности. Воды эти всегда мутные и тинистые; на их поверхности плавает некоторое количество капель горного масла, почему они и пахнут им; впрочем, у них вкус купороса и довольно горький. Смешанные с чернильными орехами, они становятся очень черными, с виннокаменным маслом же — серо-белые; при кипении они дают селенит, медицинскую горькую соль, содержащую магнезию, черный или железный купорос, который виден также по краям колодца, и глинозем. Все это полностью совпадает с тем, что госп. Модель писал об этой колодезной воде. Поэтому не следует удивляться тому, что он при своих опытах получил купоросную кислоту, которую упомянутое соленое вещество действительно содержит и которую легко выгнать с помощью огня из не вполне стойкого железного купороса. Поэтому я больше совершенно не сомневаюсь в том, что госп. Моделю для производимых им опытов была послана вода не из теплых источников, а скорее вода последнего вида, которую госп. Шобер причислил к кислым водам, но их нельзя считать целительными кислыми водами из-за содержащихся в них глинистой земли и нефти, а также из-за едкости купороса и недостатка углекислоты.

В маленьких ручьях, которые вытекают из теплых вод и расположены от источников в таком отдалении, что тепло их не превышает 30* по Реомюру, растет вид водяного мха, или ульва, который покрывает дно и берега этих ручьев листьями, похожими на кожу, толщиною в лист бумаги; нередко эти листья лежат друг на друге.

У всех этих листьев нижняя поверхность кирпичного цвета и немного шероховатая; верхняя — зеленая, на вид как будто покрыта белым мхом, и связана она с нижней с помощью маленьких волокон. В декабре месяце на верхней стороне можно увидеть плод в виде опущенного в воду пузыря. Плод кругловатый, немного больше голубиного яйца, клейкий и прозрачный. Снизу у него есть совсем короткий зеленый стебелек; иногда стебелек один, иногда состоит из многих маленьких веточек. Госп. Шобер тоже заметил эти растения и описал их на с. 161 под названием темно-красноватого или желтого осадка с белыми полосами. Из чего читатель, который никогда не видел этих вод, может почерпнуть доказательство о существовании определенных железных частиц, постепенно опускающихся на дно. После того как я внимательнее [исследовал) осадок, которому свойствен упомянутый цвет, мне показалось необходимым упомянуть об этой ошибке.

Кроме описанных сейчас и указанных на карте, согласно их расположению, теплых вод, вытекают из этого горного хребта еще пара других вод; одни приблизительно в 35 верстах к югу от села Костек у реки Койсу, другие — на бештовишских горах. На В.Ю.В. от первого ручья до вод св. Петра насчитывается приблизительно 100 верст, на запад от другого — приблизительно 200.

Теплые воды у реки Койсу называют в Кизляре обычно водами св. Андрея, потому что недалеко оттуда прежде находилось татарское село Ендери (русск. Андреева). Дорога к этим водам идет к югу от Кизляра через Костек; длина ее равна приблизительно 100 верстам. Теплый источник вытекает только на несколько футов выше поверхности реки Койсу из проходящих по левому или западному берегу гор из песчаника, которые в этом месте доходят до реки. Ручей, текущий в реку, маленький и негорячий, так что термометр Реомюра в нем показывает только 45 градусов. По вкусу и запаху эти воды похожи на вышеописанные и содержат, как и они, очень мелкую серную печень. При своем беге ручей не оставляет частиц земли.

Положение находящихся в бештовишских горах теплых вод показано на карте, приведенной мною в историческом и географическом календаре 1779, где намечена новая граница, проходящая между рекой Терек и Азовским морем. Они находятся в 30 верстах З. Ю. З. от крепости св. Георга. Источники этих вод берут начало в юго-западном углу горы Машук, которую можно рассматривать как южное продолжение бештовшских гор. Они текут напротив левого берега реки Подкумка, называемой черкесами Гума, однако почти не достигают [ее], потому что их воды, которые приблизительно на протяжении двух верст текут против обрывистых местностей, почти целиком испаряются. Горы, из которых эти теплые источники берут начало, состоят из известкового песчаника, поэтому и воды их несут много известковой земли, которую они осаждают в начале и конце своего течения в виде очень белого камня. Этой мелкой землей они часто заносят свой исток, и поэтому замкнутые пары вырываются с сотрясением, оставляющим в горах трещины, следы которых можно увидеть во многих местах. Впрочем эта ручьевая вода не горячая, а умеренно теплая, так что ее сразу можно пить из ручья, и в нем купаются. В отношении вкуса, запаха и содержащихся в ней частей вода во всем совпадает с вышеописанными теплыми водами, за одним исключением, что в ней содержится несколько больше известковой земли, чем в водах св. Петра. Нередко там же, среди упомянутых белых камней, находится сера.

3. О целительных силах теплых вод

Из всего доложенного мной о химических составных частях и свойствах теплых целительных вод становится достаточно ясным, что воды эти, похожие на мыло, обладают силой, как при внутреннем, так и при внешнем лечении, смягчать и очищать тело, разжижать соки, устранять запоры, действовать как потогонное и мочегонное. Отсюда с очевидностью следует:

1. Что употребление их внутрь очень полезно при болезни зоба или похожих золотушных затвердениях, при узлах в груди, при сухотке, проистекающей от закупорки желез, при закупорке печени, селезенки, матки, при болезни суставов и некоторых других случаях, как-то: при желтухе, ипохондрии, при отягощении геморроя и матки, происходящих от закупорки внутренностей, наконец, для больных с затрудненным дыханием или для тех, у кого в легких есть затвердение, каменистая материя или мокрота.

2. Их употребление внутрь и снаружи сулит облегчение в болезнях, которые происходят от осаждения в мочеточниках или мочевых пузырях песочной или слизистой материи и сопровождаются болью в пояснице и в крестце; далее в похожих вызывающих боли затвердениях в руках, ногах и прочих суставах, также в других болезненных случаях, которые возникают от задержки испарений или пота, одним словом, во всех болезнях с ломотою в суставах и костях.

3. Внутреннее и еще больше внешнее употребление вод полезно для искоренения хронической тяжелой крови, которая вызывает рожу, чесотку, паршу, проказу, чесоточную красную сыпь, венерические лишаи и незаживающие раны.

4. Внешнее употребление, купание в них сулит облегчение при иссушениях, затвердениях, неподвижности суставов, стягивание членов, особенно когда такие случаи происходят от венерических болезней, которые лечили с помощью ртутных средств неумело и неразумно..

5. Внутреннее и внешнее употребление теплых вод полезно при тонических и конвульсивных судорогах, также и при случаях ломоты, которые происходят от того, что какая-то тяжесть переходит в артерии.

6. Если взять остывшую и очищенную от запаха и вкуса серной печени воду, то оставшаяся в ней щелочь уничтожает сначала кислоту в животе, а потом выгоняет мочу. Смешанная с молоком, она очень полезна для чахоточных вместо обычного питья.

Силы этих теплых вод могут стать еще действеннее с помощью хорошей диеты и применения внутреннего лечения, которое назначается для каждой болезни по разумным правилам врачебного искусства. Хотя эти силы свойственны всем вышеупомянутым теплым водам из-за совпадения химических составных частей, но все же западные воды св. Петра и Катерины имеют преимущество перед остальными, так как в них содержится чрезвычайно большое количество воды с высокой степенью тепла. Наши больные могут с удобством пользоваться западными водами св. Петра, особенно из-за того, что они расположены вблизи реки Терека, который составляет русскую границу. Местопребыванием для гостей мог бы служить Музин остров, как его называют тамошние жители, расположенный севернее реки Терек, прямо напротив этих западных вод и на расстоянии только двух верст. Это место очень приятное и предпочтительно особенно потому, что там не может быть никакой опасности, грозящей ночными разбойничьими нападениями, и потому еще, что воду можно привезти туда без труда или в плотно закрытых бочках, вместимостью в 40 ведер, или провести по деревянным трубам до берега реки Терек, расположенного против острова. В моем мнении о целительных силах теплых вод я с моей стороны еще больше уверился из-за исцеления около 40 человек,одержимых различными болезнями. Они выздоровели благодаря водам св. Катерины и св. Петра в мае месяце 1771 и 1773 при моем содействии. Поэтому я здесь привожу [сведения] как об общих, так и отдельных лечениях, с короткими замечаниями об отдельных болезнях.

4. Об общих целительных методах у теплых вод

В первый день у всех больных с помощью кровопускания из руки уменьшалось количество крови, за исключением немногих, у которых явно было мало крови. Выпускали от 6 до 14 унций крови, чтобы не произошел смертельный удар из-за сильного ее волнения, вызываемого употреблением теплых вод.

День спустя после кровопускания давали слабительное больным, отягощенным мокротой, хладнокровным и слабым — от двух скрупул до одной драхмы ревеня; холерическим больным и тем, у которых я замечал склонность к воспалению крови, — от 2 до 11/г унции астраханской соли, до этого еще часто шли несколько драхм очищенного винного камня; наконец, венерическим больным — от 8 до 12 гран сублимированной ртути.

После того как я подготавливал таким образом больных, я сам начинал на третий день лечение водами. Утром в 6 часов больные брали от 3 до 6 аптекарских фунтов теплой воды, или чистой из источника, или смешанной с молоком; в 9 часов они сидели в ванной, и в 4 часа пополудни они либо еще раз садились в ванну, либо шли на полчаса в купальную комнату, где они давали капать воде с высоты в 4 фута, повторяя это [несколько раз], на разные части тела, которые были поражены холодными опухолями, неподвижностью членов или подагрой. После купания больные покрывали свои тела чем-то легким и лежали час в кровати, чтобы медленно исчезал выступивший у них пот.

Так как эти воды из-за недостатка сернокислой магнезии не обладают слабительными силами, то во время лечения, длящегося четыре недели, несколько раз повторно принимают вышеназванные слабительные, чтобы не отяготить тело излишним количеством воды. Одновременно с этим заботятся и о том, чтобы воды не вызвали запора. Испражнения больных все время были естественного цвета, а не черного, как говорит господин Шобер.

Каждый вечер для укрепления живота перед обедом и ужином давали горькие экстракты из... и вермут, потому что эти воды очень его ослабляют из-за того, что они не содержат ни в малейшей степени железистые вещества и при этом они мыльные и горячие. Я советовал продолжать принимать эти лекарства еще несколько недель после продолжения лечения, прибавляя к ним для усиления сил немного коры хинного дерева и железных опилок.

Остывшую воду, не имеющую уже ни запаха, ни вкуса серы, употребляли, или в чистом виде, или смешанную с молоком, как обычное питье; если же после купания проявлялось необыкновенное волнение в крови, то больные пили вместо этого питья ячменную воду с селитрой. Их еда состояла из свежей баранины и курятины, молока, масла, рисовой, пшенной, ячменной и овсяной каши с обычными русскими сухарями или свежим пшеничным хлебом.

5. Об отдельных [случаях] лечения на теплых водах

Тридцатилетний мужчина страдал после трехдневной лихорадки закупоркой желез, расположенных во внутренностях и в селезенке, что было отчетливо видно и по тугой опухоли вокруг пупка и на левом боку, а также по рези в животе, поносу и по цинготным пятнам на ногах. Он принимал теплую воду внутрь, при этом ходил несколько раз в ванну, часто мыл ноги и на 5-й день у него полностью прошли рези в животе, а на 6-й понос, опухоль на животе постепенно спала, так что на 17-й день ничего не было заметно, и естественные необходимые для человеческой жизни отправления нисколько при этом не пострадали. Внутреннее и внешнее употребление теплых вод после этого продолжалось еще несколько дней, чтобы полностью уничтожить скрытую цинготную остроту в крови, которая еще наблюдалась на 15-й день лечения по шатающимся зубам и крови из десен. Она была впоследствии полностью искоренена с помощью питья, смешанного из воды с теплым молоком, и повторным употреблением предписанного в этом случае корня, который в этом месте называют катран и который очень похож на обычный русский хрен.

Другой тридцатилетний человек, который также страдал после трехдневной лихорадки закупоркой печени, тошнотами, одышкой и слепым геморроем, за три недели восстановил свое здоровье.

Молодой человек 20 лет, страдавший в течение четырех недель страшными болями то в левом, то в обоих коленях и связанными с этими болями очень сильной опухолью и поносом, вылечился с помощью внутреннего и внешнего употребления теплых вод. Он пил их смешанными с молоком, сидел в ванне, ходил в купальню и подставлял свои колени под капающую сверху воду. Таким образом болезнь несколько полегчала уже на 4-й день, на 9-й она была вылечена; но еще 14 дней продолжалось употребление теплой воды, и за это время болезнь окончательно прошла.

Мужчина 45 лет, испускавший с большими болями мочу, смешанную с песочным и клейким веществом и имевший еще слепой геморрой, повторил несколько раз сидение в теплой ванне, опускаясь в нее до пояса, он вводил ее как в мочеиспускательный канал, так и в задний проход и принимал сверх того теплые воды еще внутрь. Этот мужчина почувствовал облегчение уже в первый день, по истечении 14 дней он избавился от всех болей.

Другому тридцатилетнему мужчине, который 2 года был одержим подагрическими болями рук и ног, иногда слизистым поносом, иногда кровавым поносом и еще, кроме того, резями в животе, язык у него был белым, [его одолевал] частый кашель, связанный со слизистой мокротой и почти не прекращающимся сухим жаром, давали пить горячую воду с молоком; он употреблял еще ее, подслащенную медом, вместо полосканья. От этого язык сразу перестал быть белым, и через три дня, во время которых он принимал теплую воду внутрь, у него с испражнениями вышли разорванные аскариды: их он уже и прежде замечал у себя. При продолжении внутреннего и внешнего употребления теплых вод ему дали на 4-й и 5-й день 6 порошков, состоящих из 2 скрупул селитры и 2 гран камфары; эти средства я уже и раньше считал опасными для аскарид и достаточно действенными против подагрических болей. На 6-й день вышли целые аскариды длиной в 7 футов, на 7-й день больной принял драхму ревеня, смешанную с таким же количеством селитры, из-за чего отошла сильная слизь и большое количество разорванных аскарид. Такая, же порция порошков выгнала на 8-й день множество разорванных аскарид; а на 9-й снова вышел целый сгусток величиной с голову новорожденного, в котором черви еще были живы и частично длиннее чем в 3 фута; на 10-й день показалось еще некоторое количество червей; на 13-й та же доза порошка не выгнала больше червей; но внутреннее и внешнее употребление теплых вод еще продолжалось 14 дней, пока совершенно не прекратились кашель, боль в суставах и многие другие припадки, вызываемые червями. Переменная лихорадка, вызванная слабостью в последний день, была изгнана приемом 3 раза в день 3 драхм хинной коры; чтобы избавиться от слабости в животе и внутренностях, что больше всего вызывает увеличение слизи и самих червей, я посоветовал еще несколько недель после лечения продолжать прием этой коры.

Мужчина 30 лет страдал уже три года арабской проказой, известной в Астраханской губернии и называемой в просторечии крымская болезнь. Его руки и ноги были усыпаны шишкообразными круглыми струпьями, шириной в дюйм, и в 4 линии высоты... губы, щеки и нос были покрыты гнойными струпьями, причем на нижней части ног, пальцах и других местах не было кожи. Этот человек почувствовал такое облегчение, когда начал использовать теплые воды и внутрь и извне, что нельзя больше сомневаться в особой целительной силе воды и для этих омерзительных болезней. В течение месяца, во время которого продолжалось употребление теплой воды, полностью зажили струпья и места, не покрытые кожей, сыпь сошла, гнойники засохли и желваки на руках стали мягкими. Наблюдения госп. Муррая, с которыми он [нас] ознакомил, о червях, находящихся у прокаженных, я нашел правильными и подтверждаю это. У прокаженных, которых я лечил, эти черви были на пальцах ног, с которых слезла кожа; они были белыми и в три линии толщины. Они производились из мушиных яиц и снова превращались в мух, но они не принадлежат, как мы видим, ни в малейшей степени к существу болезни. Настоящей причиной последней являются клейкость и острота, вызывающие неполадки и свирепствующие не в жировых тканях, а в самой коже. Метод господ. Муррая, который он применил в Геттингене для лечения этой столь редкой в Европе болезни, коренным образом отличается от моего. Я предлагаю для уничтожения, промывания [и снятия] остроты [при болезни] и щадящего вывода слизистых мокрот травы, которые применял Муррай: паслен сладко-горький... репейный корень... мыльнянку... и молочное питье. Таким же образом я рекомендую для отвращения гниения или порчи соков и повышения эластичности в твердых частях кору хины и также мирт. От гадюки я не обещаю никакой пользы, но не вижу и вреда. Госп. проф. Гмелин младший доказывает во 2-й части своего путешествия, что ртутные средства вредны при этой болезни; я также желаю, чтобы не употребляли внутрь чемерицу и шпанских мух, потому что сильные лекарства при длительных болезнях всегда вредны. Так как они принуждают желудок к чрезмерному опорожнению, сильно гонят мочу и таким образом уменьшают тонкие и водянистые части в наших соках и соответственно увеличивают этим их густоту, толщину и остроту, чем эта болезнь и без того отягощена. Далее, они приводят в чрезвычайное напряжение мускулы и в такой степени повышают движения, что если они продолжатся несколько дней, то под конец теряются все силы; движение в желудке и в животе уменьшится и ослабится притягательная сила сосудов или принимающих соки жилок. Поэтому при таких обстоятельствах употребляемые сильные лекарства портят аппетит, что может очень легко привести к отекам, одышке и перемежающейся лихорадке. От мышьяковистых лекарств я жду очень многого; но и в них надо отдавать предпочтение самым слабым, а не сильнейшим. Я предпочитаю сырую сурьму и так называемую сурьмяную серу; препарированная сурьма не кажется мне полезной.

Два молодых человека, заразившихся обычной чесоткой, были через 14 дней совершенно избавлены от нее с помощью внутреннего и внешнего употребления теплых вод.

Три больных, заразившихся скрытой венерической болезнью, чувствовали в верхней части рук и ног беспрестанный зуд, который к вечеру усиливался; на этих же местах у них была сыпь, между жиром и мясом — нарывы, и у них болели глаза. Но и здесь с внутренним и внешним употреблением теплых вод без труда была устранена полностью причина этого недуга.

У 9 человек очень усилились нарывы в опухшей ноге, которые не были своевременно излечены лекарствами. Они были вызваны либо цинготной остротой в крови, либо из-за какого-нибудь механического раздражения. Обычные лекарства, которыми их пытались лечить, совсем не помогали из-за того, что цинготная острота глубоко вошла в соки. Но с помощью внутреннего и внешнего употребления теплых вод и декокта из коры хинного дерева болезнь была вылечена.

Мужчина 22 лет в течение двух лет страдал сначала болью в суставах, а потом, когда эти боли прошли, неподвижностью в коленях и в левой руке. Болезнь наконец так усилилась, что он не мог стоять на ногах и поднести руку ко рту. Но его болезнь все же так уменьшилась с помощью массажа больных суставов, купания в ванне и купальне и затем капания сверху теплых вод на парализованные колени, что он уже на 9-й день снова владел своей рукой, а через три недели мог разогнуть колени, стоять прямо на ногах и ходить без палки. Наконец к концу четвертой недели, когда подошло время закончить лечение ваннами, ноги его уже двигались свободно, исключая нижнюю часть правой ноги, которая полностью еще не разгибалась.

Два других, у которых колена и нижняя часть ноги были парализованы ударом, за короткое время снова достигли свободного движения ног с помощью лечения ваннами.

Мужчина 50 лет, который уже в течение 2 месяцев страдал тяжелыми болями глаз, и из-за этого в правом глазу у него была черная вода, благодаря ножным ваннам и употреблению внутрь теплых вод, особенно же благодаря парам, которые он часто пускал в глаза, за 3 недели так поправился, что его левый глаз полностью выздоровел, а в правом боль прошла, хотя он им плохо видел.

Тамошним жителям очень хорошо известно, что воды имеют благоприятное влияние на глазные болезни; они также хорошо знают, что воды теплых ванн, если в них лежать, способны утишить боли в суставах и очистить кожу от имеющейся на ней сыпи. Одному молодому человеку, которого укусила бешеная собака, я посоветовал, после того как он дал разрезать рану, натереть ее несколько раз неаполитанским или мексиканским семенем и при этом употреблять теплые воды и внутрь и снаружи. После этого больше не наблюдалось ни одного-единственного припадка, которые обычно бывают при укусе бешеной собаки.

Мужчина 47 лет уже в течение 2 лет страдал кровотечением из легких, которое происходило из-за удара по груди; несколько дней спустя после удара произошло выхаркивание мокроты, смешанной с гноем; до сих пор мокрота задерживалась с кашлем. Он еще не чувствовал воспаления, а только небольшие боли под ложечкой и его часто рвало. Он пил остывшую, почти без всякого запаха, смешанную с молоком целительную воду, втягивал иногда в легкие теплые пары и принимал каждый день 4 драхмы коры хинного дерева, прибавляя к ней несколько раз немного экстракта обычной ромашки и при этом принимал предписанное лечение молочным питьем. Через 3 недели уменьшилась уже начавшаяся чахотка, совершенно прошли кашель и рвота, не причиняя больше никакого вреда необходимым жизненным отправлениям».

7Петер Симон Паллас (нем. Peter Simon Pallas; 1741—1811) — знаменитый немецкий и русский учёный-энциклопедист, естествоиспытатель, географ и путешественник XVIII—XIX веков. В 1793—1794 годах он совершил путешествие в южные губернии России — из Петербурга в Поволожье, Астрахань, Прикаспийскую низменность, на Северный Кавказ, в Крым и на Украину.

8 Машук.

9Яков Рейнеггс (1796—1797), еще один «русский немец» этой истории, медик, автор «Всеобщего историко-топографического описание Кавказа». ученый секретарь Медицинской Комиссии.

10Борис Иванович Фитингоф-Шель (1767—1829), барон, почетный член Императорской Академии наук, pанимался исследованиями русской флоры (в частности, лесоводством), составил «Наставление, каким образом можно предохранить себя от поноса с резом и как поступать одержимым оною болезнью для совершенного от нея освобождения» (1807 г.). В дальнейшем речь пойдет о лечении на водах его дочери.

11Гигиея, также Гигея, или Гигия — в греческой мифологии богиня здоровья, дочь Асклепия и Эпионы либо Афины.

12Градус Реомюра (°R) — единица измерения температуры, в которой температура замерзания и кипения воды приняты за 0 и 80 градусов, соответственно. Предложена в 1730 году Р. А. Реомюром. Шкала Реомюра сейчас практически вышла из употребления, но в XIX веке употреблялась довольно широко и Гааз, указывая температуру источников, имеет ввиду именно градусы по шкале Реомюра.

13Каспийское море действительно образовалось за счет распадения единого крупного бассейна, существовавшего в неогене на месте Черного и Каспийского морей, связь которого с Мировым океаном неоднократно утрачивалась и восстанавливалась вновь. Окончательная изоляция Каспийского моря произошла в начале четвертичного времени в результате поднятий в области Кумо-Манычской впадины. Возраст Кавказских гор — примерно 23 млн. лет, еще в меловом периоде эти области действительно находились на дне океана Тетис.

14Турнефор — Жозеф Питтон де Турнефор (1656–1708) — французский ботаник. Им были произведены первые исследования Арарата в в 1701 г.

151 туаз = 1,949 м. Приведеныне Гаазом цифры приблизительно соотвествуют и нынешним измерениям — высота Пятигорска над уровнем моря — 500—600 м, средняя высота Москвы — 156 м.

16Бугунтой.

17Доктор Готлиб Шобер, лейб-медик при Петре Великом исследовал в 1717 году горячие минеральные источники y p. Терки, Самарской губ. и уезда, недалеко от которых он нашел еще несколько минеральных же, но холодных ключей. На обратном пути у пригорода Сергиевска, на p. Соке, он открыл богатые залежи серы, для разработки которых Петр немедленно же устроил завод. Ш. дал обстоятельное исследование источников, названных им «источниками св. Петра», признал в них целебные свойства для излечения многих болезней, особенно венерических; кроме данных, касающихся непосредственной цели его путешествия, он собрал весьма ценные сведения по ботанике, этнографии и географии осмотренных местностей

18Елизаветенский источник, открытый Гаазом — это нынешняя Академическая галерея.

19Нынешний Лермонтовский источник №1, его температура 42 по Цельсию.

20Мушук - гора вулканического происхождения.

21Société Impériale des Naturalistes de Moscou, Московское общество испытателей природы, существует с 1805 года по наст. время, Гааз в этом обществе тоже состоял.

22Георгиевский аптекарь, впоследствии он один из первых переселится на Горячих водах. Потом его вдова, вышедшая вторично замуж за Толмачева, будет жить, сдавая в аренду несколько домов и периодически фигурировать в этом качестве в мемуарной литературе.