Дмитрий Головин, г. Петровск-Забайкальский. … йных

Дмитрий Головин

г. Петровск-Забайкальский.

Очерк о раскопках на некрополе в 1957 г. по воспоминаниям Крайных

1957 год ознаменовался новыми победами в социалистическом строительстве, Запад продолжал помаленьку загнивать. СССР запустил первый спутник. А Петровск – Забайкальский жил своей размеренной и неторопливой жизнью. По чьей инициативе и по какой причине было принято решение о вскрытии могил на некрополе декабристов неизвестно, но летом 1957 году из Читы приехали студенты пединститута, инспектор областного отдела культуры Курбатова и представитель областного архива – девушка по имени Раиса. По всей видимости, чёткого плана проведения раскопок у них не было. Не удосужились они и предварительно выяснить местонахождение искомых могил, поэтому приняв за могилу генерала Лепарского захоронение попадьи Кирилловой с дочерью, находящееся на пригорке с левой стороны от склепа А. Муравьёвой, начали работы по её восстановлению (там до сих
пор видны следы этих работ).

В это время с работы шёл Чикичев И.И., который и указал на ошибку. Курбатова, узнав, что он является депутатом горсовета, попросила поучаствовать его в этой акции в качестве наблюдателя. В итоге под руководством зам. милиции  Мантешина с кладбища были удалены все любопытствующие, в том числе и возмущённые таким вторжением на погост, верующие старухи.

Старожилы Кондуров, Фёдоров и другие показали истинное местонахождение могилы Лепарского. Курбатова предложила раскопать могилу генерала. Никаких полномочий на проведение раскопок у неё естественно, не было. Для этого необходимо самому быть специалистом (археологом) и иметь так называемый Открытый лист – разрешение на проведение раскопок. Кроме этого при проведении таких работ необходимо составлять план, чертежи, производить фотофиксацию, документировать каждое своё действие, каждую находку и составить итоговый отчёт. То есть, учитывая вышеизложенные факты, становится ясно, что Курбатова пошла на осознанное нарушение закона (по всей видимости, ей это сошло с рук). В итоге незадачливые «археологи» взявшись за лопаты уже  через несколько минут наткнулись на кирпичный свод.

Далее предоставим слово самому Чикичеву И.И.: «Пробили стенку. А лезть все боятся во внутрь. Но я согласился. Со мной ещё какой-то мальчишка бедовый лезть тоже согласился. Оказался сынишкой Кондурова. Ну, взяли электрофонарики и залезли. Осветили. Этот склеп оказался выложен из кирпича в два ряда. Просмолен. Внутри все стенки и арочный потолок, и железные брусья проходят под потолком. Я сказал наверх, что мы видим. А потом для смеху крикнул: «Ой, лягушки, жабы ползуть!» Ну, Курбатова мигом отскочила от дыры. А потом поняла шутку и рассмеялась.

Гроб Лепарского был оббит зеленоватой шёлковой материей. А вокруг створки крышки чёрной мемуарой шёлковой лентой. Потихоньку сняли крышку и что же вы думаете. Лепарский лежить, как бы весь целый. Мундир цел и ордена блестят, усы и волосы – всё на месте. Спрашиваю и объясняю что видим. Курбатова говорит: «Снимите ордена и что есть золотое и вылазьте». Ну, когда я хотел снимать всё это, нечаянно крышка упала и сильно стукнула по гробу и Лепарского не стало. Рассыпался. Стало всё как будто зола пепельна. Только ордена, эполеты, обшлага блестят, потому что расшиты золотом. Ну, снял звезду (по всей видимости, с эполет, т.к. при раскопках в 1976 г. одна звезда отсутствовала – Д. Г.) , три ордена, пуговки были зелёные, очевидно медные и всё это подал наверх Курбатовой. А потом закрыли крышку гроба и вылезли». (Стилистика оригинала сохранена – Д. Г.).

В воспоминаниях Кондурова М.И. упоминается ещё и рукоятка от сабли, извлечённая из могилы коменданта. После этого «экспедиция» засыпала место вторжения землёй. Не стали сооружать никакого памятника или знака. О дальнейшей судьбе раритетов я рассказывал в очерке «В поисках могилы А. Ивашева и С.Р. Лепарского» - они утеряны. Фактически произошло разграбление могилы некомпетентными людьми.

К сожалению, такое происходит и сейчас. Старые могилы петровского некрополя  грабились в годы гражданской войны и в лихие 1990-е. После революции 1917 года кладбище осталось без присмотра. Бродячие козы и лошади ночевали в часовне. Кресты и чугунные плиты выламывались «разными пьяницами» и по 3 копейки за килограмм сдавались на Чуглит. Пытались выдернуть и крест на могиле И. И. Горбачевского, но, слава Богу, силёнок не хватило! Так уничтожалась наша история!

Но все, же далее. После этого «раскопки» продолжились. Старики указали местонахождение могилы Александра Ивашева, которая, по их мнению, находилась метрах в 10-ти от входа в часовню.  Над ней возвышался сложенный из кирпича памятник. Копать стали возле памятника и наткнулись на кирпичную кладку, оказалось, что  это подземный склеп. Ломиком пробили стенку. Но в этот момент закачался памятник и лезть туда побоялись – просто засыпали раскоп землёй.

Затем Курбатова попросила показать могилу декабриста Пестова . Из воспоминаний И.И. Чикичева: «Мы ей показываем. Где была – слева от стены часовни. Там почти ничего не осталось от памятника Пестову, немного сохранилось лишь основание памятника.
А вся могила почти сплошь засыпана землёй. Курбатова не соглашается и показывает нам какую-то акварель. А на ней с правой стороны часовни нарисован памятник такой в виде большого куба и утверждает, что это был памятник на могиле Пестова. Мы ей говорим и показываем, что видишь – на этом месте нет никаких признаков могилы и ничего заметного, что здесь был такой большой кирпичный памятник. Но Курбатова и Раиса настаивают на своём и решили такой памятник сложить Пестову на этом месте. Он и сейчас стоит там». (Стилистика оригинала сохранена – Д. Г.)

Его слова подтверждает другой участник этой акции М.И. Кондуров: «…нас, горкомхозовских рабочих заставили складывать с кирпича памятники. Причём один какому-то декабристу Пестову на голом месте…, там и могил никаких мы не помним чтоб было. Мы им говорили, да не послушались, ну, и мы сложили там большой квадратный памятник». (Стилистика оригинала сохранена – Д.Г.).

Новый памятник Пестову клали Кондуров и Фёдоров.

По воспоминаниям старожил, пол в склепе А. Муравьёвой  был  выложен широкоформатным (красным кирпичом, а посередине шла дорожка из гранитных плит. Когда-то в подземную часть склепа существовал лаз, в который проползали любопытные мальчишки. Сын М. И. Кондурова тоже побывал там и рассказывал отцу, что внутри «…под престолом стоит ящик из кирпича сложен с крышкой, а там гроб железный, запаянный кругом. А возле него маленький аршинный деревянный гробик детский. Проход очень узкий к этому ящику каменному. А с правой стороны от престола маленький кирпичный ящик. Только он весь закрытый сверху каменными плитами, и что есть там не видели. Старики говаривали, что тоже какой-то младенец там лежит дворян-декабристов». (Стилистика оригинала сохранена – Д. Г.)

Инспектор областного отдела культуры Курбатова пыталась отдать распоряжение о проникновении в могилу Александрины Муравьёвой, но уж тут все присутствующие петроване воспротивились.
Люди и через сто с лишним лет сохранили светлую память об этой женщине. В итоге от дальнейших раскопок отказались. Взялись за ремонт некрополя декабристов.
Вспоминает И. И. Чикичев: «Решили пол залить цементным раствором с железнением. Справа к стенке от входа в часовню решили сделать металлическое надгробие прямоугольное, сваренное из листового железа. На этом месте было какое-то углубление в полу. Кондуров говорил, что это был лаз в подземелье склепа. (…..) А с левой стороны от входа к стенке устроили ещё два надмогильных сооружения в виде небольших цементных плит. Курбатова дала мне тексты именных плит на А. Муравьёву и её племянника Муравьёва Никиту и ещё Фонвизина Дмитрия.
И мне было поручено договориться с заводом об отливке этих плит. А я ещё от себя добавил плиту с текстом А. С. Пушкина из его послания к декабристам в Сибирь «Во глубине сибирских руд».  Всё что сейчас находится в склепе часовни выполнялось по поручению Курбатовой и указанию горисполкома мной,  выделенными горкомхозом рабочими и частью рабочими метзавода. Литьё плит, устройство решетчатой двери в склепе – часовни. (…..) Крышу крыл в часовне Анатолий Ушаков. Он же и выправлял поваленный крест на могиле Горбачевского. Заливал могилу цементной плитой и ставил металлическую ограду вместо сгнившей деревянной оградки. Все участники этой реставрации и старожилы – долгожители города были свидетелями всего этого. Ругались. Говорили, что было не так, как мы делали». (Стилистика оригинала сохранена – Д. Г.).

На этом работы на некрополе декабристов летом 1957 года были закончены. Осмелюсь сделать некоторые неутешительные выводы по итогам этой акции. Во-первых, в результате непрофессионального и даже варварского вторжения в могилу коменданта петровского каземата С .Р. Лепарского были утрачены уникальные реликвии, нарушен микроклимат, в котором почти нетронутым сохранилось тело.

Во-вторых, нет полной уверенности в том, что надгробный памятник Пестову был установлен на месте истинного упокоения декабриста. В-третьих, не учитывалось мнение старожил о местонахождении искомых могил. В-четвёртых, при поисках могилы А. Ивашева было повреждено неизвестное захоронение (склеп), возможно сделанный в том же стиле, что и склеп Лепарского. Его обследование, возможно, могло бы дать ответы на некоторые вопросы. В–пятых, не составлялись акты осмотра захоронения, не  производилась фотофиксация. Стоило ли проникать в тот момент в склеп часовни А. Муравьёвой? Однозначно нет! Будьте уверены - найденные там раритеты раздели ли бы участь утерянных раритетов из могилы Лепарского. Но что свершилось, то свершилось. А задача нынешнего поколения - сохранить то, что ещё осталось от прошлого нашего родного Петровска!