ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ

Лебедева Екатерина Юрьевна

П. И. Пестель. Записка о совестной сумме

Текст «Записки о совестной сумме» первоначально опубликован О. И. Киянской в сборнике «Декабристы. Актуальные проблемы и новые подходы» (М., 2008. С. 37–42)

Перед вами уточненная, по сравнению с первоначальной, публикация этой заметки П. И. Пестеля с сохранением авторской орфографии и пунктуации и подробным комментарием.

Семейная переписка Пестелей

Сетевая публикация, не тождественная переписке, опубликованной О. Эдельман в XXII  томе  серии  «Восстания декабристов»: здесь публикуется другой перевод и значительно более полный и точный корпус комментариев.
Вашему вниманию предлагается часть архива П. И. Пестеля: семейная переписка. Это письма родителей – к самому Павлу и его братьям, письма других родственников, учителей: все, что составляло значительную часть его жизни, что является не только личным документом, но и отражением  целой эпохи.

В. В. Мияковский. Один из доносителей на Пестеля, купец Ш. Козлинский

В оригинале статья опубликована на украинском языке, нами сделан русский перевод. История могилевского мещанина Ш. Козлинского, упомянутого в «Алфавите декабристов». Как и декабристы, он оказался в Сибири, но не по причинам политическим, а из-за своего беспокойного характера и склонности к доносительству.

Ек. Ю. Лебедева (Кеменкири). О статье Ю. Лотмана «Декабрист в повседневной жизни»

Критика хрестоматийной статьи Ю. Лотмана. Многими она воспринимается как непреложный исторический источник, между тем, если вчитаться в нее внимательно — она отражает всего лишь авторскую концепцию, с которой совсем необязательно соглашаться.

Н. А. Соколова, Ек. Ю. Лебедева. Следственные дела декабристов: еще раз о специфике источника

Статья посвящена анализу следственных дел декабристов. Предметом рассмотрения является один из центральных сюжетов следствия над декабристами — проект истребления императорской фамилии, а именно — сюжет так называемого «обреченного отряда» (la garde perdue), который стал одной из основополагающих тем следственного процесса и таким образом — одним из основных пунктов обвинения, и был признан исторической наукой важнейшим тактическим приемом тайных обществ. Выстраивая в хронологической последовательности все вопросы и ответы на эту тему, мы можем проследить, как изменялся и развивался сюжет «обреченного отряда» и предположить, какие обстоятельства (не похожие на официальную версию следствия) стояли за ним в «истории идей» тайных обществ.