К. Ф. Рылеев. Записка о недопущении … ой компанией

К. Ф. Рылеев//Литературное наследство. Т. 59. Декабристы-литераторы. М.: Издательство Академии Наук СССР, 1954.

Вашему высокопревосходительству угодно узнать мнение директоров Р. компании об том: какие произойдут последствия, если какому-либо иноземному народу предоставлено будет право ловли в водах, омывающих берега наших колоний, хотя бы то было только на урочное время.

Исполняя волю Вашего высокопревосходительства, директоры честь имеют представить нижеследующее:

Цель Компании, кроме исполнения видов правительства, на основании дарованных ей привилегий, суть: приобретение возможных выгод для участников в. оной, расширение общеполезной торговли, распространение успехов мореплавания и прочее.

Средства, к достижению сей цели, кроме некоторых менее важных, суть:

1) На основании 2-й статьи высочайше дарованных привилегий исключительно ей предоставленное право пользоваться всеми промыслами, звериными и рыболовными, и

2) торговля внешняя и внутренняя, то есть: в колониях — с приходящими туда иностранцами, в России же — с китайцами и соотечественниками. Ловлю морских и земных зверей Компания всегда имела главным предметом. Каждый согласится, что сия промышленность, по выражению самого государя-императора в рескрипте на имя директоров, столь тесно соединяющая выгоды частные с выгодами госудаства, была существеннейшею и главнейшею причиною благосостояния Компании.

Торговля доставляла также весьма важные выгоды. Не говоря о торговле с соотечественниками и в Кяхте — с китайцами, торговля с иностранцами в самих колониях принесла ощутительные пользы: почти она единственно в продолжение нескольких лет во время управления колониями Баранова снабжала оные всеми потребностями жизненными и другими.

Директоры, убежденные в сих истинах, подтвержденных опытами многих лет, честь имеют Вашему высокопревосходительству решительно представить, что предоставление какому-либо иноземному народу права ловли в водах, омывающих берега наших колоний, хотя даже на урочное время, нарушив высочайше дарованные привилегии, потрясет Компанию в самом ее основании и будет причиною самых гибельных последствий для ее благосостояния. Ненасытцмая, алчность к прибыткам, предприимчивость и враждебная зависть к русским суть отличительные свойства иностранцев, посещающих наши колонии. Они всегда имели главною целью подрыв Компаний, Что ясно доказывает торговля их с дикими огнестрельным оружием и другие неприязненные действия. Так доносили об них все управлявшие колониями, от Баранова до Муравьева. Уже одною торговлею с дикими сии иностранцы наносили и наносят Компании неисчислимый вред. Что же будет, когда они вступят с нами в соперничество по промыслам? Хотя нет никакого сомнения, что посещение иностранцами Ново-Архангельска приносит колониям важные пользы, но это только в таком случае, когда суда их приходят туда единственно для торговли с Компанией и когда число их не слишком незначительно. Теперь же, получив почти одни права с нами, под защитою оных, они, особенно предприимчивые граждане Соединенных Штатов, влекомые надеждою верных выгод, в самое короткое время покроют судами все места, доставляющие богатый промысел или посредством ловли или посредством торговли. Ныне Компания, одна имеющая исключительное право пользоваться пушным промыслом, соблюдая собственные выгоды, производит оный с надлежащею умеренности»), чтобы дорогие породы зверей были сбережены надолго и чтобы существенный источник благосостояния Компании не иссякнул преждевременно. Будут ли руководствоваться сими хозяйственными правилами), сею благоразумною бережливостию иностранцы, получившие право ловли на урочное время? — По всей вероятности, нет. Желание обогатиться привлечет их во множестве, а неумеренное истребление зверей будет неминуемым последствием того и произведет упадок нашей промышленности.

С упадком промышленности упадет и торговля. Сия последняя, по крайней мере в колониях, даже и тогда, когда иностранцы будут производить промысел с надлежащею умеренностию, может совершенно прекратиться: иностранцы, приходившие к. нам за пушным товаром, сами уже богатые оным, перестанут искать его в Ново-Архангельске, как то бывало прежде, а вместе с тем перестанут доставлять... [Нижняя половина листа оторвана]. Компания, если не совсем лишится средств для исполнения видов правительства, то, по крайней мере, оные значительно уменьшатся. Охранение земель и островов Северо-Западной Америки, добытых кровию, полувековыми трудами и столь важными пожертвованиями, просвещение св верою народов, оные населяющих, водворение между ими гражданственности и образования, содержание крепостей, распространение мореплавания, полезные открытия — словом все, что доныне было обязанностию Компании и на что она каждогодно употребляла важные издержки, при всем желании, при всем усердии ее к общественному благу, при утрате средств и способов, доставляемых ей правом исключительной ловли, — должно будет обратиться на попечение правительства.

 

ЦГИА, ф. № 279, oп. 1, ед. хр. 263, лл. 1–2 об. Черновой автограф служебной записки без титула и без подписи.
Российско-Американская компания — русская коммерческая организация. В начале XIX века Компания владела поселениями на западном побережье Северо-Американского материка и вела с этими поселениями торговлю. Российско-Американская компания организована в 1799 г.; Рылеев служил в Компании с весны 1824 г., принятый на эту должность по рекомендации Н. С. Мордвинова.
Адресат этой записки нам неизвестен. По сообщению Е. П. Оболенского, Рылеева «сильно тревожила вынужденная, в силу трактата с Северо-Американским союзом, передача <...>, основанной нами колонии Росс, в Калифорнии <...> По случаю этой важной для Американской компании меры, Рылеев, как правитель дел, вступил в сношения с важными государственными сановниками, и в последствии времени всегда пользовался их расположением. Наиболее же благосклонности оказывал ему М. М. Сперанский и Н. С. Мордвинов («Воспоминания Е. П. Оболенского»— «Общественные движения», стр. 237). Записка касается конвенции от 5 апреля 1824 г., в силу которой гражданам Соединенных Штатов Северной Америки разрешалось производить торговлю и рыбную ловлю в тех местах, которыми владела Компания. Именно об этом Рылеев писал в записке, составленной им для министра финансов Е. Ф. Канкрина: «Как только иностранцы получат законное право вступить в состязание с Компанией, в самых промыслах ее, составляющих единственный источник ее богатства, то не только посещавшие прежде берега и воды наши, но и те, кои никогда не думали о подобном предприятии, устремятся туда». И далее: «Компания имеет полную причину опасаться, что не только в 10 лет, но гораздо в кратчайшее время иностранцы, при неисчисленных своих средствах и преимуществах, доведут ее до совершенного уничтожения» (С. Б. О к у н ь. Российско-Американская компания. Л., 1939, стр. 87, 88).<...>
Содержание печатаемого нами документа сходно с запиской, составленной для Канкрина. Датируется она второй половиной 1824 г. или первой половиной 1825 г.
Рылеев был деятельным сотрудником Российско-Американской компании. Служба эта брала у него много сил. Она высоко ценилась директорами Компании. Осенью 1824г. литератор О. М. Сомов писал Рылеевув Острогожск: «Оба наши директоры <...> беспрестанно о тебе спрашивают и ждут нетерпеливо твоего возврата» (К. Ф. Рылеев. Сочинения и переписка. Под ред. П. А. Ефремова. СПб., 1874, стр. 309).<...>
С Рылеевым в Компании служили Г. С. Батенькови О. М. Сомов; в доме Компании вместе с Рылеевым жил А. А. Бестужев. Частые собрания декабристов сильно беспокоили правительство, и дом этот находился под наблюдением петербургской полиции. По сообщению А. Е. Измайлова, Николай I спросил арестованного Сомова: «Где вы служите» — и когда тот ему ответил: «В Российско-Американской компании», царь с неудовольствием заметил ему: «То-то хороша собралась у вас там компания» («Памяти декабристов», т. I. Л., 1926, стр. 242). И действительно: «Дом под № 72 по Мойке, вблизи Синего моста, занимаемый правлением Российско-Американской компании, стал с начала 1824 года своеобразным клубом заговорщиков. В этом большом доме с двуглавым орлом на фасаде, купленном Компанией у наследников А. Воронцова, помещался штаб декабрьского восстания. Здесь жили некоторые руководители Северного общества, здесь происходили многолюдные собрания декабристов, здесь открыто звучал призыв к цареубийству и принимались решения о подготовке переворота. И не случайно посещение дома Российско-Американской компании приравнивалось к участию в заговоре» (С. Б. Окунь. Указ. соч., стр. 107).
 В бумагах Рылеева (на обороте чернового автографа думы «Вадим» — ИРЛИ, ф. № 269, on. 1, № 13, л. 5 об.) сохранился следующий публикуемый нами впервые текст: «Канцелярия Росс-А комп сим свидетельствует, что к напечатанию отрывков из пут Хромченков в „Северн архиве" согласие Главного правления воспоследовало». Датируется 1824—1825 гг.