ДОКУМЕНТЫ | Переписка | Семейная переписка Пестелей | Часть III. Письма в Митаву

1814–1815

Публ. Н. А. Соколовой и Ек. Ю. Лебедевой

 

Мы были молоды, честны и неумелы,

От взятых вражьих крепостей несло горелым.

Но были ясными сердца, и путь был виден до конца,

И за спиною теплый плащ искрился белым.

 

Морваэн

 

 

Эти письма были написаны после того, как русская армия вернулась летом 1814 года после победы над Наполеоном, и войска расположились на постоянные квартиры. Штаб корпуса П.Х. Витгенштейна расположился в Митаве (ныне г. Елгава в Латвии), столице Курляндской губернии, а ранее — Курляндского герцогства. Митава — небольшой, но не захолустный городок со своими традициями и укладом; там все еще жили потомки курляндского герцога, Бироны. Эти особенности и традиции частью отражены в переписке — к примеру, семейство Бернеров, во многом задававшее тон в культурной и музыкальной жизни города. А частью не отражены, хотя мы о них знаем. Так, на той же улице Митавы, что и дом Бернеров, стоял особняк Паленов, в котором проживал глава семейства, бывший петербургский генерал-губернатор П.А. Пален, возглавлявший в 1801 г. заговор с целью убийства императора Павла I. После этого он был отправлен в отставку с указанием выехать в Курляндию. Павел Пестель, судя по всему, был частым гостем в обоих домах. Об их общении со старшим Паленом сохранился рассказ, переданный Н.И Лорером в воспоминаниях.

Впрочем, большая европейская политика вторгается в эту мирную жизнь еще раз. Наполеон бежит с острова Эльба и на короткое время, получившее название Ста Дней, снова захватывает власть во Франции. Войска вновь приходят в движение, корпус Витгенштейна тоже выступает в поход и доходит до Саксонии. Но в военных действиях и окончательном разгроме Наполеона русские войска принять участие не успевают, решительная победа при Ватерлоо была одержана без их участия. (Таким образом Павлу Пестелю удалось еще раз побывать в Дрездене и увидеться там с бабушкой — в последний раз (хотя жить она будет еще долго и переживет внука)). Затем войска вернулись обратно и расположились по прежним своим квартирам, штаб корпуса Витгенштейна вновь расположился в Митаве. И командир корпуса, и его адъютант останутся там еще на несколько лет, до августа 1818 года.

Впрочем, для Павла Пестеля это пребывание не было непрерывным. В течение 1814–1815 гг. он несколько раз приезжал домой (поскольку Митава не так далеко от Петербурга, это было несложно). В ноябре 1815 года переписка и вовсе обрывается более чем на год, поскольку Павел получает отпуск. В то же время отправляется в отпуск в Европу и сам Витгенштейн, но отпуск его адъютанта имел и другую причину: необходимость наконец закончить лечение раны, полученной еще в 1812 году в Бородинском сражении.

В этой части публикуется письмо, отсутствующее в 22 томе ВД: это письмо бабушки П.И. Пестеля, А.Т. Крок. Русский перевод этого письма был выполнен в конце XIX века историком Н.Ф. Дубровиным и сохранился в его фонде в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН; французский оригинал утрачен.

Мы благодарим Ксению Погорелову за перевод статьи о семействе Бернеров, давшей огромный материал о культурной жизни Митавы того времени и ее обитателях.

 

 

* * *

1814

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

№ 1 (1*)

С[анкт-]Петерб[ург], 16 сент[ября] 1814

Я пишу вам в крайней спешке, дорогой Поль, так как мои дела по откупам1 растут с каждый днем, и по мере их завершения они становятся все более серьезными. У меня есть время лишь сообщить вам, мой милый Друг, что мое благословение сопровождает вас повсюду. Что я не прекращаю никогда возносить горячие молитвы о вашем счастье Всевышнему, и что я люблю вас всей душой.

Я посылаю вам здесь же большой пакет для вашей бабушки в Дрезден. Он содержит, помимо всего прочего, //л. 61 об. переводной вексель2 на 2550 р., который составляет терциал3 ее пенсиона4. Прибавьте еще свое письмо для бабушки, и пошлите все в Дрезден на адрес кн[язя] Репнина. Так как граф, ваш начальник, должен иметь отношения по службе с кн[язем] Репниным5, вам легче будет, чем мне отсюда, доставить этот пакет точно по назначению. Будьте добры, примите все необходимые меры, чтобы все дошло до бабушки как можно быстрее и аккуратнее. Я прижимаю вас //л. 62 к сердцу и нежно обнимаю.

Р.

Р.S. Посылаю вам также письмо для некого [Дюстеша]6), которое Воло забыл передать, будучи проездом в Митаве, а также письмо кн[язя] Репнина для его адъютанта Бедряга(*2)7, который уже вернулся в Дрезден по прибытии Воло.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 61–61 об

------------------

*1 Номер поставлен рукой Ивана Борисовича.

*2 Фамилия написана по-русски.

 

*

1С декабря 1813 г. Иван Борисович был назначен в «особо учрежденный комитет о питейных откупах» — см. о нем примечание 119 к письму от 1 февраля 1814 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.)

2Переводной вексель — документ, согласно которому адресат векселя должен выплатить третьему лицу сумму, которую желает передать ему тот, кто выдает вексель

3В начале XIX века в России финансовый год делился на трети. Иван Борисович пользуется латинизмом, аналогичным кварталу (четверти) — tercial.

4Речь идет о выплате Анне Томасовне Крок пенсиона за ее покойного мужа, служившего в Коллегии иностранных дел.

5Репнин-Волконский Николай Григорьевич (1778–1845) — см. о нем примечание 67 к письму от 18 июля 1813 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.) До ноября 1814 г. являлся генерал-губернатором Саксонии. Его непосредственные отношения по службе с Витгенштейном относятся не ко второй половине 1814, а к весне 1813 г., когда П.Х. Витгенштейн недолгое время был главнокомандующим русской армией, Репнин-Волконский, командуя авангардом армии, занял Берлин.

6Прочтение предположительное. В ВД — «Добреев(?)», лицо неустановленное.

7Бедряга Иван Иванович (1787–1829) происходил из воронежских дворян, поступил в военную службу в 1803 г., участвовал в кампаниях 1805–1807 гг. В 1812 гг. в чине штабс-ротмистра находился на Петербургском направлении, в составе армии Витгенштейна, участвовал в заграничных походах. После окончания боевых действий был переведен в гвардию и назначен адъютантом к князю Н.Г. Репнину-Волконскому. По-видимому, письмо для него пришло вскоре после его назначения, когда он уже окончательно отправился к новой должности. В дальнейшем находился при Н.Г. Репнине-Волконском в бытность его военным губернатором Малороссии; вышел в отставку в чине генерал-майора. КАК ОФОРМИТЬ ССЫЛКУ?

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

№ 2 (1*)

С[анкт-]Петерб[ург], 6 окт[ября] ст[арого] ст[иля] 1814

Первое письмо, которое мы получили от вас, мой милый друг Поль, со времени вашего последнего отъезда, датировано 23-м прошлого месяца. Я вам посылаю второе. Я посылаю вам письма через г[осподина]на Калинина (здешнего почт-директора)8 и полагаю, что вам также было бы хорошо адресовать ему ваши письма к нам. Поэтому ниже я сообщаю его адрес.

Я благодарю Бога за то, что вы здоровы, и прошу и впредь того же у Всевышнего, которому я ежедневно поручаю вас в своих молитвах.

В настоящее время у меня нет ни копейки денег, чтобы вам послать, но через неделю, надеюсь, я смогу это сделать. Если тем временем вы найдете, у кого занять 500 р., переведите оплату на мое имя, вы можете это сделать.

Я не смог отыскать крест Леопольда9, но мне обещают один в магазине также через неделю. Все письма, которые вы послали мне для Полозова10 и Чагин(*2)11, я аккуратно доставил.

Ваш товарищ Гурьев12 прибыл. Реман13 видел его, но он не собирался пока что нас посетить. Возможно, вы не давали ему письма для нас. //л. 63 об.

Воло ходит время от времени к Гурьевым, но, кажется, он там скучает, так как нужно всегда долго ему напоминать, чтобы он отправился туда. Он молчит везде, кроме как дома, поэтому неудивительно, что он повсюду скучает.

Я постоянно нахожусь в откупы(*3)и, так как дела идут своим обычным чередом, я имею лишь неприятности и огорчения.

%(*4) Вот письмо от Гогеля14, который меня просил поинтересоваться у вас относительно просьбы, сообщенной им вам в своем письме. Постарайтесь, мой милый друг, проконсультироваться относительно этого дела у местных лиц, сведущих в делах аренды15, и устройте для вашего бывшего начальника дело, в котором он так рассчитывает на ваше к нему дружеское расположение.

Маменька напишет вам подробнее, что касается меня, то в этот раз у меня нет времени, так что я заканчиваю письмо, нежно вас обнимая и благословляя от всего сердца.

Р.

Его превосходительству г[осподину]

тайному советнику, с[анкт-]п[етербугскому]

почт-директору и кавалеру

Николаю Игнатьевичу Калинину.(*5)

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 63–63 об.

------------------

*1 Номер поставлен рукой Ивана Борисовича.

*2 Фамилия написана по-русски.

*3 Слово написано по-русски.

*4 Знак %, поставленный на полях, указывает, видимо, на приложенное письмо.

*5 Текст курсивом — по-русски.

*

8Николай Игнатьевич Калинин (1763–1829)  см. о нем примечание 9 к письму от 19 апреля 1812 г. (Семейная переписка Пестелей, 1812.)

9Австрийский императорский крест Леопольда — австрийский орден, учрежденный в 1808 г. императором Францем I; был назван им в честь своего отца, Леопольда II. Мог вручаться как за гражданские, так и за военные заслуги.

Как видно из следующего письма, крест Леопольда предназначался не Павлу, а его товарищу Петрулину. Сам Павел Пестель также был удостоен этой награды – за сражения при Лейпциге и Буттельштате.

Крест ордена Леопольда. (КАРТИНКА ДЛЯ ПРИМЕЧАНИЯ

10По-видимому, имеется в виду Даниил Петрович Полозов (1794–1850). По окончании кадетского корпуса он с 1811 года служил в артиллерии, участвовал в кампаниях 1812-1814 гг., и 30 апреля 1814 г. был назначен адъютантом к генерал-лейтенанту Ф.Ф. Довре, в то время — начальнику штаба в корпусе П.Х. Витгенштейна. Впоследствии — флигель адъютант (с 1826 г.), начальник артиллерии 2 пехотного корпуса, генерал-майор (с 1827 г.). С 1831 г. служил в корпусе жандармов.

11Чагин Петр Николаевич — адъютант П.Х. Витгенштейна, см. о нем примечание 70 к письму от 18 июля 1813 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.)

12Гурьев Николай Дмитриевич — адъютант П.Х. Витгенштейна, сын министра финансов Д.А. Гурьева. См. о нем примечание 96 к письму от 13 ноября 1813 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.)

13Реман Осип Осипович — врач, друг семейства Пестелей. См. о нем примечание в файле писем 1805-1808 гг. к стихотворению «У могилы Константина». (Семейная переписка Пестелей, 1805-1808.)

14Гогель Иван Григорьевич — директор Пажеского корпуса. См. о нем примечание 12 к письму от 30 апреля 1812 г. (Семейная переписка Пестелей, 1812.)

15Аренда — распространенная в то время форма денежного пожалования для служащих или отставных чиновников. Аренда жаловалась на определенное количество лет, в течение которых человек получал доход с какого-то из государственных имений. В аренду чаще всего давали имения в западных губерниях. По-видимому, Гогель надеялся на помощь бывшего ученика в получении аренды в Курляндии.

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

№ 3 (1*)

С[анкт-]Петерб[ург], 7 ноября 1814

Я должен был вам послать письмо от вашей маменьки с прошлой почтой, но поскольку я не смог написать вам сам, я держал его всю неделю, и теперь я с трудом нашел минуту написать вам пару слов, мой дорогой Поль. Чем более я доволен вами, чем нежнее я вас люблю, тем более я удручен тем, что не могу до сих пор послать вам денег. Я не в состоянии еще сделать это теперь, но я сделаю все возможное, чтобы найти деньги и выслать их вам как можно скорее. Даст Бог, Императору будет угодно немного привести в порядок мои финансы, иначе я не найду себе места. Но лучше об этом не говорить, чтобы вас не расстраивать. Надеюсь, Господь сжалится над нами!!!

Я рад, что вы развлеклись, и граф Келлер8, которого мы видели у графини Фермор9, сказал Маменьке, что вам нравится в Митаве и, главное, что вы в особенности нравитесь. Что вы посещаете различные дома и в особенности дом Бернера, где есть одна очень милая особа (*2)дочь [этого(*3)] семейства10.

Надеюсь, что мои утомительные дела //л. 65 об. завершатся, так как вот уже несколько дней, как водочные откупа во всей Империи прекращены. Вы помните, что Мин[истр] финансов некогда сказал, что они не составят больше половины прибыли за последние четыре года. Я всегда настаивал на обратном, и в настоящий момент оказалось, что они превышают 60 т[ысяч] руб. прибыли за последние годы. Всякий может ошибиться, но подобная ошибка вряд ли простительна для мин[истра] финансов11.

Крест Леопольда для Петрулина12 и Баденский крест для вас13 еще не готовы. Нам обещают их со следующей почтой. Напишите, есть ли у вас надежда получить прусский орден «За заслуги». Он весьма запаздывает14.

Р.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 65–65 об.

------------------

*1 Номер поставлен рукой Ивана Борисовича.

*2 Слово написано вместо зачеркнутого «девушка».

*3 Слово вставлено по смыслу.

*

8Теодор Людвиг Вильгельм фон Келлер (Федор Федорович) (1791–1860) был сыном сестры П.Х. Витгенштейна, Амалии Луизы, супруги австрийского дипломата Дорофея Людвига Христофора Келлера. Родился в годы, когда его отец был посланником в России, крестной Ф.Ф. Келлера была императрица Екатерина II. С 1809 г. служил в лейб-гвардии гусарском полку. Во время военной кампании 1812–1814 гг. находился при своем дяде П.Х. Витгенштейне в качестве его адъютанта и неоднократно упоминается в его переписке с супругой. С 1813 г. женат на Софье Михайловне Борх, в семье было 5 сыновей. В 1815 г. или вскоре после этого, дослужившись до чина полковника, по-видимому, вышел в отставку.

http://napoleonic.ru/%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F/%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B8/%D0%BA%D0%B5%D0%BB%D0%BB%D0%B5%D1%80-1-%D0%B9-%D1%84%D1%91%D0%B4%D0%BE%D1%80-%D1%84%D1%91%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87-%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84

 А. Краско. Забытый герой войны 1812 года генерал-фельдмаршал П.Х. Витгенштейн. М., 2012. С. 15-16.)

9Скорее всего, имеется в виду Сарра Элеонора Фермор (1740–1818(?)), дочь Виллима Фермора, шотландца по происхождению, который вступил на русскую службу при Анне Иоанновне и в 1758 г. получил титул графа. В детстве была изображена на известном портрете работы И.А. Вишнякова

ССЫЛКА НА ПОРТРЕТ. ЗДЕСБ БУДЕТ ПРЕВЬЮ

С 1765 г. — супруга графа Якоба Понтуса Стенбока, шведа по происхождению, эстляндского ландрата. В браке родилось несколько детей. В 1768 Стенбок вступил в новый брак, с Е.А. Дьяковой (ее сестры были женами Н.А. Львова, В.В. Капниста и Г.Р. Державина).

Его первая супруга, будучи в разводе с ним, по-видимому, жила в Петербурге.

(https://www.adelsvapen.com/genealogi/Stenbock_nr_12

http://www.rgfond.ru/rod/87132 )

10По-видимому, имеется в виду следующее семейство. Иоганн Фридрих фон Бернер (1756–1824) был банкиром. В 1790-х годах он получил дворянство. Особняк Бернеров находился в Митаве на Дворцовой улице, недалеко от дома Паленов, кроме того, ему принадлежали две усадьбы. Бернеру принадлежала коллекция книг и значительная библиотека, многие проезжавшие через Митаву люди науки и искусства останавливались, судя по свидетельствам мемуаристов, именно в доме Бернеров. От двух браков в семье было четверо детей, два сына и две дочери.

Одна из его дочерей, Анна Луиза фон Бернер (в замужестве Каталано; 1795, Митава – 1868, Неаполь) — художница-миниатюристка. (Один из примеров ее работ: КАРТИНКА ДЛЯ ПРЕВЬЮ ) Еще до войны в музее Митавы хранились ее работы, в том числе портрет сестры.

Другая, Марианна (1791, Митава – после 1830, видимо, Италия) — скрипачка. Марианна фон Бернер училась у известных музыкантов того времени (Пьер Роде, Жак-Михель Урель де Ламар), останавливавшихся на некоторое время в Митаве. Несмотря на то, что музыкальная жизнь в небольшом городе была еще почти не развита, Марианна фон Бернер выступала на происходивших время от времени концертах (например, в честь съезда курляндского дворянства, а также перед гостями дома, в том числе довольно именитыми (герцогиня Доротея Курляндская, императрица Елизавета Алексеевна)). Сообщения о ее игре появлялись в некоторых европейских газетах, а также в переписке музыкантов (так, Карл Аменда пишет о ней Бетховену).

В 1824 г. Иоганн Фридрих фон Бернер умер, оставив большие долги, а вскоре скончалась и его супруга. Дочери и один из сыновей уехали после этого в Италию, «где Луиза нашла супруга, а Марианна, уже давно повенчанная со своей скрипкой — признание и восхищение», как пишет мемуаристка Софи фон Хан. Но в Митаве еще в 1840-х гг. помнили о Марианне фон Бернер (о чем пишет проезжавший там Роберт Шуман).

(http://www.jelgavasbiblioteka.lv/piedavajam/par-jelgavu/visi-ieverojamie-cilveki-jelgava/973/

http://www.sophie-drinker-institut.de/cms/index.php/berner-mariane-von )

О сыновьях этой семьи, как ни удивительно, нет никаких конкретных сведений — даже их имен.

Нельзя точно сказать, какая именно из дочерей И.Ф. фон Бернера имеется в виду в этом письме, но более вероятно, что речь идет о Марианне, которая уже тогда имела практически европейскую известность.

11Из-за значительных размеров недоимок по откупам в это время они были переданы на следующие 4 года другим откупщикам, и таким образом удалось, в соответствии с предложениями И.Б. Пестеля, получить с них доход без недоимок. (Бумаги И.Б. Пестеля// Русский архив. 1875. № 4. С. 393–394.)

12Петрулин Яков Васильевич (?–1818) был переведен из лейб-гвардии кирасирского полка в лейб-гвардейский гусарский в 1809 г. в чине корнета, в том же году назначен дивизионным адъютантом. В кампании 1812–1814 гг. находился отдельно от полка, при Витгенштейне, к которому был назначен адъютантом. Таким образом, с 1813 г. он служит вместе с Павлом Пестелем — до июня 1815 г., когда Петрулин стал командиром Ольвиопольского гусарского полка. Связь с Павлом Пестелем не прервалась: сохранилось (в копии) письмо Я.В. Петрулина П. Пестелю, написанное в самом конце 1816 г. (опубликовано далее). В 1817 г. Петрулин был одним из нескольких человек, которых Павел Пестель, по возвращении из Петербурга, принял в тайное общество. В 1818 г.

Я.В. Петрулин был убит на дуэли. (П.В. Ильин. Новое о декабристах. СПб., 2004. С. 399–400.)

13Павел Пестель был награжден «баденским военным орденом Карла Фридриха» за переправу через Рейн и занятие крепости Форт Луи 18 декабря 1813 г. (ВД. Т. 4. С. 7.) Орден военных заслуг Карла Фридриха был учрежден баденским герцогом Карлом Фридрихом в 1807 г.

ЗДЕСЬ БУДЕТ ПРЕВЬЮШКА

14Орден «За заслуги» («Pour le Mérite») — высшая военная награда Пруссии. См. о нем примечание 36 к письму от 27 июня 1813 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.) Павел Пестель действительно вскоре получил его — за кампанию 1813–1814 гг. в целом.

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

№ 5(1*)

С[анкт-]Петерб[ург], 17 ноя[бря] 1814

Вы знаете, мой дорогой Поль, что если я требую чего-то, полагая это справедливым, то я не отступаю, пока не буду убежден, что все мои хлопоты окажутся бесполезны. Следуя этому принципу, я не переставал хлопотать относительно вашего старшинства в чине поручика. Помимо желания обеспечить вам это старшинство, я хотел также, чтобы ходатайство, которое граф, ваш генерал, представил по моей просьбе, не оказалось бы безуспешным, и в конце концов мне удалось добиться этого для вас. Наш Августейший Государь, желая вам [дать(*12)] /…/ и преимущества, [жел?]ает (*3), чтобы ваши товарищи, имеющие такие же права, имели бы также те же преимущества; и я посылаю вам копию приказа E[го] В[еличества] Имп[ератора], доведенного до сведения кн[язя] Горчакова15 с помощью генерал-адъютанта кн[язя] Волконского16, согласно которому Вы, так же как и все, находящиеся в том же представлении, что и вы, получаете старшинство с того же дня, когда вы отличились, взяв Дрезден и Пирну17. Копия была мне отправлена Марченко18 из Вены19, и он мне пишет:

По сему высочайшему повелению не только //л. 67 об. Павел Иванович получает свое старшинство, но и целый корпус графа Витгенштейна Ему тем обязан(*4). Я поздравляю вас от всего сердца и прошу сообщить это вашему Генералу и благодетелю, которого я благодарю за данную им некогда рекомендацию(*5)и что я надеюсь, что он не раскается, выполнив мою просьбу для вашего блага. Возблагодарим Всевышнего и нашего превосходного Государя. Обнимаю вас от всего сердца.

В эти дни я имел еще одно удовольствие, — ваш брат Борис получил чин коллежского асессора20, и приказ уже официально заверен в Сенате, но я не тороплюсь сообщить об этом Борису, поскольку день его рождения будет в следующую субботу, и я хочу сообщить это ему в день его праздника.

Могу вас уверить, что если бы со мной произошло нечто подобное, я не имел бы такой большой радости, как та, которую мне доставили оба ваших повышения. //л. 68 Вот в таких случаях я вижу, как же нежно я вас люблю, мои дорогие дети. Господь да благословит вас всех и сделает вас такими же довольными и счастливыми, как мне бы хотелось, и так, как я прошу Его об этом всякий день.

Ваше последнее письмо, доставленное нам г[осподи]ном Паттоном21 датировано 1-м сего месяца. Я был не вполне здоров, и таким образом не видел подателя вашего письма, но он был принят вашей матерью.

Я очень рад, что вы заняты делами службы, мой дорогой Поль, но признаюсь, что предпочел бы, чтобы у вас были другие обязанности, чем по интендантству, так как эта работа весьма сомнительная и требует постоянного надзора.

Маменька пишет вам в своем письме о Воло достаточно подробно, так что мне нечего прибавить. Я обхожусь с ним по-своему, не особенно мягко, признаюсь, но, к несчастью, опыт показывает, что это производит лучшее действие, чем слезы вашей бедной маменьки. Маменька совершенно справедливо утверждает, что дорогая Кузина доставляет ей много неприятностей22. Чем она старше, тем более она становится //л. 68 об. легкомысленной, кокетливой, расточительной и т.д. Ее дом для нее более чужд, чем дома всех ее знакомых. Она там ночует. Уже с утра начинаются или визиты или продавщицы модных товаров и т.д. Потом она отправляется в институт, где она делает глупости вместе с м[адмуазе]ль Мейран23 и другими. Потом она разъезжает по городу и по балам. Она постоянно тратит деньги на свои туалеты, и кончит тем, что разорится. Я больше ничего ей не говорю, поскольку это лишь злит ее и не производит никакого положительного действия. Я слишком люблю ее, чтобы не огорчаться этим, и даст Бог, чтобы все бедствия, которые я предвижу, с ней не произошли!!! Уже достаточно.

Я уже несколько дней страдаю от болей в почках, которые происходят от геморроя. Слава Богу, наши откупа завершены, как и мои ежедневные заседания в Сенате, которые продолжались по 4 или 5 часов каждый день. Эта работа завершилась так удачно, как я и не предполагал. Но, осмелюсь сказать со всей откровенностью, мне в этом принадлежит самая большая заслуга. Да сделает Господь так, чтобы Имп[ератор] узнал об этом во всех подробностях. //л. 69 Я представил об этом свой доклад, но так как не подобает говорить о себе самом и поскольку никто другой не выскажется в мою пользу, более чем возможно, что моя скромная заслуга останется неизвестной. — Что делать! — Я выполнил свой долг, и моя чистая совесть будет моим вознаграждением, и Господу известны мои старания на благо моего дорого Отечества и моего Августейшего Государя. Меня зовут, и я должен закончить письмо. Прощайте, мой дорогой Поль, обнимаю вас от всего сердца и так же благословляю.

Весь Ваш Р.

Р.S. Я весьма удручен, что обстоятельства способствовали холодному отношению к вам со стороны графини24. Я предпочел бы, чтобы она была также благосклонна к вам, как и ее супруг. Говорят, что вы приедете сюда вместе с Графом в следующем месяце. Да будет это угодно Богу! — Прощайте.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 67–69.

------------------

*1 Номер поставлен рукой Ивана Борисовича.

*2 Прочтение предположительное.

*3 Несколько слов неразборчивы и восстановлены по смыслу, залом по сгибу.

*4 Текст курсивом — по-русски.

*5 В оригинале — note.

*

15Князь Горчаков Алексей Иванович в 1812–1815 гг. — военный министр. См. о нем примечание 42 к письму от 10 июня 1812 г.(Семейная переписка Пестелей, 1812.)

16Князь Волконский Петр Михайлович (1776–1852) начал военную службу в 1797 г., когда был назначен адъютантом к наследнику престола Александру Павловичу. И в дальнейшем в различных должностях он находился при Александре I до последних дней его жизни. С апреля 1813 г. по апрель 1823 г. — начальник Главного штаба Его Императорского Величества. С августа 1826 г. — Министр императорского двора. С 1850 г. — генерал-фельдмаршал.

17Согласно формулярному списку, Павел Пестель был произведен в поручики «за отличную храбрость» в сражениях 10 августа 1813 г. при Пирне и 12, 13, 14 и 15 августа — при Дрездене. Старшинство в этом чине считалось с самой ранней из этих дат, с 10 августа. (ВД. Т. 4. С. 6–7.) Приказ же был составлен позже, 30 октября 1814 г. (см. письмо от 15 декабря 1814 г.)

18Марченко Василий Романович — личный секретарь Александра I. См. о нем примечание 14 к письму от 21 мая 1813 г.(Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.)

19Имеется в виду пребывание Марченко при Александре I на Венском конгрессе. Венский конгресс — международная конференция, проходившая с сентября 1814 г. по июнь 1815 г. в Вене под предводительством австрийского дипломата графа Меттерниха. В ней принимали участие представители все европейских стран. Основным вопросом было восстановление государств, разрушенных революционными и наполеоновскими войнами.

20Борис Пестель получил чин коллежского асессора 10 ноября 1814 г. С 1810 г. он служил в канцелярии сибирского генерал-губернатора (то есть Ивана Борисовича). (ОПИ ГИМ. Фонд музея Революции.)

21Согласно «Санкт-Петербургским ведомостям», между 4 и 8 ноября 1814 г. в Петербург из Ревеля прибыл «надворный советник Патон».

Иван Андреевич Патон служил в последние годы XVIII в. по судебному ведомству. В 1809 г., будучи уже отставным, жил в Петербурге «в доме маиора Тирана» на Большой Конюшенной улице (возможно, также упоминаемый в переписке Ф.И. Тиран, см. о нем примечание 7 к письму от 15 декабря 1814 г.). Занимался финансовыми операциями (выдачей денег в долг, принятием денег на хранение), в том числе с Ревелем. Этими занятиями и была, видимо, вызвана его поездка в Ревель в ноябре 1814 г. Впоследствии, в 1816–1817 гг. имел серьезные финансовые затруднения. (РГВИА, Фонд Инспекторского департамента; Адресная книга фон Реймерса.)

22Имеется в виду роман Катерины Дмитриевны Власьевой с Владимиром Пестелем. Они приходились друг другу троюродными братом и сестрой. (По поводу их родства см. примечание 32 к письму от 15 июня 1813 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.)) Такая степень родства не препятствовала браку, в особенности у лютеран, но Катерина Дмитриевна по-прежнему официально состояла в браке с И.С. Власьевым, хотя супруги уже несколько лет жили раздельно, и имела дочь, которой к тому времени было около 9 лет. Кроме того, Катерина Дмитриевна была старше Владимира на 13 лет. В результате этой связи родились двое детей: Анна в 1816 г. и Александр в 1818 г. Они официально считались детьми экономки, служившей у Катерины Дмитриевны, Каролины Реннер, и числились в купеческом сословии города Якобштадта. После смерти Катерины Дмитриевны в 1825 г. дети воспитывались у старших Пестелей, в имении Васильево Смоленской губернии. Владимир Пестель в их жизни никакого участия не принимал.

23По-видимому, имеется в виду Матильда де Мейран, обучавшаяся в Екатерининском институте, дочь подполковника Бенедикта Осиповича Потон де Мейрана, барона. Б.О. де Мейран в 1806 г. поступил на русскую службу из сардинской, участвовал в кампаниях 1807 и 1812–1814 гг., с 1815 г. состоял по кавалерии и в формуляре 1814 г. значится вдовцом. Никаких владений в России не имел и жил на жалование. По-видимому, семья де Мейран жила в Петербурге. (РГВИА, фонд Инспекторского департамента). В том же Екатерининском институте в это время воспитывалась дочь Катерины Дмитриевны Власьевой.

24Графиня — супруга П.Х. Витгенштейна Антония-Сесилия (Антуанетта Станиславовна), урожденная Снарская. См. о ней примечание 8 к письму от 47 июля 1813 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.)

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю

№ 6 (1*)

С[анкт-]Петерб[ург], 28 ноября 1814

Я очень беспокоюсь за вас, мой дорогой Поль, поскольку с 1-го числа сего месяца я не получил ни одного вашего письма и никакого даже известия. Я уже навел справки, и выяснилось, что ваш товарищ Новосильцев25 писал 14-го ноября. Хотя он ничего не сообщает о вас, я, тем не менее, не могу не предположить, что вы больны, зная, с какой точностью вы нам о себе сообщаете. Я молю Бога, чтобы мои тревоги не подтвердились, но я не буду совершенно спокоен, пока не получу от вас письма. Ваша мать очень тревожится, она не пишет вам сегодня, поскольку она поехала к Александру в Царское Село26, и она даже не знает, что я вам пишу. Я не хотел пропустить эту почту, не отправив вам два креста, которые вы желали иметь — Баденский для вас и Лепольда для г[осподи]на Петрулина — в конце концов мне их доставили сегодня утром, и я тороплюсь вам их отправить. Они стоят по 100 р. каждый, и они сами по себе хороши, и в то же время хорошей работы. //л. 70 об.

Я чувствительно огорчен, мой дорогой Поль, что я все еще не послал вам денег, но я надеюсь, что вам удалось занять 500 руб., адресовав оплату на мое имя, как я вам уже давно рекомендовал. Первые же деньги, которыми я смогу располагать, я пошлю вам. Честью клянусь, во всем доме у меня есть в настоящий момент лишь 75 руб., которых едва хватает, чтобы не умереть с голоду.

С начала зимы в городе каждый день устраиваются балы, а иногда даже два или три в один день. Воло — один из завсегдатаев здешних балов, его везде приглашают, но так как не подобает приглашать его одного, забыв о его брате, Борис тоже присутствует на всех балах и находит способ там наилучшим образом развлекаться. Я весьма доволен ролью, которую они играют в обществе, ведя себя как хорошо воспитанные молодые люди. //л. 71 Недавно они были на балу у Молчанов27(*2), где был высший свет. Катерина Дмитриевна столько разъезжала по балам, что сильно страдает от боли в горле, но, несмотря на это, она выезжает каждый день. Она просила мне передать вам уверения в своих дружеских чувствах, так как она заезжала ко мне и знает, что я вам пишу.

Ваши братья нежно вас обнимают, а Софи говорит: Скажите Полю, что я его очень, очень люблю.(*3) Есть надежда, что вы приедете сюда в следующем месяце вместе с вашим начальником. Да будет угодно Богу, чтобы так случилось. Мне не терпится вас видеть и вас обнять. В ожидании я совершаю это мысленно, благословляя вас от всего сердца.

Весь Ваш
Р.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 70–71.

------------------

*1 Номер поставлен рукой Ивана Борисовича.

*2 Фамилия написана по-русски.

*3 Слова Софи — по-русски.

*

25Иван Петрович Новосильцев, один из адъютантов П.Х. Витгенштейна — см. о нем примечание 118 к письму от 28 декабря 1813 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.)

26С начала 1814 по конец 1815 г. Александр Пестель обучался в Лицейском благородном пансионе в Царском Селе. Родители забрали его оттуда до окончания обучения в связи с планами поездки на воды за границу, которая не состоялась. В записях о посещениях учеников родственниками в течение 1814 г. действительно чаще всего упоминается «тайная советница Пестель» (то есть Елизавета Ивановна), несколько раз — «Тайный советник Пестель с фамилией» и один раз — «генерал Пестель» (дядя, Андрей Борисович). 30 августа отмечена «тайная советница Пестель с сыном». Это мог быть в том числе и Павел, поскольку тогда он еще находился в Петербурге.

(ЦГИА СПб, Фонд Благородного пансиона).

27Скорее всего, имеется в виду Петр Степанович Молчанов (1770–1831). Происходил из обедневших владимирских дворян; после Московского благородного пансиона вступил в военную службу, но вскоре перешел на гражданскую, где и сделал значительную карьеру. К 1814 году он был тайным советником, сенатором, членом Государственного совета, статс-секретарем, находившимся «у принятия прошений, на Высочайшее имя подаваемых»; входил в совет Русско-Американской компании, входил в Беседу любителей российского слова и Санкт-Петербургское вольное общество любителей словесности, наук и художеств. Еще в XVIII в. он печатался в литературных журналах (в основном — переводы) и издал прозаический перевод поэмы Л. Ариосто «Неистовый Роланд». В 1815 г. за недостатки в работе Комитета министров был арестован и отдан под суд, и с конца 1815 г. был отставлен со всех своих должностей, числясь только «неприсутствующим сенатором». В конце жизни ослеп, скончался от холеры.

Судя по мемуарам Ф.Ф. Вигеля, в благополучные годы своей карьеры Молчанов давал балы, пользовавшиеся успехом у петербургской публики.

(http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=1055)

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

№7 (1*)

С[анкт-]Петерб[ург], 15 дек[абря] 1814

Я пользуюсь отъездом шурина вашего генерала, чтобы писать вам, мой дорогой Поль, и чтобы послать вам в то же время лепту вдовицы, которая составляет тысячу рублей ассигнациями, которые я прилагаю сюда (*2), желая, чтобы эта сумма могла бы удовлетворить в какой-то мере ваши потребности. Доставщик этого письма (полковник Снарский, родной брат графини Витгенштейн)28 уверяет меня, что он возвратится сюда через две или три недели самое позднее, и что он привезет вас сюда с собой. Так как это становится весьма легковыполнимым по причине вашего намерения, о котором вы сообщаете мне в вашем письме, приехать самому, я заранее радуюсь, что вновь увижу вас и обниму. Я откладываю таким образом все, что я имею вам сообщить, тем более, что мои дела никоим образом не позволяют мне написать вам сегодня подробно. Г[осподин]н Снарский, кажется, мне доверяет, — я говорил с ним с той откровенностью, которую всякий человек чести обязан иметь во всех своих поступках. Я обходился с ним как с шурином вашего начальника, который вас любит и подтверждает это самым недвусмысленным образом. Я сообщу вам подробности о деле Снарского в устной форме29.//л. 72 об.

По всей видимости Гурьев-отец полагает, что он не нуждается более в графе Витг[енштейне], имея намерение поместить своего сына либо как адъютанта подле Имп[ерато]ра, либо в штат Графа Барклая де Толли30 и посему он уже не так склонен, как ранее, дать место Снарскому, которое он ему обещал. Возможно, предположение, что я замещу Гурьева, заставило его обратиться ко мне, но он глубоко ошибается, так как лишь против своей воли соглашусь я принять это место, и я могу надеяться, что мне даже не придется сопротивляться, так как никто и не подумает обязать меня это сделать31.

Я посылаю вам, мой дорогой Поль, Le Prikas(*3), данный 30-ого октября(*4) на ваше повышение в чине. — Приказ Имп[ерато]ра (копию которого я вам послал) на старшинство в этом чине был за это время заверен, и кн[язь] Горчаков уже отправил копию этого приказа в инспекторской департамент(*5), чтобы быть отправленным в Полк, но Полк //л. 73 будет тем не менее в затруднительном положении, не зная, с какого месяца и с какого числа считать, посему было бы необходимо, чтобы граф Витгенштейн сообщил князю Горчакову, с которого месяца и с какого числа именно нужно считать ваше старшинство, так как если будут считать с последнего числа, указанного в le Prikas, а именно сражения при Борне32 которое имело место 29 сентября, вы будете 14-ым поручиком кавалергардского Полка; если же, напротив, будут считать от сражения августа месяца, вы будете 3-м поручиком всего полка. Смотрите сами, как вы можете это устроить, так как для вашей будущности и для вашего дальнейшего повышения это имеет большое значение.

Вы узнаете из маменькиного письма, что она была больна, я не писал вам об этом в своих письмах, чтобы вас не тревожить, теперь же, когда она чувствует себя значительно лучше, мы можем вам об этом рассказать, и я надеюсь, что к вашему приезду она будет совершенно //л. 73 об. здорова. — Прощайте, мой дорогой Поль, прижимаю вас к сердцу и благословляю, поручая вас под защиту Всевышнего.

Р.

P.S.(*6) Вот, мой дорогой Поль, письмо для молодого графа Шамборана33 который находится в корпусе графа вашего ген[ерала]. Оно от Тирана34.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 72–73 об.

------------------

*1 Номер поставлен рукой Ивана Борисовича.

*2 На полях поставлен знак %, указывающий, видимо, на прилагаемую сумму.

*3 Так в тексте. Русское слово, написанное латиницей, типичное для И.Б. написание.

*4 На полях поставлен знак о//о, по-видимому, указывающий на приложенный приказ.

*5 Текст курсивом — по-русски.

*6 На полях перед P.S. поставлен знак о///о, по-видимому, указывающий на прилагаемое письмо.

 

*

28Снарский Константин Станиславович, с 1806 по 1813 г. — командир Житомирского драгунского полка (в чине подполковника), в 1816–1818 — вице-губернатор Волынской губернии, в дальнейшем — снова в военной службе.

29Неизвестно, о каком именно деле идет речь. Поскольку он обращается к Ивану Борисовичу как к сенатору, речь, вероятно, о какой-то имущественной тяжбе.

30Речь идет о планах устройства карьеры Николая Дмитриевича Гурьева, сына министра финансов Д.А. Гурьева (см. о нем примечание 96 к письму от 13 ноября 1813 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.)). В то время эти планы не осуществились, и в 1816 г. Д.А. Гурьев перешел подполковником в армейский полк, но в том же году вышел в отставку. Флигель-адъютантом Александра I он стал только в 1818 г., вновь поступив на службу, но вскоре перешел в дипломатическое ведомство.

31Речь идет о слухах по поводу возможной смены министра финансов, которым в то время был Дмитрий Александрович Гурьев (о нем примечание 5 в письма от 13/24 февраля 1814 г.). Слухи о том, что Гурьев будет смещен с поста министра финансов, и его может сменить Иван Борисович, сообщает сам И.Б. Пестель в своих записках (Бумаги И.Б. Пестеля// Русский архив. 1875. № 4. С. 396.). С Гурьевым он находился в плохих отношениях, о чем неоднократно упоминает в письмах.

32Сражение при Борне действительно происходило 29 сентября 1813 г. В нем участвовал корпус принца Евгения Вюртембергского, подчинявшийся П.Х. Витгенштейну. В формуляре ошибочно — «Борго» (ВД. Т. 4. С. 7.), в XXII томе ВД ошибочно указано, что в этом сражении войска Витгенштейна не участвовали.

33Скорее всего, имеется в виду один из сыновей Жана-Батиста (Ивана Ивановича), графа де Шамборант синьора де Вильер (1747–1810). Он перебрался в Россию из Франции в 1793 г. Известно по меньшей мере два его сына. Виктор Иванович (1784–1861, Москва) служил в Инженерном корпусе, затем в различных артиллерийских бригадах. Его брат, Николай Иванович, окончив в 1804 г. 2-й Кадетский корпус, служил в артиллерии, но его боевой путь в кампании 1812–1814 гг. не совпадает с передвижениями корпуса Витгенштейна. Поэтому скорее всего, речь идет о Викторе Ивановиче. Указание на «молодого графа» показывает, что Иван Борисович скорее всего знал и его отца, умершего в 1810 г. Потомки этой семьи до сих пор живут в России. (Ю.Г. Гавриленко, Д.П. Шпиленко. Вступление французских графов де Шамборант в российское подданство//Карамыш. Краеведческий и исторический альманах. Вып. 2. М., 2014 ; В.М. Крылов. Офицеры полевой артиллерии в войне 1812–1814 гг.; Беседа с Г.Г. Шамборантом.)

34Возможно, имеется в виду Франциск (Франц Иванович) Тиран (1778–1847) — француз, вступивший на русскую службу в 1797 г. Он участвовал в неудачной русско-английской экспедиции в Голландию в 1799 г. и в кампании против Наполеона в 1806 г. В 1810 г. вышел в отставку в чине полковника, а в 1811 г. женился на Елизавете Филипповне Демут, дочери и единственной наследнице содержателя знаменитого Демутова трактира в Петербурге. Больше Ф.И. Тиран в службу не вступал, а в 1837 г. вернулся во Францию, жена и дети остались в России. (http://funeral-spb.narod.ru/necropols/volkovskoe/tombs/tiran/tiran.html; РГВИА, Фонд Инспекторского департамента). В ВД —«Пиру», «неустановленное лицо», не отождествлен со следующим упоминанием Тирана в 1815 г.

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анк]т-Петерб[ург], 27 февр[аля] 1815

Я не мог написать вам, мой дорогой Поль, последний раз, когда маменька вам писала, поскольку у меня не было времени, сегодня то же самое, так как я должен поехать сегодня утром по делам, но одно обстоятельство, которое меня всегда очень интересовало, заставляет меня сообщить вам о нем, хотя бы в спешке, чтобы не пропустить сегодняшней почты. Вот о чем идет речь. Депрерадович35 назначил вам старшинство с 10-го августа; он то же проставил и в приказы (*1) и выдал вам свидетельство. Вчера он сказал мне, что его начальники находят, что ваше старшинство может считаться лишь с даты, когда вы отличились в последний раз, ввиду того, что сказано, что оно присваивается вам за все сражения, даты которых указаны в приказе. Я ответил ему на это, что он не может знать, какова последняя дата, касающаяся вас, поскольку все даты, указанные в Приказе, касаются не только вас одного, но и более 40 других особ в то же время. Он продолжает поддерживать свой собственный// л. 74 об. Приказ (*2), согласно которому он полагает считать ваше старшинство с 10-го августа, и сделан доклад по команде (*3) который будет отправлен госп[одину] гр[афу] Барклаю, чтобы получить решение. Тем не менее он находит, что я прав, что он не может знать, какие даты относятся лично к вам. Поэтому мы условились, что я вам напишу, чтобы вновь попросить помощи у вашего Генерала, который мог бы официально сообщить маршалу гр[афу] Барклаю и Депрерадовичу, каким образом он полагает справедливым считать ваше старшинство. Пошлите при первом же удобном случае документ Барклаю, а тот, что для Депрерадовича — мне. Если ваш Ген[ерал] предполагает некоторое более действенное, благоприятное для вас средство, попытайтесь побудить его это сделать наилучшим образом, каким это возможно сделать. Для вашего ознакомления я вам посылаю копию Приказ (*4) данного по прибытии и подтвержденного Е[го] В[еличеством] Импер[атором] относительно этого факта. Я только что написал об этом также Марченко с теми же подробностями. //л. 75

Я слишком боюсь опоздать к почте, которая уйдет сегодня утром, чтобы мочь написать вам больше.

Маменька вас нежно обнимает и благословляет от всего сердца. Ваши братья и Софи вас обнимают. Мы все здоровы, за исключением Софи, которая, хотя и поправляется, еще сильно кашляет, будучи очень слабенькой и сильно похудев.

Прощайте, мой дорогой Поль, обнимаю вас от всего сердца и так же благословляю.

Весь ваш сердцем и душой

Р.

Р.S. Вот письмо для вас, которое я получил со вчерашней почтой. Я с нетерпением жду известия о вашем прибытии, и я не буду спокоен, пока не узнаю, что вы прибыли на место назначения.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 74–75.

------------------

*1 Слово курсивом — по-русски.

*2 Слово курсивом — по-русски.

*3 Слово курсивом — по-русски.

*4 Слово курсивом — по-русски. На полях против этого места поставлен знак «%», повторенный на полях перед «P.S.», возможно, привлекающий внимание к наличию вложения.

 

*

35Генерал-лейтенант Депрерадович Николай Иванович — см. о нем примечание 10 к письму от 21 мая 1813 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.) Командовал 1-й Кирасирской дивизией, куда входил в том числе Кавалергардский полк, в который Павел Пестель был переведен с 21 августа 1814 г.

 

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анк]т-Петерб[ург], 20 марта 1815

Я спешу, мой дорогой Поль, ответить на ваше письмо от 13-го сего месяца, которое я получил позавчера. Ваши опасения кажутся обоснованными, в настоящий момент по меньшей мере, и я весьма одобряю вашу осторожность — сообщить мне об этом заблаговременно, предупредив меня, что ваша Маменька не должна знать содержание вашего письма. В следующий раз вы хорошо бы сделали, если бы написали еще одно письмо, которое я мог бы показать, чтобы убедить Маменьку в том, что мы имеем от вас известия, так как в настоящий момент она тревожится, полагая, что вы больны. Если вы будете вполне уверены, что будете вынуждены отправиться в путь36, напишите мне сразу же и тем временем займите, так же не откладывая, 2500 р. на вашу экипировку, и я выплачу эту сумму при первом же уведомлении. Здесь невозможно купить для вас лошадей. Они слишком дороги, и к тому же, невозможно найти таких, какие вам нужны. Здесь все напоказ, и нет ничего, могущего быть полезным для службы. У меня будут деньги в конце этого месяца, так что располагайте суммой //л. 76 об. от 2000 до 3000 руб., я выплачу их в срок. Я купил для вас un Дрошки (*1), за который я заплатил 800 руб,. Я хотел его (*2) вам отправить, но я не стал этого делать до тех пор, пока вы не сообщите мне, должен ли я его отправить, так как он будет вам совершенно бесполезен, если вы отправитесь в поход37. Известие о бегстве презренного Бонапарта заставляет полагать, что вы могли бы вполне находиться в походе, но это вскорости решится, и я надеюсь, что Провидению будет угодно положить конец существованию этого гнусного узурпатора. Как бы то ни было (как я уже сказал выше) займите у ваших друзей из Митавы на мой счет и сообщите мне, куда вам выслать деньги, мне было бы удобнее заплатить их здесь, если я могу. Во всяком случае, даже если вы не отправитесь в поход, я вышлю вам к концу этого месяца тысячу руб. как терциал, который я вам обещал. — Le Дрошки(*3) и для //л. 77 праздников ваш мундир. Как только я получу верховых лошадей, которых я ожидаю из Москвы, я отправлю вам одну после того, как ее объездят здесь; а если у вас есть возможность объездить ее у себя, напишите мне; тогда я отправлю ее вам, как только она прибудет. Это остается в силе, даже если вы не отправитесь в поход. Здесь неизвестно ничего положительного, как и нигде. Как только Бонапарта задержат, будет решено, что все будет спокойно, и я на это еще надеюсь, во всяком случае, меры, принятые Венским конгрессом (благодаря нашему августейшему императору) великолепны и дают надежду, что не произойдет ничего серьезного.

Я рад, что вы довольны Графом, вашим начальником, но я признаюсь вам, что я был бы еще более доволен, если бы вы освободились от провиантской и комиссариатской части, так как напрасно быть честным человеком, никто этому не верит, когда приходится заниматься этими злополучными //л. 77 об. делами, которые основаны на мошенничестве.

Вчера мы праздновали день ее рождения. Ей исполнилось 43 года, этой превосходной женщине во всех возможных отношениях. Кажется, мой милый друг, что вы забыли об этом дне, и это ее удручает, хотя она ничего не говорит. Если вы будете отвечать на это письмо, напишите ей письмо, датированное 13-ым сего месяца, чтобы ее поздравить. Она будет думать, что письмо дошло слишком поздно. Она постоянно страдает от нарыва в ухе. По мере того, как один проходит, появляется другой. Вчера (в ее праздник) ей наложили пластырь.

Сегодня боль была //л. 78 менее сильной, она даже лучше провела ночь. Софи чувствует себя лучше, но она по-прежнему очень слаба и хрупка. Борис и Воло здоровы.

Вот письма и [нрзб](*4), которые Борис вам посылает, также и письмо от Чагина (*5).

Прощайте, мой дорогой Поль — я вас нежно обнимаю и также люблю. По поводу вашего старшинства мне нечего сказать, если вы сами находите, что оно не имеет большого значения для вас. По моему мнению я нахожу, что нужно трудиться в настоящее время, ибо будущее нам неизвестно, простым смертным. И существует большая разница, быть 5-ым или 11-ым(*6)поручиком в Полку. С моей стороны я сделал для вашего блага все, что было в моей власти, и я умываю руки. Этот последний раздел моего письма является ответом на ваше письмо от 6-го сего месяца.

Прощайте, мой милый друг. Господь вас направит, и да пребудет он всегда в вашем сердце.

% Р.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 76–78.

------------------

*1 Текст курсивом отражает переход с языка на язык, так в тексте.

*2 То есть дрожки.

*3 Текст курсивом отражает переход с языка на язык, так в тексте.

*4 Слово не разобрано. В ВД — «ябеды».

*5 Напротив на полях знак «%», означающий вложение.

*6 Так в тексте. В письме от 15 декабря 1814 года было «14-м».

*

36К этому времени в Петербурге стало известно о бегстве Наполеона с острова Эльба, высадке 1 марта 1815 г. на побережье Франции и продвижении его к Парижу.

37Дрожки — открытый экипаж для коротких поездок (см. примечание 29 к письму от 28 мая 1812 г. (Семейная переписка Пестелей, 1812.)) Дрожки, по-видимому, предназначались для поездок Павла Пестеля по Митаве и ее окрестностям — и совершенно не годились в качестве походного экипажа.

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анк]т-Петерб[ург], 3 апреля 1815

После вашего письма, мой дорогой Поль, от 19-го прошлого месяца я не получил никаких известий о вас. Я вам признаюсь, что это доставило мне беспокойство. Все успехи адского исчадия Бонапарта должны быть вам известны, может быть, вы знаете об этом даже больше, чем мы. Так как все новости, которые известны здесь, мы узнаем из газет. Судя по всему, война необходима, тогда ваш Ген[ерал] и вы будете воевать без сомнения тоже. Наша семья уже более ста лет предана своему Отечеству (России); нужно служить ему с ревностью. Вы уже дали недвусмысленные доказательства вашей (*1), и я уверен, что вы дадите тому новые доказательства, как только вам представится возможность. Мне остается лишь поручить вас защите Всевышнего и рекомендовать вам опереться в ваших необходимых расходах на все мои силы. Я начинаю с того, что посылаю вам первые же деньги, которыми я могу располагать — то есть тысячу рублей, которую я вам здесь посылаю (*2) платежным поручением от Ралля38 Клейну39 которое я здесь прилагаю (*3). Если вы смогли //л. 79 об. раздобыть деньги тем временем, то я ожидаю вашего ассигнования, чтобы его оплатить. Через две недели я смогу вам послать еще две тысячи рублей. Укажите мне, как их вам доставить. Больше всего меня бы устроило, если бы я мог оплатить их здесь. Не могли бы вы взять их у Клейна, чтобы я выплатил их здесь банкиру б[арону] Раллю. Ради Бога, чаще давайте нам знать о себе, о том, что происходит у вас и [куда](*4) вы должны отправиться вместе с вашим Генералом. Никто ничего здесь не знает, даже военный Мин[истр]. Говорят, что ваш Ген[ерал] будет командовать тем временем арьергардом, и что у него есть уже приказ к выступлению, но все это слухи, которых здесь столько, что нельзя более ничему верить, так как это болтовня несусветная. Умные молчат, а болтуны и зеваки пустословят. Кн[язь] Долгорукий40 должен быть уже у вас. Он уехал, //л. 80 не сказав мне ни слова. Я охотно написал бы с ним, но он даже и не подумал меня об этом уведомить. Это никоим образом неподобающе с его стороны.

Я вам посылаю также, мой дорогой Поль, ваш зеленый мундир41, за который я заплатил, дав 150 р., которые попросил у меня Борис, и он сам забрал мундир и упаковал его у портного, так что я его даже не видел. Надеюсь, что вы будет им довольны.

Ваша мать напишет вам сама, она чувствует себя лучше, но основная ее болезнь (ревматизмы) остается по-прежнему и влечет за собой ужасное расстройство нервов, — вместе с чувствительностью, которое оно производит, вы можете легко составить себе понятие о действиях, которые нынешние обстоятельства и страх, что вы будете воевать, так же, как и Воло, производят на ее здоровье, и без того уже сильно расшатанное.

Софи тоже хрупка и часто болеет, как это было и при вас. Она делается все более милой и //л. 80 об. интересной. Я же влачу мое обычное существование. Измученный и оскорбляемый, как и прежде, я снял дачу для Маменьки в Царском Селе. Судите же, она стоила мне 1500 руб., и она настолько мала, что едва можно будет разместить прислугу. Что касается меня, я остаюсь в городе и буду лишь время от времени навещать Маменьку. Моя служба не позволяет мне покинуть город.

Прощайте, мой дорогой Поль. Прижимаю вас к сердцу и благословляю от всей души.

Р.

Р. S. Я не стал покупать вам un Дрошки(*5). Он стоит 800 руб. и возможно, что вы не сможете даже пользоваться им этим летом. Я запечатывал письмо, когда мне принесли почту: ваше письмо от 28-го прошлого месяца. — Так как мне нужно было ехать на ужин к кн[язю] Салтыкову42, я просил Маменьку на него ответить и Воло — написать вам относительно вашего старшинства. – Вот два их письма и еще одно от Бориса. – Прощайте.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 79–80 об.

------------------

*1 Так в тексте, т. е. «вы уже дали недвусмысленные доказательства вашей ревности».

*2 В этом месте в письме знак вставки.

*3 Подчеркнутая фраза написана внизу страницы после знака вставки, поставленного перед ней на полях.

*4 Слово вставлено по смыслу.

*5 Текст курсивом отражает переход с языка на язык, так в тексте.

*

38Ралль (Раль) Александр Александрович (Александр Франц) (1756–1833) — сын прусского офицера, занимавшегося также мелкой торговлей. В 1788 г. приехал в Россию, где его дядя служил управляющим Мраморным дворцом. Дядя устроил его помощником придворного банкира Сутерланда. Когда Сутерланд растратил казенные деньги и покончил с собой, Раллю удалось доказать свою непричастность к афере. В 1796 г. для избегания впредь подобных случаев была создана Контора придворных банкиров и комиссионеров Воута, Вельо, Раля и К°. Ралль стал ее фактическим руководителем. Кроме того, у всех состоявших в конторе были и собственные банкирские конторы. Владел несколькими домами и фабриками в Петербурге, дачами в его окрестностях и имениями в Санкт-Петербургской губернии. Интересовался музыкой и покровительствовал музыкантам, стал одним из основателей Филармонического общества. В 1817 г. обанкротился и так и не смог поправить дела до самой смерти.

39Клейн Федор Борисович — (1793 или 1794 – ?) происходил «из купеческих детей города Риги». Поступил на службу в русскую армию во время кампании 1813 г. «из англинской службы», и участвовал в боях, начиная со сражения при Бауцене 8 и 9 мая. Вступив корнетом в Гродненский гусарский полк, он достаточно скоро оказался адъютантом П.Х. Витгенштейна и оставался в этой должности до самой отставки. В 1817 г. по просьбе Витшенштейна Клейн был переведен в Лейб-гвардии гусарский полк, где дослужился до чина ротмистра. Судя по всему, он пользовался расположением Витгенштейна. В 1816 г. он сопровождал его в восьмимесячную поездку за границу, а в мае 1820 г. провожал до Варшавы одного из его сыновей, Александра, направлявшегося на дипломатическую службу в Швейцарии. Этим он вызвал недовольство цесаревича Константина Павловича, поскольку, согласно подорожной, Клейн ехал «по казенной надобности». В ноябре 1820 г. Клейн подал прошение об отставке. С 1824 года — в гражданской службе, вплоть до 1840-х годов служил в Курляндском губернском правлении. (РГВИА, фонд Инспекторского департамента). По-видимому, Клейн был в дружеских отношениях с Павлом Пестелем; позже, в Тульчине они нанимали одну квартиру.

40Долгоруков Николай Андреевич (1792–1847) в начале службы числился по Коллегии иностранных дел. В 1812 г. вступил в ополчение, в 1813 г. перешел в Изюмский гусарский полк, с ним участвовал в сражениях при Дрездене и Кульме, за отличия в которых был переведен в Лейб-гвардии гусарский полк с назначением адъютантом к П.Х. Витгенштейну. С начала 1816 г. — флигель-адъютант императора. В дальнейшем участвовал в персидской и турецкой кампаниях, был посланником в Персии после убийства А.С. Грибоедова, с 1831 г. — литовский, впоследствии малороссийский генерал-губернатор. В предсмертном письме императору Николаю I признался, что из-за расстроенных дел потратил казенные деньги на сумму 43 тысячи рублей серебром. Уплату растраты взяли на себя двое из его братьев. С 1814 года женат на Марии Дмитриевне Салтыковой (1795–1823); в семье было четверо детей, все скончались раньше отца. С 1841 года был женат вторично, на Люции Осиповне Забелло. Брат Ильи Андреевича Долгорукова, члена ранних декабристских обществ, автора, наряду с Павлом Пестелем, устава «Союза спасения»; Василия Андреевича Долгорукова, с 1856 г. 10 лет руководившего III отделением; Владимира Андреевича Долгорукова, в 1860-1870-х годах — московского генерал-губернатора, в честь которого по просьбе жителей переименовали одну из улиц Москвы. Николай Долгоруков и его жена неоднократно упоминаются в семейной переписке Пестелей.

41Речь идет о сюртучном мундире Кавалергардского полка. КАРТИНКА-ПРЕВЬЮШКА

42Граф Салтыков Николай Иванович (см. о нем примечание 24 к письму от 15 июня 1813 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.), во время отсутствия императора Александра I фактически исполнял функции регента. По возвращении императора Салтыков был возведен 30 августа 1814 г. в княжеское достоинство с титулом светлости.

 

 

И.Б. Пестель и Е.И. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анк]т-Петерб[ург], 7 апреля 1815

Я только что (в полдень) получил ваше письмо от 29-го прошлого месяца. Я тороплюсь отправить вам сразу же еще одну тысячу рублей в надежде, что их еще согласятся принять на почте. 3-го сего месяца я уже посылал вам тысячу рублей, которые, как я надеюсь, придут к вам вовремя. — Как только вы приедете в Вильну43, дайте мне знать об этом, и я вышлю вам еще, если я смогу изыскать средство получить деньги. [У меня нет(*1)]необходимости напоминать вам об экономии, вы сами знаете, в какой я нужде.

Я видел вчера Графа Аракчеева, которому я рассказал, как вы сожалеете, что не находитесь там, где сражаются за Отечество, он сказал то же, что и я, что нужно служить там, куда привела нас судьба, и подчиняться воле Провидения. Можно быть полезным везде.

Постарайтесь получить у Графа документ, подобный тому, какой он послал Депрерадовичу для кн[язя] Горчакова. Он назначит вам старшинство //л. 81 об. такое, какое Граф ему укажет. Если он соизволит это сделать, то это дело закончится в вашу пользу, и поверьте мне, что это очень важно для вас. Пришлите мне этот документ, и я сам передам его кн[язю] Горчакову. Я спешу отправить мое письмо на почту и передаю перо Маменьке, которая хочет добавить пару слов.

Прощайте, мой милый друг, я вас благословляю и обнимаю от всего сердца.

Р.

/Е.И./

Я чувствую себя лучше, несмотря на то, что мне еще абсолютно необходимы //л. 82 Бог знает сколько пластырей, мазей, масел, Полосканий (*2) (для ушей) и т. д.… потому что эта несчастная летучая подагра44 причиняет мне то здесь, то там подагрические отложения солей, которые нужно растворять и т.д. Но, в конце концов, улучшение позволяет надеяться на хорошее, и я довольна. Я охотно отдала бы то немногое здоровье или радости, что мне остаются, чтобы присоединить к вашим. Это все, что я могу сказать вам теперь, потому что нужно поторопиться с отправкой письма. Прощайте же, мое дорогое дитя, я вновь поручаю вас Божественному Провидению и благословляю вас, прижимая к своему сердцу.

Ваши братья, Софи, Като, дяди, друг Реман, Случевский45 передают вам тысячу приветов, также как и множество ваших знакомых. Эрнестина46 просит уверить вас, что она всегда испытывала к вам и сохраняет более чем когда-либо самую нежную привязанность и уважение. Прощайте____ прощайте____

//л. 82 об. /И.Б./

Его благородию Павлу Ивановичу Пестелю. В Митаве.

При сем тысячу рублей банк[овскими] ассигн[ациями](*3).

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 81–82 об.

------------------

*1 Вставлено по смыслу, часть текста затерта и не читается.

*2 Слово курсивом написано по-русски.

*3 Текст курсивом — по-русски.

*

43С того времени, как стало известно о возвращении Наполеона во Францию, П.Х. Витгенштейн был назначен командующим войсками, находившимися на границах Курляндской и Литовской губерний, а также в Царстве Польском. Однако армия Барклая-де-Толли, к которой относился корпус Витгенштейна, к этому времени, согласно решениям, принятым в марте 1815 г., составляла резерв и в поход еще не выступала.

44Подагра — заболевание, при котором происходит отложение солей мочевой кислоты в мягких тканях организма (так называемые подагрические тофусы), нередко вблизи суставов, сухожилий и хрящей — в том числе в наружном ухе. В прошлом была распространена шире, чем в настоящее время, что обуславливалось в частности режимом питания.

45Константин Афанасьевич Случевский 1-й (1784–1848) — см. о нем примечание 103 к письму от 26 сентября 1812 г. (Семейная переписка Пестелей, 1812.) Служил в канцелярии И.Б. Пестеля, а с 1814 г. — в Инженерном департаменте Военного министерства.

46Лицо неустановленное. Судя по упоминанию по имени, а также кругу лиц, вместе с которыми упомянута ближе неизвестная нам Эрнестина, речь скорее всего идет о какой-то родственнице.

 

 

И.Б. Пестель – Павлу Пестелю.

С[анк]т-Петерб[ург], 8 мая 1815

Последнее письмо, которое мы получили от вас, мой дорогой Поль, датировано 21-м прошлого месяца из Вильны. Я очень доволен, мой милый друг, что вы получили в срок 2 т[ысячи] руб., которые я вам послал. В течение этого месяца я вам пошлю еще тысячу рублей, как я вам обещал. Дороговизна у вас ужасна; я не понимаю беззаботности Графа по отношению к своему окружению. Я говорил (разумеется, не называя имен) с Гр[афом] Аракчеевым относительно прогонов, которых вам не платят, когда вы следуете за графом, он считает, что вы имеете все права их требовать всякий раз, когда вы путешествуете по делам службы, а не по своим собственным. Вот его собственные слова:

Когда Адютанты в армии противу неприятеля, тогда выдаются им рационы, и тогда они прогон не получают, но внутри Государства не получая рационов должно им по чинам //л. 83 об. выдавать и прогоны, когда они с генералами ли своими ездят или от него посылаются по делам службы. (*1)

По всей видимости почти невозможно, чтобы вы могли долго оставаться в Вильне. Корпус в 150 т[ысяч] человек слишком значителен, чтобы могла не возникнуть в нем необходимость в такой важный момент как настоящий; впрочем, нам здесь ничего об этом не известно, поскольку мы не имеем других новостей, кроме тех, что мы читаем в газетах.

Я не пишу вам ничего ни о Маменьке, ни об остальном, так как Маменька намеревается писать вам сама. Я скажу вам только, что у меня было некоторое время назад горе, которое пронзило мне сердце – которое причинил мне Борис. Он связался с несколькими игроками и за один вечер он проиграл тысячу Рублей в азартную игру. Я наказал его более благородно, чем он того заслуживает, и деньги заплачены, но, так как я дал себе честное слово //л. 84 никогда не платить подобных долгов моих детей, я вычту тысячу руб[лей] из его жалования, чтобы доказать, что имея такие расстроенные финансы (*2) я не прощу ему эти деньги — не для собственной выгоды; я предназначаю эту тысячу руб[лей] по мере того, как они будут вычитаться из его жалования, раненым инвалидам, и деньги будут регулярно посылаться в вашу армию. Вам известен мой образ мыслей, мой милый друг, так же, как и моя чувствительность. Судите же, какое впечатление произвела на меня эта злополучная история. Я уверен, что она стоила мне нескольких лет жизни. Всевышний, мой единственная опора во всех случаях, укрепил меня, и я молю Его с усердием о милости, чтобы никогда подобное горе не нарушало более покой моей души. Это тем более непростительно со стороны Бориса, что всякий день регулярно ваша мать и я наставляли его, чтобы предупредить, что его великая страсть к игре заставит его //л. 84 об. делать глупости. Утром того же дня, когда он проиграл эту сумму, мы говорили с ним, и он уверял, что никогда в жизни не играл и не будет играть в азартные игры. Я не хочу ни огорчать вас, ни возобновлять себе самому огорчения, которые я так живо вновь почувствовал, сообщая вам подробности этой гадкой истории, а то вы увидите вашего брата в самом недостойном свете, и я в отчаянии, видя, что мое мнение о Борисе (которое всегда было не особенно благоприятным) слишком оправдывается всякий раз, когда я хочу подвергнуть его испытанию, чтобы убедиться в противном. Воло тоже доставляет мне много горя, но в другом роде. Это существо самое никчемное, какое только может быть, как и для службы, так и для всего остального. Дитя, как будто ему не более 15 лет — при этом непомерное самолюбие. Праздный всю свою жизнь и думающий лишь о нарядах и о фатовстве. Я вас уверяю, что у меня часто кружится голова, когда я думаю о будущем. //л. 85

Воло нужен суровый начальник, который научил бы его служить и приучил бы его к субординации. Депрерадович знает службу, но он портит Воло и занимается лишь игрой47. Воло служил бы с усердием, видя своего генерала на коне во время учений, которых так много бывает летом.

Простите, мой милый друг, за все эти подробности. Они могут лишь огорчить вас. Но я изливаю вам мое сердце как моему сыну, которого я люблю и на которого я очень рассчитываю во многих отношениях. В особенности на возмещение тех горестей, которые причиняют мне ваши братья.

Дело о вашем старшинстве еще не закончено. Князь Горчаков дал мне слово, что как только граф Витгенштейн напишет ему то, что он писал Депрерадовичу, он назначит вам старшинство, которое тот ему укажет. Чтобы доставить удобный случай графу, я вам посылаю здесь рапорт для //л. 85 об. графа от Депрерадовича, так же как и копию его содержания. Добейтесь от Графа, чтобы он написал князю Горчакову официально, и пришлите мне эту бумагу, так же и копию для меня, и я устрою все остальное сразу же.

Прощайте, мой дорогой Поль. Я вас нежно обнимаю и благословляю от всей души. Сообщайте нам о себе так часто, как вы сможете. Если у вас не будет времени писать подробно, напишите нам, хотя бы как вы себя чувствуете.

Весь Ваш
Р.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 83–85 об.

------------------

*1 Текст курсивом (слова Аракчеева) написан по-русски.

*2 Слово написано над зачеркнутым «дела».

 

*

47Владимир Пестель служил в Кавалергардском полку с июня 1813 г. С 1815 г. он исполнял обязанности адъютанта командира полка Н.И. Депрерадовича. О том, как В.И. Пестель и его командир проводили время, свободное от службы, может, например, свидетельствовать запись в книге посетителей Благородного лицейского пансиона, где в это время обучался Александр Пестель. 5 мая 1815 г. (за три дня до данного письма) среди посетителей, навещавших учеников, отмечены «Генерал-лейтенант Депрерадович, генерал Каблуков, адъютант Пестель». Едва ли эти двое, а также генерал-майор Владимир Иванович Каблуков, также служивший в Кавалергардском полку, отправились в Царское село специально для того, чтобы посетить младшего брата полкового адъютанта. В Царском селе и его окрестностях также стояли различные полки, так что вполне возможно, что упомянутая «игра», а не служебные обязанности, например, могла быть целью подобной поездки. (ЦГИА СПб, фонд Благородного пансиона).

 

 

И.Б. Пестель и Е.И. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анк]т-Петерб[ург], 13 мая 1815

Я пользуюсь любезностью подателя этого письма (Полозова), чтобы послать вам, мой дорогой Поль, небольшую коробку Чая, и я вам пошлю другую такую же с братом г[осподи]на Новосильцева (вашего товарища)48 который должен уехать также незамедлительно, чтобы прибыть к вашему Графу. Одна из этих коробок предназначается Графу, а другая — вам. Я желаю, чтобы Чай прибыл к вам как Чай, а не как порошок, что обыкновенно случается, когда его посылают с оказией и в особенности летом49.

Я получил ваше письмо от 2-го сего месяца, и я очень рад, что вы чувствуете себя хорошо, и что вы довольны (вообще говоря). Что же касается поляков, то я глубоко убежден в том, что они никогда не полюбят русских. Эта низкая и надменная нация никогда не сможет забыть зло, которая Россия в особенности им причинила, и новое положение их страны никоим образом не уменьшит их враждебности. Дай Бог, чтобы последствия в конце концов не оказались слишком серьезными, и чтобы эта страна, которая является Королевством лишь благодаря нам, не стала бы им //л. 86 об. однажды в самом деле помимо нас. Мы не знаем ничего из того, что происходит в политическом мире, не имея иных известий, кроме тех, что сообщают официальные документы. И лишь таким путем в столице государства стало известно, что наш Император будет польским Королем!!!50

Я писал вам подробно по поводу вашего старшинства в письме от 6-го сего месяца, и я вам также послал Рапорт Депрерадовича относительно этого Гр[афу] Витг[енштейну]. Я предполагаю, что вы все это получите, и я жду с нетерпением бумаги от Графа для кн[язя] Горчакова, чтобы завершить это дело в вашу пользу. Этот последний более всего хотел бы отдать вам должное, но его головы недостаточно, чтобы найти для этого возможность, хотя его доброе сердце действительно к тому склонно. Какой военный Мин[истр]!!!

Я передаю перо Маменьке, которая хочет написать вам пару слов сама. Прощайте, мой милый Друг, благословляю вас от всего сердца.

Р.

Л. 87 /Е.И./

Я действительно хочу сказать вам лишь пару слов, мой милый друг, поскольку я до крайности занята моим переездом в Ц[арское] С[ело], и у меня есть время лишь сказать вам, что я вас обнимаю и благословляю всем сердцем. Тысяча пожеланий от ваших братьев, от милого ангелочка Софи, от Като, от Леонтьева, от Ремана, от Альберта, который вновь помещен подле ген[ерал]-губ[убернатора] Сибири51. Прощайте, дорогой друг, Господь да благословит вас и сохранит.

Я чувствую себя значительно лучше, но мои подагрические боли мучают меня немного в правой половине головы.

/И.Б./

P.S. Боясь злоупотребить любезностью г[осподи]на Полозова, я не решился вручить ему обе коробки Чая для вас. Но Катерина Дмитриевна взялась уговорить его взять еще и другую коробку, таким образом вы получите от него две коробки; и меня это более устраивает, чем если бы их разделить, тем более, что я не уверен, что Новосильцев захотел бы их взять.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 86–87

------------------

*

48Новосильцев Петр Петрович (1797–1869) — младший брат Ивана Новосильцева, сослуживца П.И. Пестеля (см. о нем примечание 118 к письму от 28 декабря 1813 г.  (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.). В 1816–1818 гг. служил в Свите по квартирмейстерской части, затем вышел в отставку, но вскоре в 1820 г. вернулся на военную службу. В 1820-х гг. — адъютант Московского генерал-губернатора. С 1838 г. — в гражданской службе, статский советник, московский вице-губернатор. С 1851 г. — рязанский губернатор, был уволен от должности после крестьянских волнений в Зарайском уезде, которым Н.А. Некрасов посвятил стихотворение «Бунт».

49Чай Иван Борисович получал из Китая через Кяхту и Иркутск. Это практически единственный способ, которым он в самом деле использовал служебное положение. Судя по переписке с А.А. Аракчеевым в том же 1815 г., речь, скорее всего, идет о зеленом чае, причем очень хорошего качества. Чай из одной и той же партии Иван Борисович частью оставляет в своем домашнем хозяйстве, а также посылает императору и Аракчееву, уверяя последнего, что чай подобного качества купить в Петербурге невозможно. Посылки с чаем к сыну Иван Борисович продолжал отправлять все время, пока оставался в должности сибирского генерал-губернатора. (РГВИА, фонд Аракчеева.)

50По результатам договоренностей, достигнутых на Венском конгрессе, большая часть Польши была присоединена к Российской империи под именем Царства Польского (с 3 мая 1815 г.). Царство Польское получало собственную конституцию, а жители его приводились к присяге Александру I. 9 мая 1815 г. был обнародован манифест Александра I о присоединении Варшавского герцогства к России и о начале войны с Наполеоном.

51Альберт Яков Иванович — врач, числившийся в 1810-х гг. при канцелярии И.Б. Пестеля. См. о нем примечание 75 к письму Е.И. Пестель без даты, относящемуся ко второй половине 1811 г. (Семейная переписка Пестелей, 1809–1811.)

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анк]т-Петерб[ург], 14 мая 1815

Уже в течение двух дней мое письмо, здесь прилагаемое, запечатано для вас, мой дорогой Поль, и так как Полозов еще за ним не пришел, я могу добавить еще несколько строк, чтобы сказать вам, что Чагин-старший52 заходил ко мне вчера утром, чтобы попросить меня заплатить ему то, что вы ему должны, говоря, что это составляет 600 руб. ассигнациями и 50 рублей серебром. Я сказал ему, что я вам напишу об этом, поскольку он мне сказал, что не имеет никакого документа, чтобы мне предъявить от вас на эту сумму. Поторопитесь же, мой милый друг, дать мне как можно скорее уведомление, что я должен сделать. Я обещал вам посылать каждую треть (т.е. каждые четыре месяца) тысячу рублей. Если нужно будет платить Чагину, я буду вынужден платить ему из этих денег, так как после того как, я послал вам 2000 р., у меня не остается ничего, а мне нужны еще деньги на случай, если Воло отправится в поход со своим генералом53, который ожидает во всякое мгновение приказа, полагают, что гвардейцы отправятся по меньшей мере в Варшаву, что в особенности желательно Великому Князю Константину54.

Прощайте, я вас обнимаю от всего сердца.

Р.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Л. 88.

------------------

*

52Таким образом, к этому времени семейство Пестелей было уже знакомо и с «Чагиным-младшим», то есть с младшим братом Петра Николаевича Чагина, который также в дальнейшем упоминается в письмах. Владимир Николаевич Чагин (ок. 1790 – после 1852), как и брат, вначале был в гражданской службе, а затем (в январе 1813 г.) вступил в Санкт-Петербургское ополчение. Весной того же года он был назначен в ординарцы к П.Х. Витгенштейну и находился при нем всю кампанию 1813–1814 гг., вплоть до отъезда Витгенштейна из армии, когда Владимир Чагин остался адъютантом генерала Раевского, принявшего после Витгенштейна командование корпусом. Был уволен из военной службы при расформировании ополчения в марте 1815 г. и в том же году поступил на службу в Министерство финансов — опять-таки вместе со старшим братом. Таким образом, весной 1815 г. оба Чагина находились в Петербурге. В дальнейшем В.Н. Чагин находился на гражданской службе в различных учреждениях, с 1820-х годов — в основном на юге Росии. (Г. Чагин, А. Кубарев. Чагины. 600 лет на службе России. М., 2015. С. 178, 184–185.)

53Речь идет о выступлении русской армии против Наполеона в период 100 дней, что и произошло в дальнейшем.

54Великий князь Константин Павлович в 1815 г. был назначен главнокомандующим польскими армиями.

 

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анк]т-Петерб[ург], 26 мая 1815

Только что, мой дорогой Поль, я получил ваше письмо из Вильны от 15-го сего месяца, и я спешу ответить на него сразу же, адресуя письмо, как вы мне указали, в Митаву, я просил Почт-директора доставить его вам в срок, поручая его почтмейстеру этого города.

Я не могу сказать вам ничего определенного о назначении корпуса, который находится под командованием Графа, вашего начальника. Военный министр сам этого не знает, но предполагают, что вас вскорости отправят, чтобы присоединиться к армии, которая предназначена для военных действий55. Если я что-либо узнаю, я не замедлю вам сообщить, но здесь все узнают лишь задним числом.

Ваше назначение в Белосток заставляет меня предположить, что вас назначают, возможно, в Молдавию, но говорят, что турецкая граница будет охраняться армией гр[афа] Беннигсена, но это все слухи, на которые нельзя положиться56. Вся гвардия получила приказ выступать, и Воло отправится вместе со своим Полком 30-го сего месяца. Они отправятся прямо в Вильну, и говорят, что они будут находиться под командованием Великого Князя Константина. //л. 89 об.

К 1-му следующего месяца больше не останется ни одного гвардейского Полка в этих краях. Я уже израсходовал 2600 руб. на экспедицию Воло, и я не смогу дать ему более чем 500 руб. наличными.

Что касается коляски, то я вам ее дал, мой дорогой Поль, и вы можете распоряжаться ею, как вам будет угодно. Маменька охотно согласилась обойтись без нее. Вы имеете достаточно подтверждений тому, что никакие лишения для нее ничего не значат, если это нужно ее детям, которых она любит, более чем когда-либо еще мать любила своих детей.

Вы хорошо бы сделали, если бы не удалялись ни на минуту от Графа. Даже если он был бы способен не забыть отсутствующего, всегда лучше неотлучно находиться при своем начальнике, каков бы он ни был. Я приобрел une бричка(*1) для Воло, которая сделана в Польше, где производят наилучшие57. Я заплатил за нее 350 руб, и она превосходна в своем роде. //л. 90 Я обещал вам тысячу руб. в июне месяце, и я не послал их вам лишь потому, что должен платить Чагину, если вы этого хотите, но так как вы нуждаетесь в деньгах более, чем он, я решил послать вам эти деньги, которые я прилагаю здесь (*2), и если Чагин потребует оплаты, я скажу, что ожидаю вашего ответа, но если вы даже решите, чтобы я ему заплатил, я не смогу сделать этого раньше сентября, и опять из тысячи руб., которую я хотел бы вам тогда послать. Я даю вам мое честное слово, что я не могу поступить иначе, так как отъезд Воло меня совершенно разоряет.

Я не пишу вам ничего о том, что происходит в нашей семье. Маменька напишет вам об этом, когда спешка, в которой мы пишем, ей это позволит. Я передаю ей перо и заканчиваю письмо, обнимая вас от всего сердца и так же благословляя. — Прощайте, мой милый друг.

Р.

Р.S. Я передал ваши письма для кн[язя] Долгорукова и Владимира Чагина в срок.

//Л. 91

Вы уехали из Петербурга в Митаву 18 февр[аля] 1815, я вам писал

1. В Митаву от 24 февр[аля]

2. ------//--------27 ------

3. ------//--------20 марта

4 -------//--------3 апреля, послан переводной вексель на 1000 руб.

5. ------//--------7 ----//----ассигнациями 1000 руб.

6. в Вильну - 6 мая – письма

1. Для вас от Случевского.

2. Петрулину от Альбрехта58.

7. в Вильну — 13 — с Полозовым, уехавшим 18-го мая, послано две коробки Чая и один рапорт Депрерадовича для гр[афа] Витгенштейна на предмет вашего старшинства.

Этот список вам подтвердит, мой дорогой Поль, что я вам писал два раза в Вильну и 5 раз в Митаву. Сообщите мне, все ли письма до вас дошли. Постарайтесь прежде всего узнать, куда Полозов передал наши письма и две коробки Чая, если он не застал вас в Вильне, как я предполагаю. Он уехал вместе с младшим братом Новосильцева, который должен отправиться к своему брату.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 89–91.

------------------

*1 Так в тексте. Текст курсивом — переход с языка на язык.

*2 На полях против этого текста поставлен знак %, по-видимому, указывающий на приложенные деньги.

*

55Александр I выехал к армии 13 мая 1815 г. Затем он направился в Гейдельберг, где располагалась главная квартира австрийской армии. Военный совет, где было решено, каким маршрутом двигается русская армия, состоялся там 29 мая 1815 г. Приказ о выступлении, соответственно, был дан до него

56В октябре 1814 г. из 6 и 7 пехотного корпусов была заново сформирована 2 армия, в которую вошли в том числе части Польской армии, которой в кампании 1813–1814 гг. командовал Л.Л. Беннигсен. Он был назначен главнокомандующим 2 армии. По мере возвращения из-за границы войска располагались в Подолии, на Волыни и в Бессарабии. Выступление корпуса Витгенштейна в направлении Белостока не имело к этому никакого отношения.

57Бричка — легкий четырехколесный рессорный экипаж, чаще открытый, употреблявшийся в Польше и на юге России. В него запрягалась одна или две лошади.

58Семейство Пестелей общалось в это время с двумя братьями из семейства Альбрехтов, находившимися на военной службе — Александром Ивановичем и Карлом Ивановичем (см. о них примечание 15 к письму от 54 июля 1813 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.)). Скорее всего, письмо Я.В. Петрулину мог написать Карл Альбрехт, служивший, как и он, в Лейб-гвардии гусарском полку.

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анкт-]Петерб[ург], 29 июня 1815

Я посылаю вам это письмо, мой дорогой Поль, с кн[язем] Долгоруким, который мне сказал, что он уедет завтра. Попрощавшись с вами, мой милый друг, когда вы покинули меня, чтобы отправиться туда, куда вас призвал долг службы59, я отправился в мою спальню, я упал на колени и я вновь препоручил вас Всевышнему, который так хорошо направлял вас среди всех опасностей, которым вы подвергались в течение последней войны. То же самое я сделал 24-го сего месяца, в день вашего рождения, и еще сегодня утром, в день ваших именин. Я поздравляю вас и радуюсь также и сам, благодаря Провидение за то, что Оно даровало мне такого сына, как вы, и моля Его хранить вас, чтобы вы могли стать в будущем опорой моей старости и поддержкой вашим братьям и сестре.

Маменька сообщит вам все подробности, которые могут вас интересовать, к ним мне остается только добавить, что гр[аф] Разумовский60 очень любезно дал разрешение, чтобы Александр оставался с Маменькой до своего полного выздоровления. Я думаю, что болезнь произошла не от чего иного, как от того, что он выпил холодного, будучи разгоряченным. Реман надеется его вылечить, в особенности поскольку можно будет ухаживать за ним надлежащим образом. Несмотря на это, у бедной Маменьки появилась новая тревога, вызванная //л. 92 об. разлукой с вами и с Воло, который уезжает сегодня и который придет с нами попрощаться вместе со своим генералом в Царское Село, через которое они будут проезжать, но вместо того, чтобы прийти на ужин, как Депрерадович мне обещал, он придет лишь после ужина, или может быть даже поздно вечером, так как, насколько я вижу, этот человек не имеет никакого порядка, ни в голове, ни в своих делах. Ему никогда не удается сделать то, что он хочет, и во всякий момент обстоятельства заставляют его менять свои намерения. Таким не может быть ни государственный деятель, ни великий полководец.

Я вам не пишу ничего о военных делах, так как об этом в настоящий момент известно больше у вас, чем у нас здесь. Если все, что рассказывают у нас о деле Веллингтона61, и Блюхера62, действительно верно, возможно, что война может быть закончена одним этим сражением63, но я очень сомневаюсь. Даст Бог, я ошибаюсь. Блюхер, может быть, великий военачальник, но он не перестает быть тем не менее великим фанфароном.

Я познакомлюсь с адъютантом Вел[икого] Князя Лагодой64 и через него я буду посылать вам деньги, которые я вам обещал, очень аккуратно. //л. 93

Вот, мой милый друг, все, о чем я имел время вам написать в этот раз. Сообщайте нам о себе так часто, как это будет возможно. Вам нет необходимости писать нам длинные письма, лишь бы мы знали, где вы находитесь и как вы себя чувствуете. Нам необходимо знать это для нашего спокойствия и нашего счастья. Нежно прижимаю вас к сердцу и благословляю от всей души.

 

Весь Ваш
Р.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 92–93.

------------------

*

59Судя по всему, незадолго до этого письма Павел Пестель приезжал в Петербург. Учитывая напряженную военную обстановку 100 дней — очевидно, по делам службы.

60Граф Алексей Кириллович Разумовский (1748–1822) — придворный, сенатор, в 1810м1816 гг. министр народного просвещения. Речь идет о том, что Александр Пестель находился в это время не в Лицейском благородном пансионе, где обучался, а на даче вместе с матерью. Это не было оформлено как официальный отъезд из пансиона — возможно, потому, что он при этом не покидал Царское Село.

61Артур Уэлсли, герцог Веллингтон (1769–1852) — английский военный и политический деятель, фельдмаршал. Воевал в Индии, участвовал в Пиренейских войнах против Наполеона в 1808-1813 гг., участвовал в Венском конгрессе. Во время 100 дней командовал на территории Бельгии англо-голландско-немецкой армией. Впоследствии командовал союзными войсками во Франции до окончания оккупации.

62Гебхард Леберехт фон Блюхер (1742–1819) — прусский фельдмаршал. Военную службу начал в шведской армии, в 1760 г. попал в прусский плен и перешел на прусскую службу. Участвовал в войнах с Францией, начиная с Первой коалиции. В кампании 1813–1814 гг. — главнокомандующий прусскими войсками, под его командованием в составе Силезской армии находилась и часть русских войск. Его решительные действия (за которые он получил у солдат прозвище «фельдмаршал Вперед») часто противопоставляли нерешительности главнокомандующего Союзной армией австрийца Шварценберга. Во время 100 дней командовал прусско-саксонскими войсками.

63Речь идет о битве при Ватерлоо, состоявшейся 6 (18 – н. ст.) июня 1815 г., последнем крупном сражении, данном Наполеоном. Поле сражения несколько раз переходило из рук в руки, решительный перелом наступил, когда смогли подойти прусские войск под командованием Блюхера, не успевшие (из-за атаки французов в другом месте) прийти к началу сражения. После этого успех оказался на стороне союзников, а французская армия в беспорядке бежала в направлении Парижа.

64Лагода Иван Григорьевич (1759–1843) — из малороссийских дворян, военную службу начал казаком в 1777 г., с 1790 г. — в лейб-гвардейском Кирасирском Ее Величества полку, где в 1808 г. дослужился до чина полковника, с 1800 г. — адъютант при цесаревиче Константине Павловиче. В 1787–1794 гг. участвовал в войнах с Польшей и Турцией. С 1816 г. — в гражданской службе, скончался в должности члена Совета Государственного контроля. (В.Л. Модзалевский. Малороссийский родословник. Т. 3. Киев, 1912. С. 4.)

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анк]т-Петерб[ург], 1 июля 1815

Князь Долгорукий, которому я послал письмо для вас, мой дорогой Поль, уже позавчера, предполагал, что он должен был уехать вчера, как он намеревался сделать, все еще здесь, и уедет сегодня несомненно, судя по тому, что он говорит. Тем временем пришло вчера вечером ваше письмо из Митавы (без даты), из которого я узнал печальное известие о вашей болезни. Я крайне удручен этим, мой милый друг. Корь — это болезнь сама по себе незначительная, но (если потом не беречься как следует) последствия могут быть неприятными. Воспаление легко перекидывается на глаза и на грудь65. Я тем более этого боюсь, что вы вынуждены поторопиться с отъездом, и путешествие на перекладных(*1)66 после кори может быть очень неприятным. Так что я очень прошу вас, мой милый друг, остаться в Митаве до вашего полного выздоровления. Я посылаю Бориса с этим письмом к кн[язю] Долгорукому, чтобы сообщить ему о вашей болезни и просить его проехать через Митаву, чтобы вас там застать. Может быть, вы смогли бы тогда поехать с ним в его коляске. Это меня весьма бы успокоило. //л. 94 об. Я провел вчерашний и позавчерашний день (29-го и 30-го июня) у Маменьки в Царском Селе. Мы там выпили за ваше здоровье 29-го, в день ваших именин. В этот же день Депрерадович ужинал у нас со всей своей семьей: жена, дети67 и т.д. и т.д. Они покинули нас в 9 ч[асов] вечера, чтобы отправиться в путь. Воло и другой адъютант Депрерадовича Львов68 остались у нас до 10 1/2 и покинули нас, чтобы присоединиться к своему генералу.

Я не покажу вашего письма вашей матери, пока не узнаю, что вы совершенно поправились, чтобы избавить ее от беспокойства, которое это могло бы вызвать.

Все наши здоровы. Софи совершенно выздоровела от ячменя, который был у нее на глазу.

Александр чувствует себя намного лучше, и его болезнь пройдет без всяких последствий. Я тороплюсь закончить письмо, чтобы послать Бориса к Долгорукому, боюсь, что он его не успеет застать. Прощайте, мой дорогой Поль. Я вас благословляю и прошу Всевышнего //л. 95 даровать вам Свое Святое благословение. Прощайте, дорогой Поль, нежно прижимаю вас к своему сердцу.

Р.

Р. S. Вам тем более не нужно торопиться с отъездом, что, судя по последним известиям, арест Бонапарта достоверен, и ключи от Парижа вручены Блюхеру69 который послал их королю Пруссии, и вполне возможно, что война закончена, во всяком случае для Русской армии.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 94–95.

------------------

*1 Слово курсивом — по-русски.

*

65Корь — острое инфекционное вирусное заболевание с высоким уровнем восприимчивости. Характеризуется высокой температурой (до 40,5 °C), воспалением слизистых оболочек полости рта и верхних дыхательных путей, конъюнктивитом и характерной сыпью на кожных покровах, общей интоксикацией. Начало заболевания острое: очень высокая температура, головная боль, конъюнктивит, сухой кашель, насморк. Сыпь появляется на четвертый или пятый день от начала, постепенно распространяясь по телу. Как многие детские инфекции, взрослыми корь переносится гораздо тяжелее, чем детьми. Из осложнений у взрослых чаще всего проявляется пневмония, возможно — менингит; на том уровне развития медицины это заболевания почти наверняка смертельные, так что тревога Ивана Борисовича совершенно оправдана. Непосредственно на само зрение корь пагубного влияния не имеет, но одними из симптомов болезни является конъюнктивит (проявляется светобоязнью, слезотечением, покраснением век). У взрослых он может перейти в кератит, то есть воспаление уже роговой оболочки глаза. Насколько можно судить по дальнейшим событиям, корь у Павла Пестеля прошла без фатальных последствий, а снижение зрения (известное по упоминанию лорнета в переписке и очков в описи вещей, оставшихся после казни) в его случае, скорее всего, наследственное, хотя, возможно, корь его и ухудшила.

66Способ передвижения, когда путешествующий едет в экипаже не на своих лошадях, а меняет их на почтовых станциях по предъявлении подорожной. При наличии на станции лошадей можно ехать практически не останавливаясь, что может быть физически очень утомительно.

67Генерал-лейтенант Депрерадович Николай Иванович – см. о нем примечание 10 к письму от 21 мая 1813 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.) Его супруга — Наталья Павловна, урожденная Алединская (1778–1862), дочь переводчика коллегии иностранных дел П.М. Алединского; ее брат, Александр Павлович, состоял в военной службе и был одним из воспитателей великих князей Николая Павловича и Михаила Павловича. В семействе Депрерадовичей к этому времени было трое детей, дочь Екатерина (1804–1831) и сыновья Николай (1802-1884) и Михаил (1807–1873).

Николай Николаевич Депрерадович по окончании Пажеского корпуса служил с 1822 г. в Кавалергардском полку. В 1823 г. был принят в северную управу Южного тайного общества; о нем часто упоминается в показаниях других членов северной управы. После восстания 14 декабря старший Депрерадович сам отвез сына во дворец, и по высочайшему повелению суду он предан не был, но был оставлен на несколько лет под секретным надзором и переведен на службу на Кавказ. В 1840-х годах — командир Стародубского уланского полка, вышел в отставку в чине генерал-майора. Умер за границей.

Михаил Депрерадович также служил в Кавалергардском полку — с 1824 года, с 1838 — в Корпусе лесничих, затем снова в военной службе. Дослужился до чина генерал-майора. Участвовал в Крымской войне. Был женат на дочери Олонецкого губернатора Анне Тимофеевне Фан дер Флит, в семье было шестеро детей.

68Князь Львов Дмитрий Михайлович (1793–1842) — сын генерал-майора М.Л. Львова. С 1810 г. служил в Кавалергардском полку. Участвовал в кампаниях 1812–1814 гг., после Бородинского сражения определен адъютантом к Н.И. Депрерадовичу. К 1823 г. дослужился до звания полковника. С 1824 г. в гражданской службе, служил в Москве в Экспедиции кремлевского строения и других строительных комитетах.

69После поражения при Ватерлоо 6 июня Наполеон прибыл в Париж 9 июня 1815 г., на следующий день по требованию правительства отрекся от престола в пользу сына, а затем уехал из Парижа в свою усадьбу Мальмезон. Прусские и англо-нидерландские войска подошли к Парижу, обороной которого руководил маршал Даву, 17–19 июня. 22 июня французские войска по результатам заключенной капитуляции оставили Париж.

Однако арест Наполеона еще не произошел: только 28 июня он прибыл в порт Рошфор на западном побережье Франции, чтобы сдаться англичанам, и 3 июля поднялся на борт английского корабля, надеясь получить в Англии политическое убежище. Однако по решению английского парламента его объявили пленником и в конце июля 1815 г. отправили в ссылку на принадлежащий Англии остров Святой Елены у западного побережья Африки.

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анкт-]Петерб[ург], 14 июля 1815

Я только что получил ваше письмо, мой дорогой Поль, от 4-го сего месяца из Митавы и тороплюсь на него ответить первой же почтой, так как я боюсь, что два письма, которые мы с Маменькой вам написали, не дойдут до вас достаточно быстро. Они были отправлены с Кн[язем] Долгоруким, вашим товарищем, который писал своей жене от 4-го июля и который сообщает в своем письме, что он уже не застал вас в Митаве, что кажется мне весьма удивительным, поскольку вы нам писали от 4-го числа, сообщая, что ваш отъезд назначен на следующий день. Я пишу вам это письмо, адресуя его почтмейстеру Митавы, как вы мне указывали, и буду также делать и впредь, пока не найду более верного и быстрого средства доставлять вам мои письма.

По тому обороту, какой принимают политические дела, почти достоверно, что мы не будем более воевать, и в особенности корпус под командованием вашего генерала не отправится слишком далеко. Да будет это угодно Богу для общего блага и для нашего собственного благополучия, так как //л. 96 об. мы будем тогда иметь надежду вскорости вас увидеть.

Маменька пишет вам в то же время, что и я, и так как она находится в Царском Селе, и я смог доставить ей ваше письмо лишь сегодня, я не смогу доставить вам ее ответ, но я пошлю его вам в субботу (17-го сего месяца). Она чувствует себя лучше с некоторых пор, и она много гуляет, в особенности когда я нахожусь с ней, потому что я заставляю ее ходить как можно больше. Софи совершенно поправилась, также как и Александр. Этот последний находится подле Маменьки на время каникул, которые продолжатся до 8-го августа70. Борис дружески вас обнимает. Он чувствует себя хорошо и много развлекается. Его хотели заставить играть в комедии у Княгини Долгорукой, и мне пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы его отговорить. В этом обществе так сурово судят актеров. Борис, во-первых, никогда не играл в комедии, и затем у него деревянная нога. Никогда еще не было видано в театре и //л. 97 тем более в обществе, чтобы на сцене появился актер без ноги.

Я очень огорчен, мой милый друг, что ваша болезнь заставила вас так потратиться. Я посоветуюсь с Лагодой, адъютантом Вел[икого] Князя, каким образом вам доставить в сентябре тысячу рублей, которую я вам предназначил. Если вы тем временем найдете средство, как вам их доставить, укажите его мне как можно скорее.

Прощайте, мой милый друг, нежно вас обнимаю и благословляю от всей души.

Весь Ваш
Р.

Р. S. Я тороплюсь закончить письмо, так как меня зовут.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 96–97.

------------------

*

70В документах Лицейского пансиона именно 8 августа после достаточно долгого перерыва в упоминаниях кого-либо из родственников Александра отмечено посещение Е.И Пестель. (ЦГИА СПб, фонд Благородного пансиона).

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анкт-]Петерб[ург], 21 июля 1815

В момент отбытия почты, мой милый друг, Кн[ягиня] Долгорукая передает мне послание для своего мужа(*1), прося меня отправить его вам сегодня же, чтобы ее муж наверняка его получил. Она очень удручена тем, что не имеет от него писем уже в течение нескольких почт. Попросите его писать чаще и пришлите мне ответ на это письмо, если вы найдете верное средство мне его доставить.

Мы все чувствуем себя очень хорошо. Маменька напишет вам непременно сама, но она находится на даче, и она даже не знает, что я вам пишу. Сообщайте нам, дорогой Поль, известия о вас. Я признаюсь вам, что я обеспокоен по причине вашего утомительного путешествия в качестве курьера, после болезни, которая нисколько не опасна сама по себе, но последствия которой, если не беречься как следует, могут быть пагубными. Я молю Бога за вас всякий день.

Я тороплюсь закончить письмо, и делаю это, нежно вас обнимая и благословляя от всей души.

Р.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Л. 98.

------------------

*1 На полях поставлен знак %, указывая, видимо, на приложенное письмо.

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анкт-]Петерб[ург], 3/15 августа 1815

После вашего письма от 4-го прошлого месяца, где вы нам сообщаете о своем отъезде из Митавы на следующий день, мы не имеем ни письма от вас, мой дорогой Поль, ни какого-либо известия.

В это время Кн[язь] Долгорукий писал своей жене от 4-го июля из Митавы, что он вас там более не застал. Затем он писал ей из Вильны и я уже не знаю, откуда еще, не говоря ни слова о вас.

Я вам признаюсь, мой милый друг, что это очень меня беспокоит, тем более что я крайне опасаюсь последствий кори, особенно по причине тяжелого путешествия на перекладные(*1), которое вы совершаете. Вам слишком хорошо известна наша нежность к вам, чтобы не знать, что мы должны быть весьма обеспокоены, и, что касается меня, я слишком хорошо отдаю должное вашей аккуратности, с какой вы сообщаете нам известия о себе, чтобы не быть поэтому в еще большем беспокойстве. Дай Бог, чтобы это была всего лишь неаккуратность почты и затруднения получить ваше письмо вовремя.

Мы все чувствуем себя достаточно хорошо. Маменька также чувствует себя много лучше. Несколько дней назад мы были в Гатчине, где она ходила пешком два часа до обеда и один час после обеда, чтобы хорошенько посмотреть все, что там есть интересного71. //л. 99 об. Она написала вам длинное письмо, но забыла мне его отдать, когда я позавчера возвращался в город. Я пошлю его вам непременно со следующей почтой. Я отправляю мои письма на адрес почтмейстера Митавы, как вы мне указали, и буду так поступать, пока вы не укажете мне другой способ. В будущем месяце нужно будет послать вам тысячу рублей, которую я вам предназначил. Укажите мне, каким образом вам их послать. Если я найду тем временем верный способ вам их доставить, я его не упущу.

Здесь ожидают возвращения Е[го] В[еличества] Имп[ерато]ра 30-го сего месяца72. Одни полагают, что он прибудет даже ранее, другие предполагают, что этого не случится ранее конца следующего месяца. Здешние слухи относительно корпуса под командованием вашего генерала различны. Одни говорят, что вы уже получили приказ более не продвигаться, другие уверяют, что вы должны оставаться на неограниченный срок во Франции, и что штаб-квартира //л. 100 Графа будет находиться в Труа73. Я справлялся об этом у Кн[язя] Горчакова, который говорит, что не имеет ни приказа, ни объяснения на этот счет. Я надеюсь, что ваше первое письмо известит нас об этом.

% (*2)

Вот письмо для Кн[язя] Долгорукова от его жены. Она посылает мне их каждую неделю, и я буду очень огорчен, если вы не получите ни моих, ни ее писем. Я пишу вам часто, друг мой.

Я вас обнимаю от всего сердца, я молю Бога за вас всякий день и благословляю от всей души.

Р.

Р. S. Два дня назад Борис уехал вместе с Тираном74 в его деревню в 50 в[ерстах] отсюда. Он вернется на этой неделе.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 99–100.

------------------

*1 Слово курсивом написано по-русски.

*2 Знак % поставлен на полях против следующего абзаца, указывая, видимо, на приложенное письмо.

 

*

71Дворцово-парковый комплекс Гатчины был заложен при фаворите Екатерины II Григории Орлове и завершен, когда поместье после его смерти было выкуплено императрицей в казну и подарено сыну и наследнику Павлу Петровичу. Пестели, как и мы сейчас, могли увидеть обширный Большой дворец и небольшой Приорат, парки, где была как пейзажная, так и регулярная часть, каскад прудов с мостами, островами, павильонами и другими парковыми сооружениями.

72Эти слухи были ложными. Только 14 сентября 1815 г. в Париже Александр I, король Пруссии и австрийский император подписали в Париже акт «Священного союза» между их державами для сохранения границ, установленных Венским конгрессом и для борьбы против проявлений «революционного духа».

73Эти слухи также оказались ложными. Во Франции оставались войска, которые уже находились там к началу 100 дней в составе оккупационного корпуса, которым командовал М.С. Воронцов; корпус Витгенштейна в него не вошел и снова возвратился в Курляндию. Труа — город на р. Сена, в занятии которого Павел Пестель уже принимал участие в 1814 г. См. о городе примечание 2 к письму от 21 марта 1814 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.)

74Возможно, имеется в виду Франц Иванович Тиран, см. о нем примечание 150 к письму от 15 декабря 1814 г. Семейству Тиран принадлежали довольно значительные владения в Лужском уезде Петербургской губернии. (https://spbarchives.ru/ ) И, возможно, не только — здесь, судя по расстоянию, речь идет о более близкой деревне. В ВД — «уехал с Тиро в деревню», в примечаниях сказано: «Тиро — вероятно, собака».

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анкт-]Петерб[ург], 6 августа 1815

В момент отъезда, чтобы навестить вашу мать в Царском Селе, она прислала мне письмо, здесь прилагаемое, для вас, мой дорогой Поль (*1). Я не хочу его запечатывать, чтобы сказать вам хотя бы пару слов. Я очень обеспокоен, мой милый друг, на ваш счет, и я крайне опасаюсь, чтобы эта злополучная корь не сыграла с вами скверной шутки. Поспешите меня успокоить и сообщите нам, как обстоят дела с вашим пребыванием во Франции. Здесь много об этом говорят. Дай Бог, чтобы это не подтвердилось.

% (*2)

Вот еще одно письмо для кн[язя] Долгорукова от его жены. Напишите мне, мой милый друг, аккуратно ли вы получаете мои письма, и должен ли я по-прежнему //л. 101 об. вам их адресовать для почтмейстера Митавы, как я делаю в настоящее время, или же вы знаете более верный способ.

Прощайте, дорогой друг, я вас нежно обнимаю и благословляю от всей души.

Р.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 101–101 об.

------------------

*1 Так в документе.

*2 Знак % поставлен на полях против следующего абзаца, указывая, видимо, на приложенное письмо

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анкт-]Петерб[ург], 18 августа 1815

В момент отправления почты Кн[ягиня] Долгорукая послала мне письмо для своего мужа (*1). Я прилагаю его здесь, прося вас доставить его аккуратно. Я по-прежнему, мой дорогой Поль, беспокоюсь на ваш счет. С 4-го прошлого месяца, когда мы получили ваше последнее письмо из Митавы, никаких известий от вас, и мы даже не знаем, где вы находитесь. Ваш товарищ кн[язь] Долгорукий довольно часто пишет своей жене, и никогда ни слова о вас. Ради Бога, мой милый Друг, избавьте нас от этого ужасного беспокойства. Зная вашу аккуратность, я тревожусь еще более. В настоящий момент решено, что ваш корпус, так же, как и Граф, вернутся в Россию, но мне неизвестно, где вы расквартируетесь, и где будет находиться штаб-квартира Графа. Я надеюсь, что как только будет возможно, вы приедете повидать нас сюда. Воло будет здесь, если он не прибудет раньше Полка (как я полагаю), 15-го октября.

Маменька все еще находится в Царском Селе, и она не знает, что я вам пишу. Она чувствует себя довольно хорошо, за исключением беспокойства, //л. 102 об. которое происходит от отсутствия известий от вас. Борис, Александр и Софи чувствуют себя как нельзя лучше. Что касается меня, я езжу каждую пятницу вечером в Царское Село и возвращаюсь в город в воскресенье вечером. Прошла только неделя, как у нас установилась самая прекрасная погода в мире.

Я тороплюсь закончить письмо, чтобы не опоздать к почте. Я посылаю вам мои письма по-прежнему через почтмейстера Митавы.

Прощайте, мой милый друг! Я молю Бога за вас усердно всякий день и благословляю и обнимаю от всего сердца.

Р.

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 102–102 об.

------------------

*1 На полях поставлен знак %, указывая, видимо, на приложенное письмо.

 

А.Т. Крок — П.И. Пестелю (*1)

Дрезден 1/13 Сент[ября]. 1815 г. (*2)

Вы нехороший мальчик, мой дорогой Павел! после Вашего отъезда75 я получила уже три письма от Графини76, а от Вас ни одного; приходится мне писать первой, чтобы принудить вас хотя к ответу. — Я сейчас получила сразу в одном конверте три письма от Вашей Мамы, между каждыми месяц промежутка в числах. Это ошибка, что все оказались вместе. — Она мне говорит, что безпокоится за Вас, не имея малейшего известия после Милана(*3). Считая Вас аккуратным ей писать, она боится, не больны ли Вы, если только письма не затерялись. Успокойте ее, мой дорогой Павел. Тяжело не иметь известий о своих детях. — Как Ваше здоровье и Ваше путешествие? Утешились ли вы не ехать в Париж? — Я не знаю будет-ли эту зиму много Французов в Дрездене, но масса Поляков приезжают туда провести холодное время года. Замечательно, что они покидают свое отечество с его теперешним правлением и переселяются в Государство их прежнего Монарха77. — Это размышление заслуживает, чтобы мое письмо было разорвано или сожжено; я Вас об этом прошу. В нем есть мысли, которые не должны быть известны. //л. 1об.

Скажите мне, пожалуйста, была ли довольна Графиня тем, как я исполнила ее поручение; я это страшно желаю. Наши письма аккуратно ли переданы Кн[язем] Долгоруким Маме?(*4) Эта бедная Мама страдает глазами; Александр был болен: его грудь нехороша. У Софьи тоже было что-то вроде кори(*5). Не могу выразить Вам, как я огорчена видеть каждую минуту новое горе, или новое беспокойство, смущающее покой, столь желанный для Вашей Матери. Да подкрепит ее Господь! Напишите ей; это будет утешение, она Вас страшно любит. И я тоже люблю Вас всем сердцем, несмотря на Вашу леность(*6). Благословляю и целую Вас.

А.К.

 

Архив РАН (СПб). Ф. 100 (Дубровин). Оп. 1. Д. 326. Л. 1–1 об.

------------------

*1 Текст на русском языке, это выполненный Н.Ф. Дубровиным примерно в 1880-х гг. перевод, по-видимому, с французского оригинала. Оригинал утрачен. На документе есть пометы Дубровина: «Письма Г-жи А. Кроок — П.И. Пестелю(1)», «(1) Из собрания бумаг А.И. Чернышева».

*2 Сверху письма — помета «Получено 15го ноября».

*3 Так в тексте документа. В оригинале, скорее всего стояло - Митавы.

*4 Так в тексте!

*5 Вписано над строкой поверх зачеркнутого «краснухи». Далее зачеркнуто «Я».

*

75Судя по следующему письму И.Б. Пестеля, к началу августа Павел Пестель находился в г. Захау, расположенном достаточно недалеко от Дрездена и, по-видимому, нашел возможность повидать бабушку, с которой не виделся с 1809 г. — тем более что военные действия уже закончились и корпус Витгенштейна не принимал в них участия.

76Графиня — супруга П.Х. Витгенштейна Антуанетта Станиславовна, урожденная Снарская — см. о ней примечание 47 к письму от 7 июля 1813 г. (Семейная переписка Пестелей, 1813–1814.) Судя по упоминанию писем, она была знакома с Анной Крок. Поскольку Антуанетта Станиславовна часто следовала за мужем во время военных походов, она вместе с П.Х. Витгенштейном могла также приезжать в Дрезден одновременно с Павлом Пестелем.

77Речь идет о Великом Герцогстве Варшавском — государстве, образованном по итогам Тильзитского мира из тех частей территории Польши, которые по второму и третьему ее разделам отошли к Австрии и Пруссии. Конституцию Герцогства утвердил лично Наполеон в июле 1807 г. в Дрездене, столице Саксонии, и тогда же назначил герцогом саксонского короля Фридриха Августа I, выступавшего на его стороне. После битвы при Лейпциге Фридрих Август был взят в плен союзными войсками, а по результатам Венского конгресса вновь стал королем Саксонии. Это политическое рассуждение Анны Томасовны, возможно, и было причиной тому, что А.И. Чернышев забрал это письмо и сохранил в своих бумагах.

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анкт-]Петерб[ург], 8 сент[ября] 1815

Последнее письмо, которое я получил от вас, мой милый друг Поль, датировано 8-м августа ст[арого] стиля из Зогау78. Это — последнее, а первое было от 4-го июля, которое вы нам написали из Митавы накануне вашего отъезда из этого города. Зная, с какой точностью вы сообщаете нам о себе, вашу болезнь в Митаве, не так опасную саму по себе, как своими последствиями, я был весьма обеспокоен, не имея от вас известий и не зная даже, где вы находитесь. Вы упоминаете о письме, написанном из Калиша79 и что вы желаете приехать сюда и целиком переписать то, что вы нам [писали(*1)] в этом письме, и оно вообще до нас не дошло. Постарайтесь, мой милый, друг, узнать в точности, что стало с вашими [письмами(*2)], а также что г[осподи]н Кульвейн80 сделал с моими письмами для вас. Я адресовал их ему согласно вашему собственному указанию. Там были письма от 17-го и от 21-го июля и от 7-го и 18-го августа, в каждом из этих писем было письмо от Княгини Марии Долгорукой для ее [мужа(*3)] и вашего товарища. Я пишу г[осподину]ну Кульвейну, чтобы ему об этом сообщить, доверяя ему это письмо, не имея другого средства доставлять вам мои письма. Я вам //л. 103 об. [говорю(*4)], что эта неаккуратность со стороны г[осподи]на Кульвейна тем более мне неприятна, что княгиня Мария от нее пострадала, не имея возможности дать известия своему мужу, которые она посылала, чтобы они доходили более аккуратно через мое посредство. Я надеюсь, что вы вскорости будете в Митаве, и что вы сможете дать мне сведения об этих беспорядках, и если вы найдете эти письма, поторопитесь, мой милый друг, незамедлительно отправить их мне, чтобы вернуть их кн[ягине] Марии.

Маменька пишет вам в своем письме, здесь прилагаемом, о слухе, который распространился здесь о вас81. Я согласен с ней во всем, что она пишет вам по этому поводу, и я так хорошо умею ценить сыновнюю нежность, дружеские чувства ко мне лично и разум моего дорогого Поля, что я говорю, что этот слух является ложью, рожденной в воображении какого-нибудь шалопая, недоброжелательного и праздношатающегося. Я даже подозреваю Чагина, который продолжает требовать 600 рублей [ассигнациями] и 50 рублей серебром, говоря, что вы ему их должны, и не будучи способным предъявить какой-либо документ. Должен ли я их ему платить? Скажите мне откровенно.

Так как нет никаких достоверных известий относительно возвращения Е[го] В[еличества] нашего Августейшего Императора, я не могу вычислить момент вашего прибытия сюда; так как вы прибудете лишь вместе с Графом по случаю приезда Е[го] В[еличества] Имп[ерато]ра. Я желаю, чтобы это случилось скорее, как из-за удовольствия вас обнять, так и для того, чтобы вы покинули Митаву. Немецкая пословица гласит: кто подвергает себя опасности, легко гибнет(*5)

Говорят, что ввели новый мундир для всех адъютантов при генералах. Красный воротник с серебряной вышивкой, эполеты и аксельбанты серебряные, и вышивка по карманам, у кавалерии лишь один ряд пуговиц, таким образом ваши мундиры не будут нуждаться во многих переделках. У гвардии вышивка более богатая, чем у армейских полков82. Если я добуду более точные сведения, я сообщу их вам, и я даже пошлю вам воротники и т.д., чтобы у вас как можно скорее был подобный мундир. //л. 104 об.

Меня зовут, и я вынужден закончить и даже запечатать мое письмо, не имея времени его перечитать. Прощайте, дорогой друг, нежно вас обнимаю и также благословляю.

 

Р.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 103–104 об.

------------------

*1 Оригинал сильно поврежден, прочтение предположительное.

*2 Край листа утрачен, слово вставлено по смыслу.

*3 Слово вставлено по смыслу.

*4 Край листа сильно поврежден, слово вставлено по смыслу.

*5 Текст курсивом написан по-немецки.

 

*

78Зогау (Sagau) — cкорее всего, имеется в виду местечко Захау (Sachau), в настоящее время — район города Бад-Шмидеберг в земле Верхняя Саксония в Германии. Упоминается с конца XIV в. Кирху Захау в 1522 г. освятил Мартин Лютер. Захау находится примерно в 110 километрах от Дрездена, где Павел Пестель, как мы видели из письма А.Т. Крок, побывал, по-видимому, после прибытия в Захау. КИРХА ЗАХАУ ПРЕВЬЮ

79Калиш — в настоящее время город в Великопольском воеводстве Польши. Известен по крайней мере с начала XII века. Был присоединен к России в составе Герцогства Варшавского. В 1815–1816 гг. — центр Калишского департамента, с 1816 г. — Калишского воеводства, с 1837 года — Калишской губернии. Недалеко от Калиша проходила западная граница Царства Польского с Пруссией. КОСТЕЛ В КАЛИШЕ, ПРЕВЬЮ

80Христиан Христианович Кульвейн (Кельвейн, Кильвейн) — митавский почтмейстер, в 1815 г. — надворный советник. Служил в этой должности с 1809 по 1827 год.

81Как становится ясно из следующего письма, речь идет о слухах о женитьбе Павла Пестеля в Митаве. Возможно (хотя нельзя утверждать это наверняка) эти слухи могли быть связаны с девушкой из семейства Бернер, о которой упоминалось в письмах ранее.

82Гвардейский кавалерийский адъютант (по тяжелой кавалерии), образец формы 1815–1825 гг. — см. например: МУНДИР ПРЕВЬЮ

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анкт]Петерб[ург], 22 октября 1815 (*1)

Новый рекрутский набор доставил мне много сверхурочных хлопот по поводу трех сибирских губерний, и еще сегодня курьер, который должен отправить мои приказы, еще не уехал. Вот, мой дражайший друг, причина, по которой я до сих пор не мог вам написать и ответить на два ваших последних письма. Уверяю вас, мой милый друг, что я был весьма чувствительно тронут их содержанием, в особенности тем, что вы пишете по поводу слухов о вашей женитьбе, которые до нас дошли, и которые Маменька вам сообщила со всеми подробностями. Я вам писал тогда, что я им не верю, и я могу вас уверить, что я слишком хорошо умею отдавать должное вашему благородному сердцу, вашему светлому разуму, и в особенности вашей привязанности к вашим родителям, которые вас так нежно любят, чтобы допустить хотя бы на один миг, что вы бы совершили поступок, столь важный в человеческом существовании, не сообщив о нем вашим родителям. Я негодую на тех, кто распустил подобные слухи, поскольку это доказывает их дурные намерения, но в целом я весьма доволен, поскольку это меня еще более //л 105 об. укрепило в том выгодном мнении, которое я имею о вас, и если бы было возможно, то есть если моя нежная привязанность и мое уважение к вашим принципам могли бы возрасти, они возросли бы после двух ваших последних писем. Итак, я вас нежно обнимаю и благословляю от всего сердца, препоручая вас Всевышнему, Который да хранит вас всегда и ведет вас своей милостью, которая одна может даровать нам счастье в этой обители скорби и невзгод и приготовить нас к счастью вечному.

Вы просите, мой дорогой Поль, моего совета, не лучше ли вам отправить ваших лошадей, чтобы продать их здесь. Я думаю, что перевозка может стоить дорого. Гвардейские полки возвратились сюда, и большая часть офицеров, имея большее количество лошадей, чем они нуждаются, будучи в Петерб[урге], их продают таким образом, что лошади всех видов весьма дешевы, и я не смогу поэтому продать ваших лошадей по выгодной цене. Постарайтесь, мой милый друг, избавиться от них на месте, как для того, //л. 107 чтобы не было нужды их кормить, так и для того, чтобы получить деньги, в которых вы, должно быть, сильно нуждаетесь, и которые я, к моему великому и весьма чувствительному огорчению, не могу вам еще послать.

Я буду счастлив видеть вас здесь с вашим генералом, если Имп[ератор] пожелает вернуться. Надеюсь, что Е[го] В [еличество] прибудет сюда неизбежно 15-го будущего месяца. Утверждают даже, что скорее до, чем после 15-го. Тогда мы сможем поговорить о многом, в частности, относительно вашей службы, которая, как мне кажется, не слишком вас удовлетворяет при гр[афе] В[итгенштейне].

Здесь ходили слухи, что г[осподин]н Паулуччи83 просит отпуск для поездки в Италию, и тогда гр[аф] В[итгенштейн] мог бы его заменить. Я полагаю, что это место не по силам Графа. В остальном я смотрю на это как на слух, изобретенный праздными сплетниками, которыми кишит Петерб[ург]. Я надеюсь, что с прибытием Е[го] В[еличества] моя участь будет решена, и если мои желания исполнятся, тогда Маменька совершит поездку на воды в Теплиц вместе с Софи и Александром, а я вернусь на два года //л. 107 об. в Сибирь, так как пребывание в Петербурге слишком тяжело для моих средств84. Да будет угодно Богу, чтобы Е[го] В[еличество] дал мне хоть что-нибудь, чтобы заплатить, будь это хотя бы часть моих долгов!!!

Ваше письмо из Калиша, о котором вы нам пишете в двух ваших последних письмах, до нас вовсе не дошло. Вот большое письмо от почтмейстера Митавы, в котором он доказывает аккуратность, с какой он доставлял вам мои письма. Оно слишком вежливо и срочно, чтобы возможно было на него не ответить, и я сегодня ему написал, благодаря его за все его труды.

Маменька вас нежно обнимает. Благодаря Богу она чувствует себя лучше, но ей еще не позволено выходить. Софи кашляет уже два дня, и ей положили пластырь на всю грудь. Ваши братья здоровы и вас обнимают. Катер[ина] Д [митриевна] передает вам тысячу дружеских приветов. //л. 106 Она тоже постоянно хворает, ее болезнь нисколько не опасна, но Реман не позволяет ей тем не менее выходить. Это женское расстройство, которое требует времени и весьма правильного образа жизни, чтобы вновь стать регулярным84. Бедная Елиз[авета] Карл[овна] Муравьева тяжело больна. Ее врач объявил, что она уже не поправится85. Таким образом она угасает на глазах. Я этим очень удручен, так как эта замечательная женщина, которая так необходима своей дочери84.

Прощайте, мой милый друг. Я вас обнимаю еще миллион раз со всеми нежными чувствами, какие отец способен испытывать к своему сыну. А это многое значит, уверяю вас.

Весь Ваш
Р.

Р. S. Посудите сами, Джексон87 собирается стать вторым гувернером детей герцогини Вюртембергской88 с 3500 руб. жалованья, на всем готовом и числясь в штате(*2)!-!-!

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 105–107 об.

------------------

*1 На письме помета рукой Павла Пестеля: «Получено 29-го октября. Отвечено 2-го ноября».

*2 au service effectif.

 

*

83Филипп Осипович (Филиппо) Паулуччи (1779–1849) родился в итальянском городе Модена, с 14 лет служил в армии Королевства Сардиния, затем — в армиях подвластных Франции итальянских государств; в 1806 г. выехал в Россию. Здесь он исполнял как военные, так и дипломатические поручения, и в июне 1812 г. был назначен начальником штаба 1 Западной армии, но вскоре удален из армии М.Б. Барклаем-де-Толли под предлогом болезни. С октября 1812 по 1829 г. — Лифлянский и Курляндский генерал-губернатор, также ему подчинялся армейский корпус, находившийся в окрестностях Риги. Принимал участие в военных действиях на побережье Балтийского моря. Довольно много сделал для благоустройства Риги; в 1851 г. там был установлен памятник с датой его прибытия в город. После выхода в отставку уехал в Сардинское королевство, где занимал различные военные и гражданские должности.

84Поездка в Сибирь так и не состоялась, также как и поездка на воды.

85Елизавета Карловна Муравьева, урожденная фон Поссе (1760 – 7 декабря 1815). Дочь барона Морица фон Поссе (из прибалтийских дворян) и Эрики Иоганны фон Смиттен, родная сестра которой была матерью М.Б. Барклая-де-Толли. В 1783 г. Елизавета Карловна вступила в брак с майором Карлом Каспаром фон Энгельгартом. После развода с ним в 1792 г. вышла замуж за Захара Матвеевича Муравьева (1759–1832), который ко времени их брака служил в артиллерии в чине капитана, а с 1796 г. — в Царскосельской конторе Министерства императорского двора. В семье было пятеро детей, из них две дочери умерли в детстве. До взрослых лет дожили сыновья Артамон (1793–1846, декабрист, член Южного общества) и Александр (1794–1842) и дочь Екатерина, о которой будет речь в следующем примечании.

(Родословие Энгельгартов; Валерия Бобылева «...mon cousin Kankrin...»)

86Екатерина Захаровна Муравьева, в браке Канкрина (1795–1849) дочь Захара Матвеевича и Екатерины Карловны Муравьевых. С 1816 г. — жена Егора Францевича Канкрина (1774–1845), в 1812–1824 гг. генерал-интенданта русской армии, с 1823 по 1844 г. — министра финансов Российской империи. Знакомству супругов и устройству брака способствовали родственные связи между Екатериной Карловной Муравьевой и семейством М.Б. Барклая-де-Толли, под началом которого в то время служил Канкрин. Брак был счастливым, в нем родилось семеро детей, из которых шесть дожили до взрослых лет.

87Уильям Джексон — гувернер Бориса и Александра Пестелей. См. о нем примечание 26 к его письму к Павлу Пестелю от 9 декабря 1809 г. (Семейная переписка Пестелей, 1809–1811.) По-видимому, он действительно получил эту должность, поскольку в 1815 г. он числится одним из преподавателей Лицейского благородного пансиона, а затем появляется в списке преподавателей только в 1820 г.

88Речь идет о детях герцога Александра (Александр Фридрих Карл) Вюртембергского (1771–1833), родного брата императрицы Марии Федоровны, и его супруги Антуаннеты Саксен- Кобург-Заальфельдской (1779–1824). В семье были сыновья Александр (1804–1881) и Эрнст (1807–1868), а также дочь Мария Антония (1799–1860). Герцог Александр Вюртембергский в 1800 г. поступил на русскую службу, участвовал в войнах 1812–1814 гг., в 1811–1822 г., с перерывом на военное время — белорусский военный губернатор.

 

 

И.Б. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анкт-]Петерб[ург], 27 октября [1815] (*1)

Лишь после того, как я уже отправил на почту мое последнее письмо для вас, мой дорогой Поль, я получил ваше письмо от 15-го сего месяца. Я сразу же отправился к Грибанову (у него есть ваши мерки)89 и заказал ему новый мундир адъютанта для вас, мне только что его принесли, и так как я боюсь опоздать к почте, я тороплюсь закончить мое письмо, чтобы послать его вам вместе с мундиром (который находится в здесь прилагаемом пакете). Я желаю, чтобы он был вам доставлен вовремя и в хорошем состоянии, но в особенности, чтобы он хорошо на вас сидел. Здесь не ожидают Е[го] И[мператорского] В[еличества] ранее, чем к 15-му будущего месяца, таким образом ваш мундир прибудет вам еще вовремя. Я пошлю вам другой воротник к вашему мундиру кавалергарда.

Маменька чувствует себя, благодаря Богу, много лучше, как и Софи. Обе нежно вас обнимают. Малышка часто говорит о вас и очень вас любит. Катер[ина] Д[митриевна] также чувствует себя лучше, хотя и не вполне еще //л. 108 об. поправилась. — Бедная Елиз[авета] Карл[овна] Муравьева, напротив, очень плоха, и без всякой надежды на выздоровление.

Прощайте, мой дорогой Поль, да направит вас Господь и сохранит вас. Я вас обнимаю от всего сердца.

Р.

Л. 109

Его благородию

Кавалергардского полка г[осподину] поручику,

адъютанту графа П. Хр. Витгенштейна

и кавалеру Павлу Ивановичу

Пестелю

При сем посылка

в вощянке90 под лит. П:И:П

в Митаве(*2)

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 108–109.

------------------

*1 На письме помета рукой Павла Пестеля: «Получено 1-го ноября. Отвечено 2-го ноября».

*2 Текст курсивом — адресовка, написан по-русски.

 

*

89В справочнике Аллера «Указатель жилищ и зданий в Санкт-Петербурге на 1823 г.» среди портных отмечен временно-цеховой Яков Грибанов, проживавший в доме купца Лапотникова по Фонтанке — то есть, по-видимому, недалеко от дома Межуева, где — также на набережной Фонтанки, — проживали в то время Пестели. (В ВД ошибочно «Грибауэр», лицо неустановленное).

90Вощанка — плотная вощеная (пропитанная воском) бумага, упаковочный материал.

 

 

И.Б. Пестель и Е.И. Пестель — Павлу Пестелю.

С[анкт-]Петерб[ург], 17 нояб[ря] 1815 (*1)

Вчера, мой дорогой Поль, ваше письмо из Митавы от 2-го сего месяца мне было доставлено. Я весьма удручен, мой милый друг, что ваша рана вновь заставляет вас страдать. По вашему прибытию сюда нужно будет устроить серьезную консультацию, чтобы полностью вас вылечить, и использовать средства, которые вам предпишут врачи. Я признаюсь вам, что не испытываю большого доверия к кавказским водам. Если вам будут рекомендовать воды Теплица или какие-либо другие, возможно лучше было бы, если бы вы смогли ими воспользоваться91 [сопровождая (*2)] […(*3)], которой абсолютно [необходимо (*4)] […(*5)] ревматизмы, от которых она сильно страдает почти […(*6)] Я ежедневно молю Всевышнего о [милости(*7)] чтобы путешествие на воды было возможно вашей дражайшей Маменьке. Это будет также одна из первых просьб, с которыми я обращусь к нашему доброму Государю, чьего прибытия я ожидаю с большим нетерпением, и от которого я ожидаю многого для моего собственного благополучия.

Из первых денег, которые я получил //л. 110 об. лишь вчера, я тороплюсь вам послать здесь прилагаемую тысячу рублей ассигнациями. Я очень рад, что вновь вас увижу и обниму. Все, что я хотел бы вам сказать, я откладываю на этот счастливый момент, и я ограничусь на этот раз тем, что повторю уверения в моей неизменной нежности, которую я к вам испытываю.

Р.

Р. S. Софи вас очень любит. Она мне каждый день говорит о вашем [приезде (*8)] сюда. […(*9)] Как только речь заходит о [прибытии (*10) ] [… (*11)] Имп[ерато]ра, она сразу же высчитывает, [когда вы (*12) также должны приехать. Вы не можете себе [представить (*13)], какое это [очаровательное (*14)] дитя. дитя. Она очень умна для своего возраста и (что еще лучше) у нее самое доброе сердце в мире.

Л. 111

/Е.И./

Мне остается лишь разделить с вашим Отцом, мой дорогой Поль, все, что он сейчас вам сказал, и те чувства, которые он к вам питает. Даст Бог, чтобы вы приехали скорее, и мы бы смогли побыть некоторое время вместе! По вашему письму кажется, что вы не получили папенькиного от 27-го окт[ября](*15), которое сопровождало адъютантский мундир, который он вам послал, а тем не менее Александр Муравьев92 уверяет, что видел вас в мундире адъютанта, и он был отнюдь не курляндского покроя. Впрочем, молодой человек не всегда уверен в правдивости того, что он хочет сказать. Кстати о [молодом (*16)] человеке, [есть (*17)] интересная новость, я вам скажу, что […(*18)] Борис сделан надворным советником, сегодня будет тому три недели. Вообразите бедного хромоножку, который со своей деревянной ногой идет гигантскими шагами, как если бы у него были сапоги Мальчика-с-Пальчик93. Не проходит ни дня, чтобы Софи не спрашивала или не высчитывала день вашего приезда. Я буду делать то же со времени прибытия Е[го] [Величества].

Я ужасно боюсь, что ваша нога опровергнет все наши расчеты, ведь, разумеется, она не случайно угрожает таким образом. Все же я надеюсь, что когда осколок кости //л. 111 об. выйдет, вы почувствуете облегчение, или окончательное, или же на долгое время. Нужно будет поразмыслить обо всем этом, когда вы будете с нами, и построить на будущее серьезные и по возможности выполнимые планы.

Пока же я вас нежно обнимаю, также как и ваши братья и Софи. Ваша Кузина, которая передает вам свои дружеские приветы, по-прежнему больна, что не мешает ей быть по меньшей мере такой же элегантной, как и раньше, и очень веселой, исключая те краткие мгновения, когда она жалуется на свою болезнь. Она неважно выглядит днем, но вечером она становится более хорошенькой, потому что бледнеет.

Прощайте еще раз, мой милый друг, я вас благословляю от всего моего Сердца.

%

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 477. Ч. 1. Пап. 2. Лл. 110–111 об.

------------------

*1 На письме помета рукой Павла Пестеля: «Получено 30 н[оября]».

*2 Текст сильно поврежден, утрачены края, слово прочитано предположительно.

*3 Часть текста утрачена.

*4 Текст поврежден, прочтение предположительное.

*5 Часть текста утрачена.

*6 Часть текста утрачена.

*7 Текст поврежден, прочтение предположительное.

*8 Текст поврежден, прочтение предположительное.

*9 Значительный фрагмент текста утрачен.

*10 Текст поврежден, слово вставлено по смыслу.

*11 Часть текста утрачена.

*12 Часть текста утрачена, слова вставлены по смыслу.

*13 Часть текста утрачена, слово добавлено по смыслу.

*14 Часть слова утрачена, восстановлено предположительно.

*15 Дата исправлена рукой И.Б.

*16 Текст поврежден, слово восстановлено предположительно.

*17 Оригинал сильно поврежден, прочтение предположительное, возможно «о молодом человеке и интересной новости».

*18 Текст поврежден, одно слово утрачено.

 

*

91Предполагавшаяся поездка на минеральные воды в Теплице не состоялась, хотя с расчетом на нее Александра Пестеля к концу года забрали из Лицейского пансиона. Выбор места, скорее всего, объяснялся близостью Дрездена, где проживала мать Елизаветы Ивановны, Анна Томасовна Крок. Прошение Павла Пестеля об отпуске для поездки на воды с целью излечения раны было подано 5 апреля 1816 г., разрешение было дано в мае того же года. К прошению прилагалось заключение Главного по армии медицинского инспектора Я.В. Виллие от 4 апреля, где, в частности, говорилось: «Хотя рану, по отделении косточек, затянуло, но Г. Пестель чувствует жестокую боль в ноге, которая сверх того пухнет, и в которой остается до сих пор большая слабость.» (Сам Павел добавляет в прошении: «и при малейшем напряжении великую боль»). Виллие советовал именно Кавказские воды; судя по упоминанию в письме, эта рекомендация возникала и раньше. Мы не знаем, почему поездка ни к Теплицким, ни к каким-либо иным водам так и не состоялась. Но отпуск, продлившийся весь 1816 г. пошел Павлу на пользу, и в дальнейшей переписке последствия бородинского ранения больше не упоминаются. (ЦГИА СПб, Фонд Лицейского благородного пансиона. РГВИА. Фонд Инспекторского департамента.)

92Александр Захарович Муравьев (1795-1842), брат декабриста Артамона Захаровича Муравьева и упомянутой выше Екатерины Захаровны. В 1815 году адъютант фельдмаршала Барклая де Толли — так что ему нетрудно было увидеть Павла Пестеля. С 1824 г. — командир Александрийского гусарского полка, участвовал с ним в русско-турецкой войне 1828-1829 гг. С 1839 г. — генерал-лейтенант. (В ВД ошибочно — Александр Николаевич Муравьев, служивший в это время в Главном Штабе.)

93Борис Пестель получил чин надворного советника 26 октября 1815 г. Он, как и ранее, служил в канцелярии Ивана Борисовича.