Акварели декабриста П. И. Борисова

Акварели декабриста П. И. Борисова, М. : Искусство, 1986, — С. 23–60

Рисунки в альбоме А. И. Давыдовой

 

ПЕТРОВСКИЙ ЗАВОД. 1839

 

Альбом жены декабриста Василия Львовича Давыдова Александры Ивановы Давыдовой 1802–1895) хранится в Центральном государственном архиве литературы и искусства в Москве1. Он был передан в архив И. С. Зильберштейном. Это одна из его «парижских находок», сделанная во Франции, куда он ездил не раз в поисках памятников русской культуры. Альбом состоит главным образом из живописных работ декабристов, в их числе - три акварели П. И. Борисова, букеты долевых и лесных цветов Забайкалья. Рисунки художником не подписаны и не датирозаны. Альбом был получен И. С. Зильберштейном в Париже от правнука декабриста В. Л. Давыдова, Дениса Дмитриевича Давыдова, который просил поместить их семейную реликвию на вечное хранение в какой-либо советский музей или архив, рассказав предварительно о его владелице. И. С. Зильберштейн выполнил эту просьбу: передав альбом в ЦГАЛИ, он опубликовал о нем специальную статью, посвятив в ней А. И. Давыдовой самые проникновенные строки2.

А. И. Давыдова отличалась исключительной скромностью и самоотверженностью. В Сибирь она приехала в марте 1828 года. В. Л. Давыдов писал своим детям много лет спустя: «Без нее меня уже давно не было бы на свете. Ее безграничная любовь, ее беспримерная преданность, ее заботы обо мне, ее доброта, кротость, безропотность, с которой она несет свою полную лишений и трудов жизнь, дали мне силу все перетерпеть и не раз забывать ужас моего положения»3.

С братьями Борисовыми В. Л. Давыдов был тесно связан все годы отбывания ими каторжных работ: вместе они прибыли на Александровский винокуренный завод, а затем в Благодатский рудник, вместе находились в Читинском и Петровском острогах, одновременно были отправлены на поселение. Чертами своего характера А. И. Давыдова не могла не импонировать П. И. Борисову. По всей видимости, при прощании, в 1839 году, когда последняя партия декабристов покидала Петровский завод, он и подарил ей свои акварели.

 

1. Букет полевых цветов

2. Букет полевых цветов

3. Букет полевых цветов

Собрание А. И. Орлова

 

 

ПОДЛОПАТКИ. МАЛАЯ РАЗВОДНАЯ. 1830–1840-е ГОДЫ

 

Собрание сибирского врача А. И. Орлова состояло из десяти рисунков П. И. Борисова. Одна из этих забот известна только по «Книге доходов», девять входят в альбом, хранящийся в Историческом музее, куда он поступил в 1955 году в составе семейного архива Басниных4.

Альбом содержит рисунки, стихотворения и дарственные записи друзей его владельца, в их числе автографы и рисунки П. И. Борисова и других декабристов — Н.А.Бестужева, Е.П.Оболенского, А. П. и М. К. Юшневских, А. И. Якубовича. Размер альбома 21,0 х 32,5; оформлен он очень ярко: переплет из красного сафьяна с золотым тисненым орнаментом и золоченой застежкой, некоторые листы имеют золотой обрез, альбом украшают голубые муаровые форзацы; на титульном листе — заглавие: Album Александра Орлова.

Акварели П. И. Борисова сделаны на разной бумаге и расположены на листах, в альбом вклеенных. Обратим внимание на особенности некоторых рисунков этого собрания. Одна из бабочек изображена на листе 52 (ил. 9), обрезанном по углам (в форме восьмиугольника, 10,2 х 13 х 3) и наклеенном на основной лист альбома. На этом рисунке Н. Н. Гончаровой обнаружена дата: 1839, поставленная художником карандашом очень мелкими цифрами, в настоящее время едва заметная. Дата свидетельствует о том, что П.И.Борисов был в гостях у А. И. Орлова вместе с другими декабристами, проезжавшими через Верхнеудинск на поселение в конце июля 1839 года5. Данных пля датировки остальных рисунков не имеется, можно лишь отметить, что датированные работы других авторов, имеющиеся в альбоме, относятся к 1829–1849 годам. На остальных рисунках П. И. Борисова каких-либо авторских помет нет.

Мелким почерком неустановленного лица (возможно, рукою А. 3. Муравьева) карандашом подписан рисунок с тремя птичками на листе 6 (ил. 4): Петра Ивановича Борисова; на листах 21 и 33 (ил. 7 и 8), по всей видимости, — одним из последующих владельцев альбома, Н. В. Басниным, тоже карандашом написано (в старой орфографии): Декабрист П. И. Борисов; на всех других рисунках, по определению Н. Н. Гончаровой, были в свое время сделаны надписи М. Ю. Барановской, сотрудницей Отдела изобразительных материалов Исторического музея. Она писала карандашом под рисунками либо: Я. И. Борисов, либо: Декабрист П. И. Борисов.

Что связывало А. И. Орлова (1802–1851) с Борисовыми и другими декабристами? Он приехал в Сибирь по окончании Московской медико-хирургической академии, прослужил двенадцать лет в Кяхте врачом таможни, в 1838–1840 годах осуществлял медицинский надзор в Нерчинских заводах и Верхнеудинске, а с 1841 года служил в Иркутске. А. И. Орлов известен не только своими медицинскими познаниями, но и литературной деятельностью. Так, в Кяхте он стал одним их ини: циаторов выпуска первых в Забайкалье рукописных изданий — журнала «Кяхтинский литературный цветник» и газеты «Кяхтинская стрекоза», в Верхнеудинске - газеты «Метляк». А.И.Орлов сочинял стихи и эпиграммы, в Иркутске на любительской сцене была поставлена его пьеса.

Знакомство А. И. Орлова с декабристами началось еще в период их пребывания на каторге: его вызывали из Кяхты в случае особо серьезных заболеваний кого-либо из узников или членов их семей. Отношения А. И. Орлова с декабристами не ограничивались медициной. Известно, что в казематах Петровского завода хорошо знали все рукописные издания А. И. Орлова, некоторые декабристы сами принимали в них участие6.

Для нас важны взаимоотношения А.И.Орлова с братьями Борисовыми. Его истинное к ним участие проявилось в тот момент, когда А. И. Борисов был помещен в отделение для душевнобольных Верхнеудинской городской больницы. Как врач этой больницы, А. И. Орлов дал медицинское заключение, в котором опроверг официальную точку зрения о психическом заболевании А. И. Борисова, несовместимом якобы с его пребыванием на свободе 7. Именно он сделал первый заказ П.И.Борисову на рисунок в самое тяжелое для художника время: 21 апреля 1840 года П.И.Борисов внес в «Книгу доходов» свою первую запись, касающуюся заказов на рисунки: «За метляка от А. И. О. — сахару голову, 10 фун[тов] — 16.90; цветочного чаю, 2 фун[та] — 16; табаку Жукова — 2.50». Криптоним — А. И. О. — раскрыт В. Б. Бахаевым, который считает, что П. И. Борисовым были выполнены рисунки для титульных листов нескольких экземпляров газеты А. И. Орлова «Метляк»8. На наш взгляд, оплата, полученная П. И. Борисовым за эту работу (в денежном выражении — 35р. 40к.), скорее, свидетельствует о том, что художником был сделан один, но сложный по своему сюжету рисунок, который мог служить украшением одного из номеров этой газеты и, возможно, использоваться в качестве образца при ручном тиражировании «Метляка». Поскольку ни один из номеров этой газеты до настоящего времени не обнаружен, неизвестным остается и рисунок П. И. Борисова.

Нет сомнения в том, что все акварели, которые находятся в альбоме, были художником А. И. Орлову подарены 9. Альбом называют в своих работах М. Ю. Барановская и И. С. Зильберштейн в связи с изучением ими живописного творчества декабристов, но акварельные рисунки П. И. Борисова при этом не упоминаются. М. Ю. Барановская писала в 1952 году о том, что альбом А. И. Орлова перешел в свое время к иркутскому купцу В. Н. Баснину и хранился в семье его внуков в Москве10. И. С. Зильберштейн в 1977 году в книге, посвященной Н. Бестужеву, отметив также, что альбом A. И. Орлова «на протяжении долгих десятилетий принадлежал С. Н. Басниной», сообщил, что он находится в Историческом музее11.

Каким же образом альбом А. И. Орлова стал собственностью В. Н. Баснина? А. И. Орлов и B. Н. Баснин долгие годы были в самых дружеских отношениях, бывали друг у друга в гостях, обменивались стихотворными посланиями. Сохранился портрет А. И. Орлова, на обороте которого В. Н. Баснин написал: «Александр Иванович Орлов, медик, наш долговременный и любезный знакомый. Умер в Иркутске и погребен в девичьем Знаменском монастыре. Этот портрет передала мне супруга его, вдова Екатерина Петровна, по письму из С.-Петербурга к Акиму Ивановичу, родному брату Александра Ивановича. Получен мною от Акима Ивановича в Москве, в 1862г., марта 23. Среда»12. Можно предположить, что и альбом после смерти А. И. Орлова был передан В .Н. Баснину его женой, Е. П. Орловой.

К 150-летию восстания декабристов две акварели из альбома - листы 6 и 9 (ил. 4 и 5), были опубликованы в юбилейном буклете Исторического музея. Однако ни в тексте буклета, ни в подписях к этим акварелям сам альбом не назван13. Третья акварель этого альбома — лист 33 (ил. 8), была тогда же опубликована М. Ю. Барановской в журнале «Художник»14.

 

4. Красавчик, монашенка, долгохвостая малиновка (длиннохвостый снегирь, восточносибиркая черноголовая гаичка, длиннохвостая синица)

5. Букет полевых цветов

6. Букет полевых цветов

7. Экзотические птички

8. Букет полевых цветов с бабочками

9. Бабочка Павлиний глаз

10. Букет полевых цветов и трав

11. Бабочка Данаида Хризипп

12. Бурундук

Собрание В. Н. Баснина

 

 

МАЛАЯ РАЗВОДНАЯ. 1840-е ГОДЫ

 

Два альбома с акварельными рисунками птиц, принадлежавшие иркутскому купцу В. Н. Баснину, с 1955 года хранятся в Отделе изобразительных материалов Исторического музея15.

Альбомы эти парные, их размеры — 20,0x25,0, в каждом содержится по десять листов с рисунками. Оформление альбомов принадлежит, как об этом говорилось выше, А. И. Борисову. Они имеют твердые кожаные переплеты черного цвета, на которых крупными золотыми буквами вытиснены надписи: Птички16. Обрезы листов позолочены, внутри альбомы украшены белыми муаровыми форзацами. Подписей художника и каких-либо дат в альбомах нет. На обороте форзаца каждого из альбомов, наверху слева, сохранились надписи карандашом в старой орфографии: Рисовано Декабристом Борисовым. Кроме того, на первом пустом листе, в правом углу снизу альбома № 132, есть еще одна надпись, сделанная также карандашом в старой орфографии, но другим почерком: рис. декабристом Борисовым. Последняя надпись, по всей видимости, принадлежит владельцу альбома - Василию Николаевичу Баснину; первые две — его сыну, Николаю Васильевичу, коллекционеру, хранителю семейного архива.

Каждому рисунку предшествуют два тонких, полупрозрачных листа бумаги, на первом из которых, расчерченном на полосы карандашом, даны названия изображенных птиц на русском, латинском и французском языках, сделанные автором. В этих альбомах, в отличие от других аналогичных работ П. И. Борисова, нет оглавления, подписи же к рисункам более пространны, некоторые из них звучат как краткие аннотации.

Прямых свидетельств, говорящих о том, при каких обстоятельствах альбомы «Птички» стали собственностью В. Н. Баснина, нам обнаружить не удалось. Тем не менее мы считаем возможным связать их создание с заказами, выполненными П. И. Борисовым в 1842 году. По «Книге доходов» это записи от 2 февраля (№3), 11 марта (№4) и 25 октября 1842 года (№ 7). По данным этих записей, П. И. Борисов для неизвестного лица выполнил четыре альбома с рисунками птиц. Записи № 3 и 4 говорят о ливрезонах, содержавших по десять рисунков, в первом из них было четырнадцать сюжетов, во втором — тринадцать. Запись №7 сохранила сведения о двух других ливрезонах, в которых в общей сложности указано двадцать рисунков, имевших двадцать два изображения. Данные записи №4 полностью совпадают с содержанием и объемом альбома № 133 (десять рисунков, четырнадцать сюжетов); альбом № 132 по своему содержанию и объему (десять рисунков, двенадцать сюжетов) может быть одним из ливрезонов записи № 7. В таком случае весь этот заказ был выполнен для В. Н. Баснина; до нашего времени из четырех альбомов сохранилось лишь два. Это предположение косвенно подтверждается и тем фактом, что В. Н. Баснин поместил своих сыновей на обучение к А. П. Юшневскому летом 1842 года, следовательно, в Малой Разводной он бывал и раньше. Если наше предположение правильно, то альбомы В. Н. Баснина — это первая работа, выполненная по заказу в Малой Разводной. Зная интересы своего заказчика, его связи с местными краеведами, П. И. Борисов, возможно, рассчитывал на публикацию своих рисунков. Известно также, что по заказу В. Н. Баснина П. И. Борисовым был сделан рисунок корня женьшень. Сохранилось несколько известий, связанных с историей его создания. «Описание гравюр, акварельных и китайских рисунков, масляных картин и тому подобного в собрании почетного гражданина В. Н. Баснина, в Иркутске»17 под № 175 содержит запись следующего содержания: «Жен-сен (корень-человек)Известный целительный корень, снят с натуры в Пекине бывшим там медиком Порфирием Евдокимовичем Кириловым, а здесь со снимка срисовал Г. С. Уткин. Замечание: высота с белым полем бумаги 12 3\8, вершков, ширина — 9 3\8, вершка. Акварель, разноцветными красками. Наклеена»18. (Подчеркнуто в оригинале. — Авт.) Под № 1049 этого же каталога читаем: «2-й экземпляр разноцветной акварели корень «жен-сен», одинаковый с №175».19

Дальнейшая история возникновения рисунка женьшеня прослеживается по бумагам Борисовых. В письме В. Н. Баснина А. И. Борисову говорится: «С корня жен-сен я просил Петра Ивановича снять список. Повторяю мою убедительную в том просьбу и прошу не замедлить, ибо нужно послать в Нерчинск. Оригинал нужно наклеить, а список не наклеивать: он пошлется с почтой, навернутый на палку»20 (подчеркнуто В. Н. Басниным. — Авт.). И, наконец, в «Книге доходов» запись № 33 говорит о завершении всех работ по созданию рисунка женьшеня: «1846 г. Марта 19. От В. Н. Баснина за рисунок китайского растения — 22 р. 3,5 к.».

Все эти документы позволяют представить историю создания и дальнейшей судьбы данного рисунка П. И. Борисова следующим образом: первоначальный рисунок женьшеня был сделан в Китае с натуры П. Е. Кириловым («снимок») и остался у него, после того как в Иркутске был копирован в двух экземплярах для В. Н. Баснина местным художником Г.С.Уткиным («акварель газноцветными красками» и «второй экземпляр газноцветной акварели»). Одна из этих скопированных Г. С. Уткиным акварелей («оригинал») была отослана В. Н. Басниным в Малую Разводную, где А. И. Борисов наклеил ее на специальный лист бумаги, как он наклеивал многие гравюры, литографии и т. п. для собрания заказчика, а П. И. Борисов сделал с нее копию («снял список»). Этот «список», или, иначе говоря, акварель работы П. И. Борисова большого размера 12 1\8 х 9 3/8 вершка, что соответствует примерно 55,8 х 44,3 см), была послана В. Н. Басниным в Нерчинск «навернутой на палху». Нам представляйся, что рисунок женьшеня был заказан В. Н. Басниным для М. А. Зензинова21. Михаил Андреевич Зензинов (1805–1873), купец по сословной принадлежности, был в тот период самым деятельным и известным краеведом, проживавшим а Нерчинске. Он был членом нескольких научных существ, помещал статьи о Забайкалье в столичной печати. Не случайно к нему в Нерчинск на обратном пути из путешествия по Восточной Сибири в начале 1845 года заехал А. Ф. Миддендорф22. Своими интересами в области ботаники он связан с Н. С. Турчаниновым и состоял с ним в переписке23. М. А. Зензинов разводил в Сибири редкостные растения, образцы местной флоры он регулярно высылал в Петербургский ботанический сад. Остался ли рисунок женьшеня у М. А. Зензинова и погиб вместе с основной частью архива после его смерти или был отправлен в свое время в Петербург, остается неизвестным. М. А. Зензинов не только был хорошо знаком со многими декабристами, но и был в Сибири одним из первых собирателей декабристских реликвий. Сын же его, Михаил Михайлович Зензинов, стал издателем портретов и других материалов декабристов после 1905 года.

Василий Николаевич Баснин (1799–1876) был заметной фигурой в жизни Иркутска середины прошлого века. Купеческая семья Басниных в Иркутск переселилась из Холмогор в начале XVIII века, в 1812 году три брата — Николай, Дмитрий и Петр — перешли в кяхтинское купечество и занимались торговлей китайскими товарами. В 1828 году они основали в Иркутске свой торговый дом. В. Н. Баснин в 1843 году после смерти отца был перечислен из «кяхтинских купеческих сыновей» в иркутские купцы первой гильдии, стал почетным гражданином Иркутска, в 1850–1852 годах избирался городским головою. Он интересовался естественными науками, вел метеорологические наблюдения, собрал прекрасную библиотеку, коллекционировал гравюры. В 1851 году В. Н. Баснин был избран действительным членом Русского географического общества. Важно отметить и то, что он хранил списки запрещенных сочинений Лермонтова, Белинского, материалы декабристов24.

Со многими декабристами В. Н. Баснина связывали долголетние дружеские и деловые отношения. Он познакомился с декабристами еще в те годы, когда они отбывали каторжные работы в Петровском заводе: вместе с другими кяхтинс-кими купцами он привозил в Петровск чай, вина, ткани25. Постоянными стали его контакты с маленькой колонией декабристов, поселенных в Малой Разводной. У А. П. Юшневского одно время вместе с другими учениками обучались его сыновья, А. 3. Муравьев создавал каталог гравюр и других изобразительных материалов его собрания, А. И. Борисов окантовывал гравюры и литографии, а также переплетал книги и журналы26, П. И. Борисов преподавал детям В. Н. Баснина географию и математику и выполнял заказанные рисунки. В. Н. Баснин помог Борисовым построить в Малой Разводной дом, одолжив им для этого 500 рублей, снабжал их материалами для исполнения заказанных работ, предоставлял возможность пользоваться книгами своей библиотеки, выписывал для них научную литературу в Петербурге и Москве.

Дружеские отношения братьев Борисовых с B. Н. Басниным сохранились до конца их жизни. В ответ на сообщение С. Г. Волконского о смерти Борисовых и просьбу определить сумму оставшегося за ними долга В. Н. Баснин откликнулся двумя письмами — от 5 и 22 октября 1854 года. В письме от 5 октября В. Н. Баснин сообщал C. Г. Волконскому о том, что за Борисовыми осталась еще часть денег, полученных ими в 1843 году от него на постройку дома («не оплаченных работами»), а кроме того, - четыре тома «Словаря» естественных наук, изданных в Париже в 1844 году с рисунками. 22 октября В. Н. Баснин, уточнив сумму денежного долга, писал С. Г. Волконскому: «Я пообещал Вам от 5 октября 1854 г., что, если нет денег, могу принять уплатой инструменты и материалы - теперь нужным нахожу дополнить, что, если я ничего не получу, не пожалею и не побеспокою память Борисовых упреком: все, что я сделал для них, было следствием сострадания и маленького великодушия, к которым я бываю иногда способным. Вы, Сергей Григорьевич, сами представить можете счастие болезненного Андрея Ивановича, когда он увидел в руках своих отличное собрание из С.-Петербурга инструментов и материалов. Петр Иванович неоднократно говорил мне лично, что их всегда тревожит мысль: как бы не умереть, не расплатившись со мною. Я всегда успокаивал его - не тревожиться. Были посылаемы к ним время от времени счета (где упоминались и деньги на дом), но единственно для сведения; деньгами не требовалось, а трудами, как они обещали. Противоречия и оспаривания счетов я не встречал от Петра Ивановича»27. Все долги Борисовых были выплачены С. Г. Волконским из казенных денег. 21 января 1855 года он писал И. И. Пущину (на имя М. М. Мешалкиной): «С долгами двух братьев, в один день умерших, мне нет хлопот, долгов было незначительно и уплачены и остается из полученного заслуженного пособия за удовлетворением и похоронных расходов почти 150 рублей серебром, что будет достаточно, чтобы сделать над ними памятник и ограду»28. Альбомы, созданные П. И. Борисовым для B. Н. Баснина, поступили в фонды Исторического музея по завещанию сотрудницы музея Софьи Николаевны Басниной, внучки их первого владельца. Альбомы упоминаются в специальной литературе. В. В. Сорокин29 сообщил о том, что альбомы с рисунками декабриста П. И. Борисова из семейного собрания Басниных поступили в музейное хранение. М.Ю.Барановская писала о них в то время, когда альбомы еще принадлежали C. Н. Басниной. М. Ю. Барановская допустила при этом неточность, утверждая, что в альбомах содержатся «изображения цветов и птиц»30, в то время как в них находятся только рисунки птиц. Акварели из этих альбомов никогда не публиковались31.

13. Маленькая мухоловка (малая мухоловка)

14. Пустушечка лимонного цвета или трясогузка соломенного цвета (желтоголовая трясогуска и бабочка-веснянка)

15. Короткохвостый сорокопуд (сорокопут)

16. Побережная пастушечка или побережница (желтая трясогузка)

17. Рихардова пипи (степной конек)

18. Рихардова пипи (степной конек)

19. Обыкновенный снегирь

20. Обыкновенный снегирь

21. Пастушок, или белая каменица, или белохвостик (каменка)

22. Красавчик или сибирский клест (длиннохвостый снегирь)

23. Красавчик или сибирский клест (длиннохвостый снегирь)

24. Короткохвостый сорокопуд (сорокопут)

25. Лесной-королек, или пеночка (пеночка-весничка)

26. Зарный королек, или зарная каменица, или зарная трясогуска (сибирская горихвостка)

27. Пастушок, или белая каменица, или белохвостик (каменка)

28. Пастушок, или белая каменица, или белохвостик (каменка)

29. Черногорлая пастушечка (горная трясогузка)

30. Пастушок, или белая каменица, или белохвостик (каменка)

31. Монашенка или белая синичка (черноголовая гаичка)

32. Длиннохвостая малиновка, или долгохвостик (длиннохвостая синица)

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1ЦГАЛИ, альбом А. И. Давыдовой, ф. 1949, оп. 1, ед. хр. 1.

2См.: Зильберштейн И. С. Сибирский альбом декабристки. — «Огонек», 1967, №5, с. 17–20. На третьей странице этого журнала опубликованы в черно-белом воспроизведении две (ил. 2, 3) из трех акварелей П. И. Борисова. Об альбоме А. И. Давыдовой см. также: Зильберштейн И. С. Художник-декабрист Николай Бестужев, с. 223–226.

3Цит. по: Зильберштейн И. С. Сибирский альбом декабристки, с. 17.

4ГИМ, Альбом доктора А.И.Орлова, №129, 85 823/И VII 1817.

5См.: Власова 3. И. Декабристы в неизданных мемуарах А. И. Штукенберга. — В кн.: Литературное наследие декабристов. Л., 1975, с. 363. Следует только отметить, что автор этих мемуаров А. И. Штукенберг ошибается, сообщая, что знакомство А. И. Орлова с декабристами произошло лишь в это время.

6О нем см.: Азадовский М. К. Очерки литературы и культуры в Сибири, вып. 1. Иркутск, 1947, с. 108–110; Петряев Е.Д. Исследователи и литераторы старого Забайкалья. Чита, 1954, с. 162–165; Его же. Впереди огни. Иркутск, 1968, с. 230–231; Бакаев В. Б. Общественно-просветительская и краеведческая деятельность декабристов в Бурятии. Новосибирск, 1980, с. 54–56, 91–95.

7См.: Бахаев В. Б. Братья Борисовы на поселении в Бурятии. — В кн.: Исследования и материалы по истории Бурятии. Улан-Удэ, 1973, с. 167.

8Там же, с. 165; Его же. К вопросу о культурных связях декабристов в Бурятии. — В кн.: Сибирь и декабристы, вып. 1. Иркутск, 1978, с. 84; Его же. Общественно-просветительская и краеведческая деятельность декабристов в Бурятии, с. 94.

9В «Книгу доходов» ни одна из этих акварелей не внесена.

10См.: Барановская М. Ю. Художники-декабристы. — В кн.: Декабристы в Сибири, с. 184, 192.

11См.: Зильберштейн И. С. Художник-декабрист Николай Бестужев. М., 1977, с. 478.

12ОПИ ГИМ, ф. 469, ед. хр. 51, л. 1.

13Декабристы. По материалам Гос. Исторического музея. Сост. М. Ю. Барановская, Т. С. Власенко. М., 1975, с. 29–30 (рис. 52–53).

14«Художник», 1975, № 12, с. 57.

15ГИМ. Птицы Восточной Сибири. Альбом № 132, 96086/И VII 1877 и альбом № 133, 95086/И VII 1878.

16Это название служит еще одним свидетельством того, что альбомы собрания В. Н. Баснина сохранились до нашего времени в своем первоначальном виде. Именно «птичками» неизменно называет П. И. Борисов в своем орнитологическом труде всех тех маленьких птиц, которые здесь им изображены.

17ОПИ ГИМ, ф. 469, ед. хр. 12. До №207 этот каталог успел составить А. 3. Муравьев, вся дальнейшая опись коллекции сделана кратко самим В. Н. Басниным. См.: Калантырская И. С. Неизвестная работа декабриста А. 3. Муравьева в 1845–1846 годах.

18ОПИ ГИМ, ф. 469, ед. хр. 12, л. 26.

19Там же, л. 41 об.

20Там же, ф. 282, ед. хр. 282, л. 166–166 об.

21См. о нем: Петряев Е. Д. Исследователи и литераторы старого Забайкалья, с. 152–156.

22См.: Юргенсон П. Б. Неведомыми тропами Сибири. М., 1964, с. 27.

23См.: Шостенко Н.А. Краткий анализ архива Н.С.Турчанинова. — Бюллетень МОИП, 1939, т. 48, с. 147.

24См. о нем.: Русский биографический словарь, т. 2. Спб., 1900, с. 561; Азадовский М. К. Очерки литературы и культуры в Сибири, вып. 1, с. 16–17, 20, 22, 51, 132, 145–146; ОПИ ГИМ, ф. 469 (Басниных), ед. хр.7, 8, 11, 12, 44, 48, 49. Значительная часть библиотеки В. Н. Баснина вошла после революции в фонды Научной библиотеки Иркутского университета; собрание гравюр, пополненное его сыном, Н. В. Басниным, было передано их наследниками в 1918 году в Румянцевский музей, ныне хранится в Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.

25См.: Попов И. И. Минувшее и пережитое, ч. 2. (Сибирь и эмиграция. Воспоминания за 50 лет.). Л., 1924, с. 37.

26См.: Калантырская И. С. Неизвестная работа декабриста А. З. Муравьева в 1845–1846 годах, с. 126–128.

27ИРЛИ, ф. 187, ед. хр. 72, л. 1-2, 5 об.-б.

28Письма С. Г. Волконского. Публ. П. М. Волконского. — «Записки Отдела рукописей Гос. Библиотеки СССР им. В. И. Ленина», 1961, вып. 24, с. 386.

29Сорокин В. В. Природоведческие альбомы декабриста П. И. Борисова, с. 48.

30Барановская М. Ю. Художники-декабристы. - «Искусство», 1950, № 5-6, с. 67; Ее оке. Художники-декабристы. — В кн.: Декабристы в Сибири, с. 187.

31В альбоме №133 надпись П. И. Борисова на охранном листе не соответствует рисунку (лист 9). Скорее всего, охранный лист предназначался для рисунка из несохранившихся альбомов его собрания.